Черная маска в домашних условиях от черных: Маска от черных точек – как сделать в домашних условиях

Содержание

как правильно использовать, как действуют и помогают

01.06.2021

Акне зачастую становится преградой на пути к совершенной коже. Черные точки смотрятся не эстетично, к тому же в запущенных случаях забитые поры могут стать причиной развития воспалительных процессов. Для борьбы с подобными дефектами важен правильный регулярный уход.

Особенности масок от акне

Черными точками называются комедоны открытого типа. К их образованию приводит закупоривание пор ороговевшими клетками эпидермиса, остатками декоративной косметики и пыли – при окислении с кислородом они приобретают темный цвет.

Маски от угрей используют сразу для нескольких целей. Подобные средства ориентированы на растворение и вытягивание пробок из пор, а также на снижение жирности эпидермиса. Более того, в продаже имеется ухаживающая косметика с определенной спецификой. Так, в зависимости от потребностей вашей кожи можно выбрать отшелушивающий продукт, необходимый для регулярного обновления эпидермиса, или очищающий – он устраняет загрязнения и стимулирует регенерацию клеток.

Кроме того, для заказа доступны тонизирующие, увлажняющие и омолаживающие средства.

Проведите тест на чувствительность, нанеся немного средства на запястье. Если впоследствии вы не заметите шелушения, сыпи или покраснений, значит, продукт вам подходит.

Механизм действия маски от черных точек напрямую зависит от ее состава.

Популярные активные компоненты:

  • Уголь и глина. Обладают абсорбирующим эффектом. Они вытягивают из пор грязь и пыль, уменьшая комедоны.
  • Салициловая кислота. Деликатно растворяет содержимое пор и оказывает антибактериальное действие.
  • Растительные экстракты. Некоторые из них успокаивают кожу, а другие – матируют, улучшают тон лица, а также выводят токсины и шлаки.
  • Масла. Они ускоряют обновление клеток эпидермиса, нормализуют салоотделение.
  • Цинк. Отличается противовоспалительным и матирующим эффектом.
  • Гиалуроновая кислота. Насыщает кожу влагой, восстанавливая ее упругость и запуская естественные процессы омоложения.

Правила использования масок от несовершенств

Хотя нанесение маски и кажется несложной процедурой, на самом деле для получения желаемого результата важно учесть ряд нюансов.

  • Проведите тест на чувствительность, нанеся немного средства на запястье. Если впоследствии вы не заметите шелушения, сыпи или покраснений, значит, продукт вам подходит.
  • Подготовьте свою кожу к процедуре. Удалите с лица декоративную косметику, после чего умойтесь при помощи пенки или геля. Для более тщательного очищения можно использовать паровую ванну, горячие компрессы или пилинг. Однако пилинг желательно проводить за несколько часов до применения маски.
  • Чтобы лучше открыть поры, сделайте легкий массаж лица. Осторожно потрите кожу, следуя по массажным линиям, после чего аккуратно похлопайте по лицу подушечками пальцев.
  • Перед нанесением маски от черных точек уберите волосы с лица при помощи повязки или заколки. Подготовьте необходимые для процедуры инструменты: густое средство удобно наносить деревянной лопаткой, кремообразное – спонжем, а жидкое – синтетической кисточкой.
  • Нанесите выбранное средство, двигаясь снизу вверх по массажным линиям.
  • Спустя указанное время смойте маску теплой водой или снимите ее другим способом – ориентируйтесь по инструкции.
  • В конце нанесите на кожу увлажняющий или питательный крем, чтобы продлить эффект от процедуры.

Обзор качественных масок от черных точек

Подготовьте свою кожу к процедуре. Удалите с лица декоративную косметику, после чего умойтесь при помощи пенки или геля. Для более тщательного очищения можно использовать паровую ванну, горячие компрессы или пилинг.

Интернет-магазин fitocosmetic. ru предлагает вашему вниманию недорогие первоклассные средства, которые помогут вернуть коже здоровый и привлекательный вид в домашних условиях. Уникальная рецептура и многофакторный контроль качества – лучшие гарантии непревзойденного результата!

Черная маска-пленка «Уголь Proff»

Обладая эффектом вакуумной чистки, это средство сужает и очищает поры уже после первого использования. Маска-пленка активно борется с черными точками, а также избавляет от токсинов, улучшает рельеф кожи.

Благодаря маслам и растительным экстрактам, продукт надежно защищает кожу от вредных факторов. Кроме того, он насыщает эпидермис полезными микроэлементами и устраняет гиперпигментацию.

Антиоксидантная тканевая маска

Этот beauty-помощник из серии «Acne Control Professional» способен заменить собой гальваническую чистку лица в кабинете у косметолога. Средство глубоко очищает эпидермис, сужая поры и устраняя комедоны.

Помимо ингредиентов, направленных на лечение проблемной кожи, продукция также содержит омолаживающий коллаген, увлажняющую сыворотку и экстракты, повышающие иммунитет эпидермиса.

Антибактериальная глиняная маска

Ухаживающая косметика отличается мгновенным действием, аналогичным процедуре вакуумной чистки. Представленное средство позволит вам забыть об акне и высыпаниях за счет нормализации работы сальных желез и антибактериального эффекта. К тому же маска смягчает, питает и увлажняет эпидермис на 24 часа. Ее рецептура включает в себя шесть кислот, голубую глину, ретинол, экстракты и масла – все, что нужно для здоровой и красивой кожи!


Популярно в блоге

Черная маска для лица от прыщей рецепт

Взбейте 1 белок до жидкой массы покройте им лицо смойте через 10 минут маска из соды эту маску можно применять только при отсутствии открытых ранок на лице. Если кожа принадлежит к сухому подтипу, недавно подвергалась салонной очистке, чрезмерно восприимчива, склонна к аллергиям, то применять средства с задействованием ацетилсалициловой кислоты противопоказано. Применяя черную маску, можно избавиться от черных точек, прыщей и сального блеска, снять воспаление и отечность, ускорить процесс регенерации кожи. До того, как приступить к использованию аспириносодержащего средства, необходимо обязательно провести тестирование.

Смотрите видео

Он прекрасно очищает, увлажняет, обогащает питательными веществами, замедляет процессы старения, и незаменим для омоложения сухой кожи. Ежедневный рацион должен содержать поменьше сладостей, жирных и жареных блюд и больше овощей и фруктов. Готовится отвар так: залить 3 столовые ложки выбранной вами травы или смеси трав 1 литром кипящей воды, вновь довести до кипения.

Применять черные маски для очищения от угревой сыпи и прыщей следует дважды в неделю с перерывом в 3 дня.


Лучшие рецепты черной маски от черных точек в домашних

Маска для лица от прыщей и черных точек с содой маски для лица с содой — самое эффективное очищающее средство. А некоторые девушки не доверяют покупной ухаживающей продукции и предпочитают использовать домашние составы собственного изготовления. Очищает поры, помогает сократить число воспалений, в том числе благодаря активному действию угля и салициловой кислоты. Измельченный препарат соединяется с 1 чайной ложкой морской соли мелкого помола, кипяченой водой и соком алоэ (по 1 ст. Маска для лица с аспирином — от прыщей, от угрей, против морщин, покраснений с успехом применяется по сей день. Маска из овсянки для лица от прыщей и черных точек овсянка — отличное средство для питания и чистки кожи.

Такая маска поможет при наличии веснушек, пигментных пятен, временно осветлит угри, обесцветит следы от прыщей. Кроме очищающего и противовоспалительного действия, она увлажнит кожу и подпитает её полезными микроэлементами. Сока из лимона размешайте и нанесите на лицо после 15 минут смойте водой и нанесите крем маска для лица из соды от прыщей 2 столовые ложки соды смешайте с 2 ст. Меда (растопленного) после 20 минут смойте слегка теплой водой алоэ можно использовать и в чистом виде.



Маски для лица от прыщей и чрных точек

Ацетилсалициловая кислота растворяет жировые образования, ослабляет связи омертвевших клеток с новыми, что способствует отшелушиванию, освобождает просветы пор. Современная медицина и косметология предлагают как медикаментозное лечение, так и различные косметические процедуры. После отдыха с маской на лице, кожа снова готова к встрече с внешними раздражителями, такими как холод или тепло. Все виды прыщей появляются по нескольким причинам: изменение гормонального фона во время полового созревания. Самые лучшие маски-пленки от черных точек в домашних условиях: как сделать, правила нанесения 0 250 маски –самое популярное средство по уходу за кожей.

Пол-ложки лимонной выжимки смешивают с порошковым аспирином (2 табл.) и большой ложкой любого растительного масла. Аспирин для лица — применение в косметологии избавление от прыщевых высыпаний черные точки очищение пор маски для лица с аспирином в домашних условиях — особенности применения  маска для лица с аспирином. Сока алоэ и таким же количеством сока лимона, все размешать, нанести равномерным слоем на дерму, через четверть часа умыться проточной водой.

Маски для лица от черных точек

Основные причины появления камедон

Черные точки появляются из-за повышенного выделения кожного сала и неправильно подобранной косметики. Жир и отмершие клетки закупоривают сальные железы на лице. Затем смесь окисляется и темнеет. Чаще всего от камедон страдают подростки и люди с комбинированным и жирным типами эпидермиса, а также те, у кого неправильно подобранная косметика. Единственный способ предотвратить проблему – купить правильный уход и регулярно очищать кожу с помощью маски для лица от черных точек.

Поскольку избавиться от камедон раз и навсегда невозможно, косметологи советуют регулярно делать профессиональную чистку лица в салоне, которая дополнит действие маски. Не забывайте о ежедневном уходе. Чтобы приобрести подходящую косметику, изучите особенности кожи, внимательно читайте состав продукта.

Как выбрать хорошую маску от черных точек

Современный косметический рынок в Украине наполнен средствами от камедон. При выборе ориентируйтесь на тип и состояние кожи. Если у вас сухой и чувствительный эпидермис — откажитесь от спирта. Вместо него выбирайте витаминный состав и натуральные масла. Для жирной кожи подходят экстракт алоэ вера, эфирное масло ромашки, глина и цинк.

Цена и производитель также играют роль. Отдавайте предпочтение проверенным маркам. Перед покупкой узнайте отзывы о продукте. Лучше всего проблему решают глиняные, грязевые и черные маски. Состав средств представлен на сайте в описании продукта.

Чтобы достичь максимального эффекта, следуйте рекомендациям производителя. Перед первым применением протестируйте средство на внутренней стороне запястья. Наносите маску для лица от черных точек на очищенную кожу на 10-30 минут, в зависимости от инструкции. После удаления камедон обязательно используйте увлажняющий или успокаивающий крем и в течение часа не выходите на улицу. В качестве профилактики делайте процедуру раз в неделю. Если точек на лице много – каждые 3-4 дня.

Удобный способ заказать косметику

Интернет-магазин MAKEUP предлагает не просто широкий ассортимент средств, а и бесплатную доставку по всей стране. Маска от черных точек придет в течение 24 часов, если вы живете в Киеве. 72 часа понадобится курьеру, чтобы доставить посылку в другой город. Также вы можете купить косметическую линейку для ухода за лицом, чтобы подарить коже регулярную заботу и предотвратить появление камедон.

Чернокожие опасаются, что самодельные маски от коронавируса могут усугубить расовое профилирование. Тем не менее, его владелец, Андре Кэррингтон, всегда берет с собой щенка в качестве дополнительного уровня защиты, когда они выходят из дома в Филадельфии на ежедневные прогулки.

«Я думаю, что на самом деле имеет значение, что, когда я иду на публике, тот факт, что у меня есть милая собака, заставляет людей чувствовать себя более комфортно», — сказал NBC News Кэррингтон, доцент кафедры афроамериканской литературы в Университете Дрекселя.«Я не думаю, что мне было бы так легко избежать пристального внимания на публике, особенно в маске, если бы со мной не было Баннекера».

Грег Ивински, комедийный писатель из Нью-Йорка, который, как и Кэррингтон, черный, говорит, что он также принимает дополнительные меры предосторожности, чтобы не привлекать к себе нежелательного внимания, выходя на улицу во время вспышки коронавируса. Хотя у Ивинкси нет собаки, он считает, что привязывание его годовалого сына, принадлежащего к другой расе, в коляске перед выходом на улицу является столь же эффективным «смягчающим фактором».»

«Он посылает сигнал: «Смотрите, у меня милый ребенок. Я не могу быть таким страшным», — сказал Ивински. «И поэтому я иду с ним всякий раз, когда иду за продуктами, отчасти потому, что он сходит с ума, не имея возможности пойти на детскую площадку, а отчасти в качестве буфера».

Единственный раз, когда Ивински не берет сына на пробежку, это когда он собирается на пробежку, но в таких случаях он надеется, что его беговая экипировка сообщает о его намерениях.

Многие цветные люди, особенно чернокожие, задолго до вспышки коронавируса привыкли корректировать то, как они представляют себя на публике, чтобы не представлять угрозу для правоохранительных органов или своих белых сверстников.

Связанный

Тем не менее, недавнее руководство Центров по контролю и профилактике заболеваний о том, что все американцы должны носить «тканевые лицевые покрытия» на улице, чтобы сдержать распространение COVID-19, сопровождалось дополнительными соображениями и опасениями, что импровизированные маски, особенно банданы, могут усилить уже широко распространено расовое профилирование в цветных сообществах.

От прогулок со своими домашними животными и детьми до ношения только медицинских масок и полного отказа от масок, чернокожие американцы, которые непропорционально сильно пострадали от глобальной пандемии, и другие принимают меры предосторожности, чтобы следовать рекомендациям CDC не подвергать их при дальнейшем риске.

«Центр контроля заболеваний подходит к вам и говорит: «Наденьте бандану на лицо, уходите, и это сделает вас более безопасным», как чернокожий мужчина в Нью-Йорке, это все равно, что они говорят: наденьте толстовку с капюшоном и идите за белая бабушка. Жизнь для нас устроена иначе», — сказал Ивински. «У меня уже есть люди, которые переходят улицу, чтобы избежать меня, когда я ношу очки Warby Parker и говорю вот так. Мне очень комфортно в белом, и я даже думаю: «О, я что, одета во все красное? Я ношу все синее?»

Полное освещение вспышки коронавируса

По словам Марка Энтони Нила, заведующего кафедрой африканских и афроамериканских исследований Университета Дьюка, банданы исторически ассоциировались с насилием в отношении цветных людей и в одежде определенных цветов». в неправильном контексте» привело к гибели людей.

Красные банданы и, в частности, синие банданы были связаны с принадлежностью к банде и использовались лос-анджелесскими бандами Bloods и Crips в качестве средства идентификации.

«Если вы цветной человек, вы не можете просто носить маску», — сказал Нил NBC News. «Вы должны осознавать, что носите маску таким образом, чтобы она обезоруживала и даже успокаивала некоторых людей, с которыми вы делите социальное пространство, и я уверен, что это проблемы, которых нет у большинства наших белых сверстников. думать о.

Еще до того, как Центр по контролю и профилактике заболеваний (CDC) выпустил руководство по ношению средств защиты лица, Мэтт Роджерс, руководитель аппарата сенатора Дэйва Мардсена, штат Вирджиния, взвешивал затраты и выгоды от этого.

Связанный

Хотя его мать является вирусологом, что дало ему представление о том, как ношение маски может защитить от бессимптомной передачи коронавируса, Роджерс, чернокожий, сказал, что его «худшим страхом» было то, что ношение маски может привести к люди вызывают на него полицию или добиваются его убийства, особенно после инцидента в октябре 2018 года, когда его вывели из его многоквартирного дома после того, как белый сосед пригрозил вызвать на него полицию. Он повторно использовал маски N95, надеясь, что их очевидная техничность покажет людям, что он «не представляет угрозы».

Проанализировав 20 миллионов дорожных остановок для своей книги «Подозрительные граждане», Фрэнк Р. Баумгартнер, Дерек А. Эпп и Келси Шоуб обнаружили, что у чернокожих почти в два раза больше шансов быть остановленными, чем у белых, а другое исследование, опубликованное в прошлом году, показало что полицейские стрельбы являются основной причиной смерти чернокожих мужчин — выводы, которые посеяли недоверие к правоохранительным органам среди чернокожих и других цветных сообществ.

Видео на YouTube в прошлом месяце, показывающее, как белый полицейский следует за двумя чернокожими мужчинами в хирургических масках в магазине Walmart в Иллинойсе и сообщает им, что городское постановление запрещает людям носить маски в общественных местах, по состоянию на утро среды набрало почти 200 000 просмотров и вызвало обеспокоенность. что цветные люди могут стать мишенью для соблюдения рекомендаций CDC.

Загрузите приложение NBC News для полной информации о вспышке коронавируса. и не бояться черных людей в масках.

«Как и любая другая мать, я хочу, чтобы мой сын был в безопасности в маске», — написал Кипп. «Я умоляю вас перевести дух и проверить себя, прежде чем вы позволите своим бессознательным предубеждениям повлиять на ваше поведение».

Что касается тех, кто может критиковать решение других не носить маску, Ивински сказал, что им следует выделить время, чтобы подчеркнуть и обучить себя.

«Это должен быть момент крайнего сочувствия», — сказал Ивински. «У нас есть время, и у нас есть пространство, и у нас есть способность понять, как другие люди страдали не от болезни, а от болезни общества, и что в этот момент мы могли бы остановиться и научиться.

Черная кожа, белые маски: расизм, уязвимость и опровержение черной патологии

ВЫПИСКА

Черная кожа, белые маски:

Расизм, уязвимость и опровержение черной патологии

Руха Бенджамин

[Нина Симон поет: «Птицы летят высоко, вы знаете, что я чувствую, Солнце в небе, вы знаете, что я чувствую, Ветерок проплывает мимо, вы знаете, что я чувствую, Это новый рассвет, Это новый день, я новая жизнь для меня]

Большое спасибо, что нашли время настроиться. Сейчас 15 апреля 2020 года, и это незавершенная работа, которой я в конечном итоге буду рад поделиться с каждым из вас в письменной форме, как только я ее доработаю.

Но сейчас я просто хочу, чтобы это было относительно кратко, поэтому вместо того, чтобы углубляться, я собираюсь предложить первоначальный набор провокаций, которые, я надеюсь, вызовут некоторую рябь в ваших мыслях и чувствах по поводу текущего момента. момент, через который мы все проживаем. И, как вы увидите, многие из написанного, люди думают вслух, переплелись с моими собственными мыслями, так что я буду общаться со многими людьми, которые обрабатывают это вместе.

Я хочу признать, что мы все переживаем эту пандемию с разным уровнем неуверенности, стресса и уязвимости. И это привилегия и в некотором роде роскошь — даже иметь возможность сесть и попытаться таким образом собраться с мыслями. Некоторые из нас уже потеряли друзей и семью, многие потеряли или рискуют потерять работу, дом и многое другое, что поддерживает нас. Одна вещь, которую мы все потеряли, — это чувство НОРМАЛЬНОСТИ. И, возможно, в этом весь смысл.В конце концов, старые добрые дни месячной давности даже тогда не были хорошими для стольких людей.

От себя лично: этот период навеял воспоминания о внезапной потере моего отца в 2014 году после того, как он был заражен вирусом HINI. Сейчас, как и тогда, я чувствую необходимость СКОРАТЬ и практиковать НАДЕЖДУ. Я говорю «практиковать», потому что надежда, радость, любовь — это не просто ЧУВСТВУЙТЕ. Это то, что нужно ДЕЛАТЬ.

(ЩЕЛЧОК) Как когда Нина Симон поет: «Я чувствую себя хорошо!» Упрямство, которое я могу понять.«Это новый рассвет, это новый день, я чувствую себя хорошо». Практика надежды среди отчаяния. А как же без Джеймса Болдуина говорить об упрямой надежде…

(ЩЕЛЧОК) «Я не могу быть пессимистом, потому что я жив. Быть пессимистом означает, что вы согласились с тем, что человеческая жизнь — это академический вопрос. Так что я вынужден верить, что мы можем выжить, несмотря ни на что». Но как?

(CLICK) И как мы можем говорить о жизненной силе перед лицом смерти без Одре Лорд, которая написала в своем журнале Cancer Journal : «Я обнаружила, что бороться с отчаянием не означает закрывать глаза на чудовищность задач осуществление перемен, но и не игнорировать силу и варварство сил, объединившихся против нас.Это значит учить, выживать и сражаться с помощью самого важного ресурса, который у меня есть, — самого себя, и получать удовольствие от этой битвы».

Далее она говорит: «Для меня это означает распознавать врага снаружи и врага внутри, и знать, что моя работа является частью континуума женской работы, восстановления этой земли и нашей силы, и знать, что это работа не началась с моим рождением и не закончится с моей смертью». Симона, Болдуин, Лорд, это всего лишь капля мудрости предков, которая является нашей отправной точкой, так что начнем…

(CLICK) С недавним эссе под названием « Пандемия — это портал » одного из моих любимых писателей и мыслителей Арундати Роя. Она пишет: (CLICK) «Исторически сложилось так, что пандемии заставляли людей порвать с прошлым и заново представить свой мир. Этот ничем не отличается. Это портал, врата между одним миром и другим… Мы можем пройти через него, волоча за собой трупы наших предубеждений и ненависти, нашей жадности, наших банков данных и мертвых идей, наших мертвых рек и дымных небес. Или мы можем пройти налегке, с небольшим багажом, готовые представить другой мир. И готовы бороться за это».

Однако для этого мы должны ЧЕСТНО считаться с тем, что несем! Потому что, если мы не будем осторожны, мы почти наверняка будем нести с собой мертвые идеи, которые являются расистскими, эйблистскими, сексистскими, империалистическими и так далее.

(CLICK) Одна из вещей, которая начинает проявляться, заключается в том, что глобальное распространение микроскопического вируса заставляет под микроскопом увидеть разрушительные последствия расизма и несправедливости. Но дело в том, что мы не все видим одно и то же! У расизма есть способ фактически ИСКАЖИТЬ наше видение. Переплетаясь со многими другими формами социального доминирования, расизм переменчив, новатор, даже вирусен.

Для целей этого обсуждения я собираюсь сосредоточиться конкретно на том, как АНТИ-ЧЕРНОТА искажает реальность в межличностном и институциональном плане, подвергая чернокожих опасной среде задолго до пандемии, даже в детстве!

(CLICK) Доказательство A: Недавнее исследование в Йельском университете показало, что, когда учителей дошкольных учреждений просили посмотреть видеоклипы играющих детей, а затем предлагали им искать «проблемное поведение», технология отслеживания взгляда обнаружила, что учителя регулярно сосредоточили свое внимание на чернокожих детях, выделив, в частности, чернокожих мальчиков, что помогает объяснить, почему чернокожих учеников исключают из школы или отстраняют от занятий гораздо чаще, чем белых.

Для некоторых учителей это может быть «неосознанным» и «неявным», как говорят эти заголовки, но для многих педагогов их анти-чернота очень явная, сознательная и оправданная. И это не ограничивается белыми учителями, хотя, поскольку подавляющее большинство учителей — белые женщины, их враждебность по отношению к черным детям имеет далеко идущие последствия.

Неспособность учителей по-настоящему ВИДЕТЬ неотъемлемую и безусловную ценность ВСЕХ детей отражается на всей нашей системе образования, через нашу систему тюремного заключения, нашу систему социального обеспечения и патронатного воспитания и даже нашу систему здравоохранения.Что подводит нас к пандемии. Да, вирус — это угроза, которая ТЕОРЕТИЧЕСКИ должна объединить людей любого происхождения. Но этого не произойдет, пока анти-чернота продолжает искажать наше видение.

(CLICK) В последние несколько недель мы видели, как люди пытаются играть в догонялки с другими странами, которые были активны, когда дело доходит до ношения масок в общественных местах. В нашем случае, поскольку медицинских масок по-прежнему опасно не хватает для работников здравоохранения, нам рекомендуется носить самодельные маски в общественных местах. Итак, вы видите учебные пособия в Instagram и Youtube, которые показывают нам, как надеть их даже с помощью банданы и двух резинок для волос. Или, если хочешь пофантазировать…

(CLICK) Вы также можете сделать защитную маску за несколько простых шагов. Вот мой любимый учебник, созданный архитектурным дизайнером Аминой Блэкшер, КОТОРАЯ, надо признать, похожа на главную героиню романа Октавии Батлер! По крайней мере, будущее летает. Но оказывается, даже эти повседневные попытки чернокожих защитить себя от вирусной инфекции не застрахованы от расизма.

(ЩЕЛЧОК) Потому что ВЫ можете носить маску из соображений безопасности и солидарности, но ваша чернота все еще может представлять угрозу. Вспомните этих воспитателей! Как размышлял Аарон Томас в Твиттере: «Я не чувствую себя в безопасности, нося носовой платок или что-то еще, что ЯВНО не является защитной маской, закрывающей мое лицо в магазине, потому что я чернокожий мужчина, живущий в этом мире. Я хочу остаться в живых, но я также хочу остаться в живых».

Это основное напряжение, не так ли? Остаться в живых, но и остаться в живых.Чернокожие пытаются пережить не только пандемию, но и повседневный расизм больного общества. На самом деле, мы можем подвергнуть себя опасности, действуя солидарно со всеми, надев самодельную маску в магазин.

(CLICK) Дело в том, что выжившие системы Белого превосходства часто влекли за собой ношение масок в том смысле, в каком Франц Фанон пишет в «Черная кожа, белые маски». Символические покровы, которые пытаются защитить владельца от угнетающего взгляда. Хотя при этом носители масок рискуют усвоить искаженный образ, который проецируется на нас, своего рода «символическое насилие».

Есть один отрывок, где Фанон пишет: «Превосходство? Неполноценность? Почему бы просто не попытаться прикоснуться к другому, почувствовать другого, открыть друг друга?» Надежда, я знаю. А вдруг! В это время социального дистанцирования все больше людей ПРОСЫПАЮТСЯ и осознают, насколько социально ДАЛЕКО мы всегда были. Расизм как технология близости и власти.

Итак, в то время как Фанон был в основном озабочен психологическим бременем колониализма, меня, вслед за Роем, интересует преобразующий потенциал этого глобального кризиса, когда мы наблюдаем слияние различных форм маскировки: для многих людей надевание символической маски перед выходом из дома уже давно является стратегией выживания.Биологические и социальные угрозы. Но как долго мы должны носить эти маски?


(ЩЕЛЧОК) Снова обращаясь к Болдуину: «Любовь снимает маски, без которых, как мы боимся, мы не можем жить, и ЗНАЕМ, что мы не можем жить ВНУТРИ». Любовь, в данном случае, не санитарная банальность, а огненная СИЛА, которая вполне может расчистить путь через этот портал.

         Я думаю, что единственный способ создать более пригодный для жизни мир среди руин прошлого — это честно признать, насколько обычный бизнес нанес ущерб жизни людей задолго до нынешнего кризиса.Многие люди на этой планете УЖЕ живут в различных кризисных состояниях — их игнорируют, объясняют, замалчивают, бесконечно документируют и изучают. Мы не «все были в этом вместе».

(CLICK) Мы все слышали или видели крылатую фразу общественного здравоохранения: «Вирусы не делают различий, и мы тоже не должны». В качестве вдохновляющего лозунга я ценю то, как он пытается противостоять различным формам расизма и ксенофобии, свидетелями которых мы являемся, от собачьего свистка «китайский вирус» до словесных оскорблений, отказа в обслуживании и физических нападений на наших американцев азиатского происхождения. друзья.Но в качестве звукового фрагмента идея о том, что «вирусы не делают различий», скрывает тот факт, что вирус — это не просто биологическая сущность, а биополитическая реальность, которая движется по избитым моделям неравенства:

(CLICK) Заголовки США, такие как

  • Чернокожие составляют 40 процентов смертей от Covid-19 в Мичигане
  • Предварительные данные показывают, что афроамериканцы заразились коронавирусом и умерли от него с угрожающей скоростью
  • В богатых районах Лос-Анджелеса наблюдается более высокий уровень заболеваемости коронавирусом. Почему эти цифры обманывают
  • Патология американского расизма усугубляет патологию коронавируса

И если бы мы уменьшили объектив глобально, мы бы нашли заголовки вроде

.
  • Для многих во всем мире социальное дистанцирование — это роскошь

В совокупности одно сообщение ясно: «Коронавирус НЕ является великим уравнителем». Имея это в виду, многие люди требуют больше данных о непропорционально высоких показателях инфицирования и смертности среди бедных и расовых групп.И хотя я склонен поддерживать сбор большего количества данных, я хочу предостеречь. Одни факты нас не спасут.

(CLICK) Согласно недавнему исследованию реформы уголовного правосудия, проведенному в Стэнфорде, исследователи продемонстрировали, что «использование статистики для информирования общественности о расовых различиях может иметь неприятные последствия. Что еще хуже, это может привести к тому, что некоторые люди будут больше поддерживать политику, которая создает это неравенство». Другими словами, два человека могут увидеть один и тот же заголовок «Черные люди составляют 40 процентов смертей от Covid-19 в Мичигане» и прийти к совершенно разным выводам! На самом деле, именно это и происходит.

(CLICK) Доказательство B: Главный хирург США выделил чернокожих и латиноамериканцев, чтобы призвать их «не пить и не курить» в качестве превентивной меры во время пандемии, что играет роль в долгой истории правительственных чиновников, ссылающихся на якобы плохое поведение  расовых групп как причина их затруднений. Мы видим это по очень разным реакциям на употребление наркотиков черными и белыми: одно является преступлением, а другое — чрезвычайной ситуацией в области общественного здравоохранения.

(CLICK) Сценарий «культура бедности» — надежное алиби, позволяющее снять с крючка плохое поведение влиятельных институтов, и восходит как минимум к отчету Мойнихана, в котором чернокожих женщин, в частности, обвиняют в столь называют дисфункциями черных семей и общин.

Но важно отметить, что эта искажающая линза — это не просто явление сверху вниз. Он пронизывает повседневное понимание расового неравенства. Им пользуются учителя, им пользуются работодатели, им пользуются сотрудники правоохранительных органов, им пользуются даже врачи и медсестры. Например, моя подруга, профессор Хиара Бриджес, недавно говорила по радио о расовых аспектах пандемии, и медсестра, прослушавшая это интервью, написала ей по электронной почте:

.

(ЩЕЛЧОК) «Я полагаю, что у вас есть огромные слепые зоны.Я белая, 64-летняя дипломированная медсестра, проработавшая в реанимации 40 лет. Я встречалась с черным мужчиной из Луизианы. У меня есть опыт работы медсестрой и общения с чернокожими в интимных ситуациях. У меня может быть понимание, которого у вас нет. Я не согласен с вашим комментарием о том, что, возможно, чернокожие не получают хорошего медицинского обслуживания до поступления в отделение интенсивной терапии.

(ЩЕЛЧОК) Вы не упомянули, взяли ли эти пациенты на себя ответственность за СВОЕ СОБСТВЕННОЕ ЗДОРОВЬЕ… Я считаю, что черная КУЛЬТУРА увеличивает вероятность того, что о черных не будут заботиться так же хорошо, как о белых.Это их собственный выбор… Они навредили себе еще до того, как попали в больницу». Это как если бы она и главный врач прошли обучение в одной и той же медицинской школе, или, может быть, проблема в самой культуре медицины?

[Небольшое отступление: любой, кто слушает это и испытывает искушение написать мне по электронной почте свои собственные возражения, пронизанные патерналистским расизмом, спасибо, потому что это дает мне больше материала для цитирования. Но, пожалуйста, не забудьте указать свое имя, чтобы я мог правильно вас процитировать.]

Вернемся к электронному письму медсестры, которое продолжается на протяжении нескольких страниц, признавая различия в состоянии здоровья, но обвиняя в этом плохое поведение людей и патологию черной культуры. Учебник «Культура бедности», беседа.

Дело в том, что два человека могут смотреть на одни и те же данные и интерпретировать их совершенно по-разному. Один человек сужает фокус на отдельных телах и поведении, а другой уменьшает объектив, чтобы включить ВСЕ факторы, которые на самом деле приводят к болезни и преждевременной смерти.И я должен сказать, что узкая интерпретация — это не просто лень или «еще одно мнение». Это неправильно и опасно.

(CLICK) Как выразилась моя коллега Имани Перри: «Белый врач-мужчина, который задушил и напал на чернокожую девочку за то, что она не соблюдала социальную дистанцию, также является признаком того, с чем сталкиваются афроамериканцы в системе здравоохранения. Это не просто «структурный» расизм.

Итак, говорим ли мы о главном хирурге США, или случайной медсестре, ИЛИ о множестве новостных сообщений, в которых упоминается, что ранее существовавшие заболевания, такие как диабет, гипертония, астма и болезни сердца, объясняют, почему чернокожие умирают чаще, без упоминания ПОЧЕМУ эти ранее существовавшие условия сохраняются в первую очередь.Эффект тот же: укрепить миф о черной патологии, который служит готовым алиби для тех, кто извлекает выгоду из статус-кво.

(ЩЕЛЧОК) Говорить ТОЛЬКО о «существующих ранее биологических условиях» означает нормализовать и натурализовать Черную смерть. Итак, мы должны очень четко назвать ранее существовавшие СОЦИАЛЬНЫЕ условия… в жилье, занятости, образовании и здравоохранении, которые повлияли на сообщества задолго до пандемии…

(CLICK) Как показывает экосоциальная модель эпидемиолога Нэнси Кригер, «экосоциальная» в том смысле, что она демонстрирует то, как наш социальный порядок проникает под кожу и формирует жизненные шансы.

Это помогает объяснить, почему бедные и расовые люди БЫЛИ МЕНЬШЕ шансы пройти тестирование в начале, БОЛЕЕ вероятно, что им откажут в больнице с симптомами, МЕНЬШЕ шансов получить страховое покрытие, БОЛЕЕ вероятно, что они будут работать в низкооплачиваемой, но основные рабочие места, МЕНЬШЕ вероятность того, что у них будет возможность укрыться на месте, БОЛЕЕ вероятность того, что они будут жить в условиях сильного загрязнения воздуха, что делает их более уязвимыми к респираторным заболеваниям, МЕНЬШЕ вероятность того, что у них будет оплачиваемый отпуск по болезни, и они с большей вероятностью умрут. Не неизбежно, а предсказуемо!

Эта модель иллюстрирует, как существовавшие ранее СОЦИАЛЬНЫЕ условия нашей НАЦИИ, а не просто существовавшие ранее БИОЛОГИЧЕСКИЕ условия отдельных лиц, приводят к более высокому уровню смертности чернокожих.Этот вирус не просто биологический, а биополитический. Он может и не устанавливать дискриминацию, но структуры, в которых она циркулирует, безусловно, делают это.

(CLICK) Доказательство C: В интервью на прошлой неделе французские врачи, один из которых заведующий отделением интенсивной терапии в Париже, имели наглость предложить в прямом эфире протестировать вакцину против короновируса на африканцах, потому что они цитируют «очень уязвимы и не защищают себя».

(CLICK) К счастью, в эпоху социальных сетей, эта конкретная форма анти-черноты была быстро опровергнута людьми во всем мире, почти КАК это происходило, теми, кто настаивал на том, что Африка — НЕ лаборатория, а черные — не подопытные свиньи!

(CLICK) Говорим ли мы о 35-летней медицинской кампании Франции по всей Центральной Африке, в ходе которой людей «насильно обследовали и вводили лекарства с тяжелыми, иногда смертельными, побочными эффектами», или о 40-летнем эксперименте общественного здравоохранения США над черными мужчин в Таскиги, штат Алабама, история медицинского расизма намного длиннее, чем многие думают, как иллюстрирует работа моей коллеги Харриетт Вашингтон.ЭТОТ образец медицинского насилия — одна из мертвых туш, которую мы НЕ МОЖЕМ себе позволить протаскивать через портал!

Отчасти потому, что это мешает жизненно важной работе медицинских работников, пытающихся справиться с этой пандемией. Как пишет Муса Оквонго: «Мы видим разрозненную группу медицинских работников, работающих вместе через границы, делящихся знаниями и ресурсами: мы видим, как они без лишнего шума отказываются от старой динамики западного навязывания в пользу духа подлинной глобальной коалиции. Если и может быть какое-либо видение лучшего будущего, то это то, в котором нации действуют в духе сотрудничества, а не эксплуатации.

(CLICK) Точно так же усиленные формы наблюдения, которые находятся на подъеме, будут продолжать разрушать общественное доверие, когда это больше всего необходимо! Я рад видеть, что люди проявляют осторожность в отношении обещаний наблюдения за пандемией с помощью технологий, даже несмотря на то, что более традиционные формы полицейской деятельности получают новую лицензию.

Те самые люди, на которых мы должны полагаться в управлении политикой защиты здоровья наших сообществ, вместо этого используют предсказуемые формы расового профилирования.

(CLICK) Доказательство D: первым человеком в Великобритании, арестованным и осужденным в соответствии с Законом о коронавирусе, является чернокожая женщина, Мари ДиNEW, изображенная здесь. Она была арестована и оштрафована за «непредоставление полиции личности или причин поездки, а также несоблюдение требований, которые теперь признаются властями как сфабрикованные обвинения».

(CLICK) Или когда чернокожий врач, работающий в Университете Майами, который тестировал бездомных на Covid-19, был арестован полицией возле своего дома за то, что не предъявил удостоверение личности.Или, точнее, за то, что не оказала обязательного почтения, как того требовал офицер:

.

(ЩЕЛЧОК) «Вы должны обращаться ко мне как СЭР или СЕРЖАНТ, когда разговариваете со мной». Стоит отметить, что на видео задержания доктор Хендерсон в маске, а офицер — нет. Подвергнуть доктора не только бытовому расизму, но, возможно, и самому вирусу.

Действительно, развертываемые обширные структуры наблюдения за общественным здравоохранением, скорее всего, будут основаны на формах сдерживания и наказания, которые уже нацелены на людей, принадлежащих к расовой принадлежности.И примеры анти-черноты, которыми я поделился до сих пор, были относительно простыми.

(CLICK) Но подумайте о том, какие трудные решения вынуждены принимать врачи при нормировании скудных медицинских ресурсов, где многие будут удивлены, обнаружив высокотехнологичную форму ЕВГЕНИКИ живой и здоровой в 21 -м веке. Я говорю «евгеника», потому что, несмотря на то, что в больницах не предполагается дискриминация на основании статуса инвалидности, расы, возраста, религии или платежеспособности людей, тем, кто здоровее и в лучшей форме, отдается более высокий приоритет, когда дело доходит до получения помощи. напугать ресурсы, такие как вентиляторы.НО КТО, в первую очередь, склонен быть «здоровее» и «здоровее»? И, что более важно, ПОЧЕМУ?

(CLICK) Как объясняет доктор Ханна Маклейн: «Если мы будем строго придерживаться принципа «спасем как можно больше жизней», мы будем лечить больше белых людей, больше мужчин, больше богатых людей. Чернокожие в рекордных количествах умирают от COVID-19, так что эта этическая оплошность, возможно, уже дает о себе знать», — говорит она. (ЩЕЛЧОК) Мы не можем сказать, что мы не дискриминируем по признаку расы или платежеспособности, в то время как алгоритмически отдаем приоритет тем, кто с наибольшей вероятностью выживет.

 (CLICK) «Фитнес» долгое время был эвфемизмом или кодовым словом для оценки того, кто является расходным материалом. Как пишет активистка по вопросам инвалидности Элис Вонг: «Если бы я заразилась коронавирусом, я думаю, что врач мог бы прочитать мою карту, посмотреть на меня и подумать, что я — пустая трата их усилий и драгоценных ресурсов, которые никогда не должны были быть в дефиците с самого начала. . Он может даже взять мой аппарат ИВЛ для других пациентов, у которых больше шансов на выживание, чем у меня». Но как насчет того, что, говоря словами Вонга:

(CLICK) «Уязвимые люди из группы высокого риска — одни из самых сильных, взаимозависимых и устойчивых людей в мире.«Это то, что скрывается за, казалось бы, объективными алгоритмами, которые больницы используют, чтобы решить, кто получит аппарат ИВЛ, а кто нет. Эти алгоритмы систематизируют подход «выживания наиболее приспособленных» к человеческой жизни, в котором эйблизм, расизм и классизм работают вместе, чтобы сделать жизнь бедных, расовых людей и людей с ограниченными возможностями расходным материалом. Не неизбежно, но предсказуемо.

Цель состоит не только в том, чтобы создать более справедливый способ сортировки людей. Но понять, что дефицит сам по себе сфабрикован.Тот факт, что у нас нет медицинских ресурсов для лечения всех, кто в этом нуждается, НЕ является неизбежным, а является результатом выбора, который сделали люди. А это значит, что, проходя через этот портал, мы должны настаивать на другом выборе! Принципиально разные инвестиции! И эти вложения не просто материальные, а идеологические. Итак, если пандемия — это портал, в каком направлении нам двигаться?

(CLICK) Конечно, есть много изменений, которые мы должны потребовать на уровне социальной и экономической политики.И с этой целью я призываю всех посетить ThePeoplesBailout.org. В нем говорится: «Нам нужна быстрая, всеобъемлющая помощь, от людей и для людей. В то время как медсестры и продавцы бакалейных лавок обеспечивают работу страны, Конгресс разрабатывает пакет мер по оказанию помощи и восстановлению… чтобы вернуть экономику к статус-кво, при котором безопасность и защищенность обещаются только корпорациям и немногим богатым. В этот кризисный момент нам нужно изменить правила. Давайте объединимся, как мы это делали в прошлые времена, и потребуем, чтобы наше правительство предоставило деньги и помощь тем, кто больше всего пострадал от этого кризиса.Так что да, за преобразующую социальную и экономическую политику! Потому что, как выразился Рой в эссе, с которого я начал, «нет ничего хуже, чем возвращение к нормальной жизни».

В целях этого обсуждения я также хочу сосредоточиться на трансформации, которая должна произойти, которая ПРОИСХОДИТ, на уровне нашего общественного сознания, где анти-чернота так глубоко укоренилась, оправдывая формы неравенства на из которых построены остальные наши структуры.

(ЩЕЛЧОК) Рассмотрим альтернативное видение, согласно которому чернокожие люди «подобны зрачку глаза темного цвета, но являющемуся источником света и открывателем условного мира.А теперь рассмотрите это описание, которое я цитирую из Писаний бахаи, на фоне преобладающего расистского дискурса в нашем обществе, который обвинял бы чернокожих даже в их собственных смертях, связанных с Ковидом!

(ЩЕЛЧОК) Я провожу различие между ЧЕРНОЙ ПАТОЛОГИЕЙ и ЧЕРНЫМ ВОСПРИЯТИЕМ, или ЗРЕНИЕМ. Конечно, чернота не дает восприятия волшебным образом, как мы видим, когда черные элиты очерняют бедных чернокожих как форму социального дистанцирования до пандемии. Дело в том, что никто из нас «естественно» не застрахован от опасной лжи о превосходстве белых.Или фикция черной патологии и неполноценности, потому что она заражает каждый аспект нашей жизни.

Именно поэтому обозначение чернокожих как зрачков глаза потенциально преобразует! Бахаулла не призывал людей ИГНОРИРОВАТЬ расовую принадлежность и притворяться дальтониками. Как поясняет профессор литературы Дерик Смит, Цитата: «С помощью метафоры Своего зрачка, которая непреклонно центрирует черную жизнь в образном теле человечества, Бахаулла действовал как Социальный Врач, предписывая духовную и социальную концепцию, которая должна быть рассматривается как нечто большее, чем жест утешения или утешения для исторически обремененного народа.Смит пишет,

Конкретное и ясное опровержение Бахауллой одной из самых ненавистных и вызывающих разногласия социальных идеологий современности является поучительным предписанием, адресованным всему человечеству. Несомненно, состояние единства, являющееся высшим и самым неотложным стремлением глобального общества, невозможно без всеобщего усвоения лекарства, которое Бахаулла вложил в метафору «зрачка глаза».

Итак, как эта интернализация выглядит и ощущается на практике? Во-первых, это выходит за рамки банальностей о «любви к ближнему» и «одинаковом отношении ко всем».«Этот вид словесных заявлений не просто несостоятелен, но ОПАСЕН, когда те, кто извлекает выгоду из системы угнетения, не могут честно считаться с тем, что нас беспокоит. Однако это не означает, что мы должны смириться с мрачным, безрадостным пессимизмом.

         (CLICK) Даже во время этой смертоносной пандемии чернокожие люди и сообщества разными способами вершат справедливость и радость. Говорим ли мы обо всех сетях взаимопомощи, работающих сверхурочно, чтобы собрать деньги, доставить продукты, проверить соседей и гендерно-гендерной ЗАБОТЕ, которая объединяет каждое общество, «необходимой», но обесцененной; и те, кто выступает за освобождение заключенных, которые особенно уязвимы в это время, или те, кто организует склады, продуктовые магазины и гиг-экономику.

(ЩЕЛЧОК) А как насчет всей де-факто музыкальной терапии! Все ди-джеи и музыканты переносят десятки тысяч людей по всему миру из наших гостиных на виртуальные танцполы. От спиричуэлса до блюза, джаза и хип-хопа чернокожие сообщества всегда использовали терапевтическую силу искусства. Направляя своеволие Болдуина и упрямство Лорд, с которых мы начали, потому что… РАДОСТЬ — это не просто то, что нужно чувствовать, это то, что нужно ДЕЛАТЬ.

(ЩЕЛЧОК) Радость дает нам крылья! Во времена радости наша сила более жизненна, наш интеллект острее, а наше понимание менее туманно.Кажется, мы лучше справляемся с миром и находим свою сферу полезности…»

Итак, если расизм искажает наше видение, то, возможно, радость является одним из способов прояснить его, помогая нам различить, что мы хотим СОХРАНИТЬ и от чего мы должны ОТПУСТИТЬ, как личности, как общества, когда мы движемся через этот портал.

         (ЩЕЛЧОК) И, наконец, говоря о «отпускании», если вы зашли так далеко, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование, пусть и небольшое, в Фонд взаимопомощи чернокожих Нью-Йорка, организованный BYP 100, Black Alliance for Just Иммиграционная служба и Decrim NY.И, пожалуйста, обратите внимание на более развернутую версию этого выступления в виде книги в ближайшие месяцы. Спасибо, что выслушали!

Почему чернокожие чаще умирают от COVID-19?

Есть поговорка: «Когда Америка простужается, чернокожие заболевают гриппом». Что ж, в 2020 году, когда Америка заразится коронавирусом, негры умрут. Чернокожие почти в каждом штате, где имеются расовые данные, имеют более высокие показатели заболеваемости и смертности от COVID-19.

В Мичигане чернокожие составляют 15% населения штата, но представляют 35% людей с диагнозом COVID-19.Это означает, что у чернокожих в Мичигане на 133% больше шансов заразиться новым коронавирусом по сравнению с их процентной долей в штате. Поскольку уровень смертности в Мичигане колеблется около 4%, чернокожие также чрезмерно представлены среди смертей, связанных с COVID-19, на их долю приходится 40% всех смертей в штате. Для сравнения, белые составляют 25% людей с диагнозом COVID-19 и 26% смертей. Белые составляют более 75% населения штата.

В Иллинойсе чернокожие составляют около 16% населения штата, но 30% людей с диагнозом COVID-19.В Чикаго чернокожие составляют 70% людей, умерших от коронавируса. Северная Каролина, Южная Каролина и Нью-Йорк демонстрируют ту же картину с немного меньшими разрывами. Среди четырех штатов, показанных ниже, чернокожие имеют на 74% больше шансов заразиться коронавирусом, чем их процентная доля в штате. Эти различия, вероятно, сохранятся по мере распространения вируса на новые территории. Коронавирус еще не сильно ударил даже по сельской Америке, где во многих округах нет даже ни одной больничной койки.

В Луизиане чернокожие составляют около трети населения штата, но на них приходится 70% смертей от COVID-19.Большинство этих смертей сосредоточено в районе Нового Орлеана. На чернокожих в округе Милуоки, штат Висконсин, приходится примерно 45% диагнозов и более 70% смертей, связанных с COVID-19. Темнокожие мужчины, такие как отставной полицейский Ленард Уэллс, умирают очень часто. В начале 1970-х Уэллс был частью первого интегрированного класса новобранцев полиции в Милуоки, а затем преподавал курсы уголовного правосудия в Мемфисском университете (моя альма-матер). Известный профессор Университета Мэриленда и художник Дэвид Дрискелл также умер из-за осложнений, связанных с COVID-19.Имя Дрискелла стоит на видном месте в художественном музее недалеко от центра кампуса.

Некоторые предполагают, что ранее существовавшие заболевания способствуют расовому неравенству в COVID-19. Во время брифинга целевой группы по коронавирусу в Белом доме д-р Фаучи, директор Национального института аллергии и инфекционных заболеваний с 1984 года, заявил: «Для афроамериканского сообщества всегда существовали различия в состоянии здоровья… [коронавирус] проливает яркий свет на то, как неприемлемо потому, что, опять же, когда у вас есть ситуация, подобная коронавирусу, они страдают несоразмерно.Мы преодолеем коронавирус, но все еще будут существовать различия в состоянии здоровья, которые нам действительно необходимо устранить в афроамериканском сообществе».

Я утверждаю, что структурные условия, которые определяют ранее существовавшие условия и различия в состоянии здоровья, являются главными виновниками эпидемии в рамках пандемии, которая опустошает чернокожие общины в США. Десять лет назад я работала научным сотрудником Фонда Роберта Вуда Джонсона в области политики здравоохранения в Калифорнийский университет в Беркли. Я провел исследование ожирения и физической активности и обнаружил, что результаты в отношении здоровья в такой же степени зависят от места жительства, как и от расы — если быть более точным, от расового состава районов.

Какие структурные условия вызывают расовые различия в состоянии здоровья?

Чернокожие, по сравнению с белыми, с большей вероятностью будут жить в районах с отсутствием вариантов здоровой пищи, зеленых насаждений, мест отдыха, освещения и безопасности. Эти некачественные районы уходят своими корнями в историческое наследие красной черты. Кроме того, чернокожие чаще живут в густонаселенных районах, что еще больше увеличивает их потенциальные контакты с другими людьми. Они составляют около четверти всех пользователей общественного транспорта.У чернокожих также меньше шансов получить равноправный доступ к медицинскому обслуживанию — это означает, что больницы находятся дальше, а аптеки некачественные, что приводит к увеличению количества дней ожидания срочных рецептов. Таким образом, проблемы со здоровьем в чернокожем сообществе проявляются не потому, что чернокожие не заботятся о себе, а потому, что ресурсы здравоохранения в их районе преступно недостаточны.

Что касается работы, чернокожие с большей вероятностью будут частью новой «основной» рабочей силы COVID-19. Чернокожие составляют почти 30% водителей автобусов и почти 20% всех работников общественного питания, дворников, кассиров и кладовщиков.Во время очень заразной пандемии, такой как COVID-19, чернокожие рабочие и, следовательно, их семьи подвергаются чрезмерному воздействию. В связи с этим оставаться дома во время карантина — привилегия. Очеловечить эту ужасную статистику могут такие люди, как Джейсон Харгроув, водитель автобуса в Детройте, который опубликовал вирусное видео, в котором говорится, что пассажир неоднократно кашлял в автобусе, не прикрывая рта, а также 27-летняя Лейлани Джордан, работница продуктового магазина в Детройте. Ларго, штат Мэриленд, который хотел убедиться, что у людей есть все необходимое для карантина.Оба умерли от коронавируса.

Существует также важный перекрестный аспект, который подчеркивает комбинированное влияние расы и пола. Подобно различиям в состоянии здоровья в более широком смысле, мужчины, по-видимому, чаще, чем женщины, умирают от COVID-19. Но женщины в основном работают в сфере обслуживания. Они также с большей вероятностью будут заниматься уходом и работой по дому в своем домашнем хозяйстве.

Климат также создает проблемы в черном сообществе. Районы, в которых преобладают чернокожие, чаще подвергаются воздействию загрязняющих веществ и токсинов.Нам просто нужно взглянуть на коридор из Флинта в Детройт, где дети и семьи подвергаются чрезмерному риску. У многих развилась болезнь легионеров и другие серьезные осложнения со здоровьем. Однако эти пагубные последствия для здоровья характерны не только для Флинта. В Балтиморе (черное население более 60%) уровень свинца у детей более чем в два раза превышает рекомендуемый уровень. Воздействие свинца не только вызывает проблемы с физическим здоровьем, но и вредит когнитивному развитию, рациональному принятию решений и академическим результатам тестов. У.С. ежегодно платит около 15 миллиардов долларов на лечение случаев отравления свинцом. Представьте себе, если бы в таких местах, как Балтимор и Флинт, не было проблем со свинцом, и эти средства можно было бы использовать для улучшения школ, инфраструктуры района и ресурсов здравоохранения.

И, конечно же, криминализация играет роль в расовых различиях в состоянии здоровья. Чернокожие мужчины сообщают, что полиция останавливала их в магазинах за ношение средств индивидуальной защиты (СИЗ). Хотя маска должна сигнализировать о мерах предосторожности для здоровья, она сигнализирует о потенциальном преступном поведении, если человек черный, особенно если он мужчина.Сержант полиции Балтимора находится под следствием после того, как он открыто кашлял на чернокожих жителей во время патрулирования государственного жилого комплекса.

Комиссар полиции Балтимора, Майкл Харрисон. заявил, что видео было «не только тревожным, но и непонятным». Более 300 офицеров и гражданских служащих полицейского управления Балтимора находятся на карантине. Таким образом, районы с отравлением свинцом и неадекватным доступом к медицинской помощи — это те же районы, где такие люди, как Фредди Грей, получают травмы спины от полиции и в конечном итоге умирают.Следовательно, чрезмерная работа полиции во время COVID-19 может привести к тому, что некоторые чернокожие с меньшей вероятностью будут использовать СИЗ.

В дополнение к структурным условиям факторы микроуровня формируют расовые различия в состоянии здоровья, включая расовые предубеждения в лечении и разрыв расового сочувствия в восприятии переносимости боли. При взаимодействии врача и пациента с чернокожими пациентами чаще говорят, чем слушают. Этот опыт, а также комментарии французских врачей о том, что потенциальные вакцины от COVID-19 должны быть испытаны на бедных африканцах (аналогично тому, как лекарства от СПИДа испытывались на проститутках), оживляют коллективные воспоминания о недоверии к медикам и еще больше усиливают расовое неравенство в отношении здоровья.Соединенные Штаты и европейские страны имеют давнее и жаркое колониальное наследие использования черных тел в качестве научных и медицинских подопытных кроликов, а не обращения с ними как с людьми. На ум приходят печально известное исследование сифилиса в Таскиги и наследие клеток HeLa Генриетты Лакс.

В совокупности эти структурные условия и результаты на микроуровне приравниваются к рецепту катастрофы, последствиями которой являются повышенное воздействие, диагноз и смерть чернокожих от коронавируса. Теперь мы должны спросить, как это происходит в самой богатой стране на земле.Как это неравенство может иметь такие далеко идущие последствия? Что ж, расовое неравенство было заложено в рецепте создания Соединенных Штатов Америки. Неравенство в ресурсах района и системе здравоохранения является проявлением этого рецепта. А когда случаются такие кризисы, как пандемия COVID-19, неравенство усугубляется, а не уменьшается. Очевидно, это «цена, которую мы платим за неравенство», как заявила Ким Бланкеншип, профессор социологии и бывший директор Центра здоровья, риска и общества Американского университета.Настало время для США принять законодательство, чтобы сократить расовый разрыв в неравенстве в отношении здоровья, прежде чем эта пандемия закончится и пока не стало слишком поздно.

Негативные расовые стереотипы и их влияние на отношение к афроамериканцам — Научные очерки

Стереотипы:


Негативные расовые стереотипы и их влияние на отношение к афроамериканцам

Лора Грин
Университет Содружества Вирджинии

Мы естественным образом оцениваем все, с чем соприкасаемся.Мы особенно попытаться получить представление и направление из наших оценок других людей. Стереотипы представляют собой «когнитивные структуры, которые содержат знания, убеждения и ожидания воспринимающего». о человеческих группах» (Peffley et al., 1997, стр. 31). Эти когнитивные конструкции часто создается из зерна истины, а затем искажается за пределы реальности (Гофман, 1986). Расовые стереотипы — это сконструированные убеждения, что все представители одной расы разделить заданные характеристики.Эти приписываемые характеристики обычно отрицательны. (Джуэлл, 1993).

В этом документе будут определены семь исторических расовых стереотипов афроамериканцев. и продемонстрировать, что многие из этих искаженных образов все еще существуют в обществе сегодня. Кроме того, стратегии вмешательства и последствия этого исследования будут представлены расовые стереотипы.

Описание проблемы

Расовые стереотипы ранней американской истории сыграли значительную роль в формировании отношение к афроамериканцам того времени.Образы самбо, Джим Кроу, Дикарь, Мамочка, тетя Джемайма, Сапфир и Иезавель могут быть не такими могущественными сегодня, при этом они еще живы.

Самбо

Одним из самых устойчивых стереотипов в американской истории является самбо (Боскин, 1986). Этот распространенный образ простодушного, послушного чернокожего мужчины восходит, по крайней мере, вплоть до колонизации Америки.Стереотип самбо процветал во времена Царство рабства в США. На самом деле понятие «счастливый раб» ядро карикатуры на самбо. Белые рабовладельцы лепили афроамериканских мужчин, в целом, в этот образ веселого, разросшегося ребенка, который был счастлив служить своему мастер. Однако самбо считалось ленивым от природы и поэтому полагалось на его мастер направления. Таким образом, институт рабства был оправдан.епископ Южный дневник Уиппла, 1834-1844 гг., является свидетельством этого оправдания рабства. «Они кажутся счастливой расой существ, и если бы вы этого не знали, вы бы никогда не вообразили что они были рабами» (Боскин, 1989, с. 42). Однако не только рабовладельцы кто принял стереотип самбо (Боскин, 1989). Хотя самбо родилось из защита рабства, оно простиралось далеко за эти пределы. Важно осознать обширность этого стереотипа.Это передавалось через названия музыки и тексты песен, народные поговорки, литература, детские рассказы и игры, открытки, названия ресторанов меню и тысячи артефактов (Goings, 1994). Белые женщины, мужчины и дети вся страна приняла образ толстого широкоглазого ухмыляющегося чернокожего мужчины. Это повторялась снова и снова, формируя устойчивое отношение к афроамериканцам. на века. В самом деле, «стереотип может так последовательно и авторитетно передаваться в каждом поколении от родителя к ребенку это кажется почти биологическим фактом» (Боскин, 1986, с.12).

Джим Кроу

Стереотипы афроамериканцев были перенесены на театральную сцену с появление менестреля с черным лицом (Engle, 1978). Начиная с начала 19 в., белые исполнители затемняли лица жженой пробкой, раскрашивая гротескно преувеличенно белые рты над своими, надели шерстяные черные парики и вышли на сцену, чтобы развлечь общество.Созданный ими персонаж был Джимом Кроу. Этот «городской щеголь» был северным аналог южной «чернушки-плантации», самбо (Engle, 1978, стр. 3).

Исполнитель Т. Д. Райс — признанный «создатель» американского менестреля блэкфейс. Его вдохновением для знаменитого танцевально-комедийного номера менестреля послужила старая, искалеченная, темнокожий мужчина, одетый в лохмотья, которого он видел танцующим на улице (Engle, 1978).В течение В то время закон запрещал афроамериканцам танцевать, потому что, как говорили, быть «скрестив ноги против Господа» (Hoffmann, 1986, видео). В качестве жилья Согласно этому закону, афроамериканцы разработали шаркающий танец, в котором их ноги никогда не покинул землю. Физически неполноценный мужчина, которого Райс увидела танцующим таким образом, стал прототип раннего менестреля (Engle 1978). В 1830 году, когда исполнялся «Папа» Райс этот самый танец»….эффект был электрическим…» (Бин и др., 1996, стр. 7). Уайт актеры по всему северу начали исполнять «Джим Кроу» перед огромными толпами, поскольку отмечает нью-йоркская газета. «Войдя в театр, мы обнаружили его набитым из ямы на купол…» (Engle, 1978, p. xiv). Эта популярность продолжалась, и на пике эпоха менестрелей, десятилетия до и после Гражданской войны по крайней мере 30 штатных менестрелей с черным лицом, выступающих по всей стране (Энгл, 1978).

«Питанковая» черная карикатура на Джима Кроу стала образом черного человека в разум белого западного мира (Engle, 1978). Этот образ был еще сильнее в север и запад, потому что многие люди никогда не вступали в контакт с афроамериканцами лица. Утверждалось, что «образ клоуна-менестреля был самый устойчивый и влиятельный образ чернокожих в американской истории» (Энгл, 1978, с. п.хiv). Слова из народной песни «Джим Кроу», изданной Э. Райли в 1830 г., далее демонстрируют передачу в общество такого стереотипа афроамериканцев: «Я чистокровный ниггер, ob de real ole stock, и с головой и плечом я могу расколоть конский блок. Вращайся, поворачивайся и делай так, каждый раз, когда я катаюсь. прыгай, Джим Кроу» (Бин и др., 1997, стр. 11).

Метод представления афроамериканцев как «шаркающих и растягивающих, трещащих и танцующие, остроумные и высокие шуты со временем эволюционировали (Engle, 1978, п.хiv). Скромные афроамериканские актеры стали играть эти роли как на сцене и в кино. Берт Уильямс был популярным афроамериканским артистом, исполнявшим это стереотип для белого общества. Реакция также была бурной, так как 26 миллионов американцев ходили в кино, чтобы увидеть Эла Джолсона в «Певце джаза» (Боскин 1986).

Дикарь

Кино было и остается мощным средством передачи стереотипов.Ранние немые фильмы, такие как «Ухаживание и свадьба енота» 1904 года, «Раб». в 1905 г. «Серия самбо» 1909-1911 гг. и «Негр» 1915 г. предложили существующие стереотипы. через увлекательную новую среду (Boskin, 1986). Премьера фильма «Рождение нации». в период реконструкции 1915 г. отмечена смена акцентов со счастливого Самбо и претенциозный и неумелый Джим Кроу превращаются в стереотипы о Дикаре.В этот Д.В. Гриффита, Ку-клукс-клан укрощает ужасного, дикого афроамериканца. через линчевание. После эмансипации образ грозного зверя из «Черный континент» возродился. Акты расового насилия оправдывались и поощрялись через акцент на этом стереотипе Дикарь. Срочное сообщение для белых было, мы должны поставить черных на их место, иначе (Boskin, 1986).

Перед лицом предполагаемой угрозы начали всплывать старые темы об афроамериканцах. Вера в то, что чернокожие были «умственно неполноценными, физически и культурно неразвитыми, и внешне похожи на обезьян» (Plous & Williams, 1995, стр. 795) были поддержаны видными белые фигуры, такие как Авраам Линкольн, Эндрю Джонсон и Томас Джефферсон. Теодор Рузвельт публично заявил, что «как раса и в массе [негры] совершенно ниже белых» (Plous & Williams, 1995, с.796). Девятое издание Энциклопедии «Британика», опубликованная в 1884 г., авторитетно заявила, что «…африканская раса занимала самое низкое положение на эволюционной шкале, что дает наилучший материал для сравнительное изучение высших антропоидов и человеческого вида» (Plous & Williams, 1995, с. 795). Представление об афроамериканцах как об обезьяноподобных дикарях было исключительно всепроникающий. Например, в 1906 году в Нью-Йоркском зоологическом парке прошла выставка с афроамериканцем и шимпанзе.Несколько лет спустя братья Ринглинг В цирке выставили «человека-обезьяну», темнокожего мужчину посадили в клетку с самкой шимпанзе. которые были обучены стирать одежду и развешивать ее на веревке (Plous & Williams, 1995).

Научные исследования были проведены для установления надлежащего места афроамериканского в обществе. Ученые провели тесты и измерения и пришли к выводу, что негры были дикарями по следующим причинам: «(а) Ненормальная длина руки…; (б) вес мозга … [негра] 35 унций, гориллы 20 унций, среднего европейца 45 унций; в) короткий плоский вздернутый нос; (г) толстые выступающие губы; д) чрезвычайно толстый череп; (f) короткие, черные волосы, эксцентриситет эллиптический или почти плоский в секциях и отчетливо шерстистый; и (g) толстый эпидермис» (Plous & Williams, 1995, стр. 796). В дополнение к эти предполагаемые анатомические различия, считалось, что афроамериканцы гораздо менее чувствительны к боли, чем белые.Например, считалось, что чернокожие женщины испытывают мало боли при родах и «… резать медведя почти … так же безнаказанно, как собак и кроликов» (Plous & Williams, 1995, стр. 796). дикари также использовались для рационализации жестокого обращения с рабами во время рабства. как убийство, пытки и притеснение афроамериканцев после эмансипации. Однако можно утверждать, что этот стереотип существует и сегодня.

В отношении афроамериканок существовало четыре стереотипа: мамочка, тетя Джемайма, Сапфир и Иезавель. Самая выносливая из них — Мамочка. Хотя этот стереотип зародившись на юге, она со временем проникла во все регионы. Как и в самбо, Стереотип мамочки возник как оправдание рабства.

Мамочка

Мама была крупной независимой женщиной с черной как смоль кожей и блестящими белыми зубами. (Джуэлл, 1993).Она носила тусклое ситцевое платье и платок на голове и жила, чтобы служить ей. хозяин и хозяйка. Мама понимала ценность белого образа жизни. Стереотип предполагает, что она вырастила детей «массы» и очень любила их, даже больше, чем ее собственная. Ее склонность давать советы любовнице считалась безобидной и забавной. Хотя к белым она относилась с уважением, Мамочка была тираном в собственной семье. Своим нравом она доминировала над детьми и мужем Самбистом.Этот образ Мамочка как контролер афроамериканского мужчины была использована в качестве дополнительного доказательства. своей неполноценности по сравнению с белыми (Джуэлл, 1993).

Поскольку Мамочка была мужественна по внешнему виду и темпераменту, она не воспринималась как сексуальная существование или угроза для белых женщин (Джуэлл, 1993). Эта толстая матронная фигура с ней пышная грудь и сзади были антитезой европейскому эталону красоты.Так как она не представляла угрозы для белых, Мамочку считали «… такой же американкой, как яблочный пирог». (Джуэлл, 1993, стр. 41).

Стереотип Мамочки был представлен публике в литературе и кино. Возможно Самый выдающийся пример — роль Мамочки, которую сыграла Хэтти Макдэниел в фильме «Унесенные». с ветром» (Goings, 1994). Книга, изданная в 1936 году Маргарет Митчелл, помогла чтобы сохранить мифическое прошлое афроамериканцев на старом Юге.Большое количество людей, чье отношение было сформировано этим изображением, демонстрируется через его феноменальный рекорд продаж. Библия — единственная книга, которая может соперничать с «Унесенными ветром». в общем объеме продаж. Кроме того, киноверсия остается одной из самых кассовых. успехов в истории. Герои Митчелла одновременно покорили сердца американцев и закрепившиеся в их сознании стереотипы афроамериканцев (Goings, 1994).

Тетя Джемайма

Стереотип тети Джемаймы развился из образа Мамочки (Jewell, 1993). Она отличается от Мамочки тем, что ее обязанности ограничивались приготовлением пищи. Это было через тетю Джемайма, что ассоциация афроамериканки с работой по дому, особенно приготовления пищи, закрепились в сознании общества. В результате сотни тетей Джемаймы предметы коллекционирования попали на американские кухни.Эти черные предметы коллекционирования включены держатели списка продуктов, солонки и перечницы, держатели ложек, наборы плиты, ложки для муки, лопаточки, миски для смешивания, подставки для спичек, чайники, подставки для горячих и многое другое (Гоингс, 1994). Возможно, самый известный образ тети Джемаймы — в блинчике. рекламная кампания. В Сент-Джозефе, штат Миссури, в 1889 году Крис Ратт выбрал «тетю Джемайму». в качестве названия для его новой самоподнимающейся смеси для блинов, потому что «это просто естественно заставило меня подумайте о хорошей кухне.Очевидно, другие согласились, потому что кампания была мгновенной. успех. Ратт продал свою компанию Davis Milling Co., которая выбрала Нэнси Грин в качестве управляющей компании. Представитель тети Джемаймы. У этого персонажа появились верные последователи и черные и белые. Для этих людей тетя Джемайма стала реальностью. Ее лицо до сих пор можно найти на коробках для блинов. Хотя ее образ немного изменился, стереотип живет (Goings, 1994).

Сапфир

Сапфир — это стереотип, укрепившийся благодаря популярному шоу «Амос и Энди» (Джуэлл, 1993). Этот чрезвычайно популярный сериал начался по радио в 1926 году и превратился в телесериал, закончившийся в 1950-х годах (Боскин, 1986). В этом мультипликационном спектакле изображен персонаж Сапфир как властная, упрямая женщина, которая была вовлечена в непрекращающийся словесная битва со своим мужем Кингфишем (Джуэлл, 1993).Сапфир обладал эмоциональным состав мамы и тети Джемаймы вместе взятый. Ее свирепая независимость и сварливость природа отвела ей роль матриарха. Она доминировала над своим глупым мужем, кастрируя его словесными оскорблениями. Этот стереотип казался белым американцам чрезвычайно забавным. Ее возмутительное «… рука на бедре, указательный палец …» помогло продолжить это шоу. через 4000 серий, прежде чем он был прекращен из-за негативного расового содержания. (Джуэлл, 1993, с.45).

Джезабель

Последним женским стереотипом является Иезавель, блудница. Этот образ «плохого черного девушка» представляет неоспоримую сексуальную сторону афроамериканских женщин (Джуэлл, 1993). Традиционная Джезебель была светлокожей, стройной девушкой-мулаткой с длинными прямыми волосами. волосы и мелкие черты. Она больше походила на европейский идеал красоты. чем любые ранее существовавшие изображения.Где Мамочка, тетя Джемайма и Сапфир были явно бесполые образы, этот стереотип был чрезвычайно привлекательным для белых мужчин. Создание гиперсексуальной соблазнительницы Джезебель служила для освобождения белых мужчин от ответственности в сексуальном насилии и изнасиловании афроамериканских женщин. Черные женщины в таких случаях говорили, что они «просят об этом» (Goings, 1994, стр. 67).

Стереотипы сегодня

Хотя многое изменилось со времен самбо, Джима Кроу, Дикарь, Мамочки, Тетушки Джемайма, Сапфир и Иезавель, можно с уверенностью утверждать, что схожие стереотипы афроамериканцев существует в 1998 году.Автор Джозеф Боскин утверждает, что «… должно Вряд ли можно сомневаться в том, что аспекты самбо живут в сознании белых и проявляются через расщелины американской культуры тонкими и изощренными способами» (Boskin, 1986, стр. 15). Однако преобладающими современными стереотипами являются жестокие, грубые афроамериканцы. мужчина и доминирующая, ленивая афроамериканская женщина — Мать Благоденствия (Пеффли Гурвиц и Снайдерман, 1997).Недавние исследования показали, что белые, скорее всего, эти стереотипы, особенно в отношении вопросов преступности и социального обеспечения. Как политический и законодательные решения по-прежнему контролируются белыми мужчинами, эти негативные предубеждения часто выражаются через формирование политики. В этом обществе очевидна тенденция дискриминировать и отказывать в доступе к социальным институтам афроамериканцам (Джуэлл, 1993).Исследование 1997 года, проведенное Пеффли и др., показало, что белые, которые придерживаются негативных стереотипов об афроамериканцах, судят их жестче, чем они другие белые при принятии гипотетических решений о насильственных преступлениях и социальных пособиях.

Plous & Williams (1995) интересовались измерением степени, в которой белые все еще придерживаться расовых стереотипов, сложившихся во времена «американского рабства»; однако они отметил отсутствие текущих данных по этому вопросу.Национальные опросы общественного мнения не измерять расовые стереотипы, но эти авторы нашли некоторые исследования, указывающие на то, что произошло неуклонное снижение веры в то, что белые умнее, чем негры. Plous & Williams заподозрили, что есть основания сомневаться в этом выводе, и провели свое собственное исследование существующих в настоящее время стереотипов. Выводы показали, что 58,9 процент чернокожих и белых испытуемых подтвердил хотя бы одно стереотипное различие во врожденных способностях.Кроме того, белые в 10 раз чаще воспринимаются как лучшие. в художественных способностях и способности к абстрактному мышлению; а афроамериканцы были в 10 раз с большей вероятностью будет рассматриваться как превосходящий по спортивным способностям и ритмическим способностям. В дальнейшем, 49 процентов испытуемых подтвердили стереотипные различия в физических характеристиках. например, черные испытывают меньше физической боли, чем белые, и имеют более толстый череп и кожа.Интересно, что афроамериканцы и те, у кого нет высшего образования чаще, чем другие, поддерживали расовые стереотипы (Plous & Williams, 1995). Это открытие показывает, как люди усваивают негативные стереотипы о себе.

Некоторые недавние инциденты, свидетельствующие о продолжающемся существовании расовых стереотипов, отмечено в новостях (Plous & Williams, 1995). В 1991 году полицейские Лос-Анджелеса избивший афроамериканца Родни Кинга сослался на бытовой спор между афроамериканцами как «прямо из «Горилл в тумане»» (Plous & Williams, 1995, стр.812). Сходным образом, в 1992 году директор Управления по борьбе с алкоголем, наркотиками и психическим здоровьем ушел в отставку. после «сравнения городской молодежи с обезьянами в джунглях» (Plous & Williams, 1995, п. 812).

Заключение и выводы

Важно точно оценить уровень и характер предубеждений и стереотипов афроамериканцев в современном обществе, если мы хотим эффективно вмешиваться в этих районах (Plous & Williams, 1995).Однако для этого общество в целом должны смириться с тем фактом, что стереотипы и угнетение все еще существуют сегодня. Мы добились огромного прогресса со времен рабства и стереотипов, которые поддержал это. Тем не менее, кажется, что многие люди не знают об оставшихся стереотипах, негативное отношение и притеснение афроамериканцев. Потому что стереотипы так часто принимаемое за истину, определение проблемы является решающим шагом вмешательства.

Также важно изучить, как формируются и развеиваются стереотипы, чтобы вмешаться в проблему. Многие люди формируют ожидания, основанные на их убеждениях. и склонны игнорировать или отвергать информацию, несовместимую с этими убеждениями. Эти люди ищут информацию, которая поддерживает стереотипы. Таким образом, поощряя людям может быть полезно распознавать информацию, которая согласуется со стереотипами развеять пагубные стереотипы в обществе.

Таким образом, необходимо предоставлять людям информацию, которая бросает вызов стереотипам. Поскольку изображение афроамериканцев в СМИ было и остается благоприятным к формированию стереотипов, вмешательства в этой области являются хорошей отправной точкой. В настоящее время афроамериканцы чрезмерно представлены среди спортсменов (Peffley et al., 1997). Переоценка содержания телевизионных рекламных роликов, рекламы в журналах, фильмы, спектакли, культурные мероприятия, музейные выставки и другие средства массовой информации раскрывают, где афроамериканцы необходимо увеличить представительство.В образе нет ничего плохого Афроамериканский спортсмен. Однако именно изображение этого образа за исключением других позитивных образов, что приводит к стереотипизации (Hoffmann, 1986).

Наконец, рекомендуется информировать людей о вредных, неточных стереотипах. Небольшой фокус-группы с участием представителей разных рас могут быть организованы через агентства, школы, университеты или церкви.Обсуждение расовых стереотипов и взглядов в безопасном формате позволит людям исследовать и, возможно, отказаться от стереотипов. Физические лица могут пересмотреть свои собственные предубеждения и предубеждения и изменить себя. Благодаря непредвзятому процессу исследования возможность того, что люди, которые верят, и увековечивают стереотипы, делают это не из ненависти, а как средство защиты можно считать.Они могут делать это по незнанию, привычке или страху, а не по злому умыслу. Отложив наше неверие и рассматривая каждого человека как личность, а не через глаза предвзятого стереотипа, мы можем начать это изменение на индивидуальном уровень. В результате может произойти разрешение на уровне сообщества и общества.

Ссылки

Андерсон, М.Л. и Коллинз, П. Х. (1995). Раса, класс и пол: антология. 2-й. изд. Бельмонт, Калифорния: Wadsworth Publishing Co.

Бин, А., Хэтч, Дж., и Макнамара, Б. (1996). Внутри маски менестреля: Чтения в Блэкфейс-менестрель девятнадцатого века. Ганновер, Нью-Хэмпшир: Издательство Уэслианского университета.

Боскин, Дж. (1986). Самбо: взлет и падение американского шута.Нью-Йорк: Оксфорд Университетское издательство.

Кассуто, Л. (1997). Бесчеловечная раса: расовый гротеск в американской литературе и культура. Нью-Йорк: Издательство Колумбийского университета.

Ченг, С.Л. (1989). Цветовые схемы: американская стирка за четыре цикла. Нью-Йорк: Кухня.

День, П.Дж. (1997). Новая история социального обеспечения. 2-е изд. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис Холл.

Engle, GD (1978). Эта гротескная суть: Пьесы с американской сцены менестрелей. Батон-Руж: Университет штата Луизиана.

Гоингс, К.В. (1994). Мама и дядя Моуз: черные предметы коллекционирования и американские стереотипы. Блумингтон: Издательство Индианского университета.

Халлоран, JD (1967). Формирование и изменение отношения. Вестпорт, Коннектикут: Гринвуд Нажимать.

Хаверли, Дж. (1969). Серия американских юмористов: Негритянские менестрели, полное руководство. Нью-Джерси: Дом литературы.

Гурвиц, Дж., Пеффли, М., и Снайдерман, П. (1997). Расовые стереотипы и политика белых взгляды на чернокожих в контексте благосостояния и преступности.Американский журнал политических Наука. 41, 30-60.

Джуэлл, Южная Каролина (1993). От мамы до мисс Америки и дальше: культурные образы и формирование политики США. Нью-Йорк: Рутледж.

Мюллер, DJ (1986). Измерение социальных установок: Пособие для исследователей и практикующие. Нью-Йорк: Издательство педагогического колледжа.

Питерс, Дж.Н. (1992). Белое на черном: образы Африки и негров в западном популярном культура. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Макгроу Хилл. (1967). Шкалы для измерения отношения.

Плоус, С. и Уильямс, Т. (1995). Расовые стереотипы времен американского рабства: продолжающееся наследие. Журнал прикладной социальной психологии. 25, 795-817.

Рурбах, О.(1968). Сериал американских юмористов: приколы Менестреля и конец мужского справочника. 1968. Нью-Джерси: Дом литературы.

Смит, JD (1993). Трактаты против отмены смертной казни и стереотипы против чернокожих: общие заявления негритянской проблемы. Том 1. Нью-Йорк: Издательство Гарленд.

Смит, JD (1993). «Преимущества» рабства: аргумент в пользу рабства, часть II. Том 4.Нью-Йорк; Издательство Гарленд.

Таунсенд, К. (1969). Сериал американских юмористов: Негритянские менестрели. Нью-Джерси: литература Дом.

Витке, К. (1968). Тамбо и Кости: история американской сцены менестрелей. 2-й. изд. Нью-Йорк: Гринвуд Пресс.

Связи VCU

Страница поддерживается отделом по связям со студентами.

чернокожих американцев и расистская архитектура домовладения: переключение кода: NPR

Эта история является частью серии NPR We Hold These Truths об американской демократии.

Прошлым летом ДоннаЛи Норрингтон мечтала о собственном доме. Не образный, а буквальный сон, когда она спала в съемной квартире-студии в Южном Лос-Анджелесе, которую делила с подругой.

Около 2 часов ночи.м., Норрингтон вспоминает: «Бог сказал мне: «Почему бы тебе не получить ипотечный кредит, который не движется?» И мысленно я знал, что это означает фиксированную ипотеку».

ДоннаЛи Норрингтон в своей спальне в Комптоне, штат Калифорния. Прошлым летом, когда она спала в съемной однокомнатной квартире в Южном Лос-Анджелесе, ей впервые приснился сон о собственном доме. Норрингтону тогда было 59 лет. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

ДоннаЛи Норрингтон в своей спальне в Комптоне, Калифорния.Прошлым летом, когда она спала в съемной квартире-студии в Южном Лос-Анджелесе, ей впервые приснился сон о собственном доме. Норрингтону тогда было 59 лет.

Невил Джексон для NPR

На следующее утро она договорилась о встрече с Марком Олстоном, местным ипотечным брокером, хорошо известным в черном сообществе Южного Лос-Анджелеса, чтобы узнать о покупке ее собственного дома в первый раз.

В то время ей было 59 лет.

Алстон построил свою кредитную практику в надежде расширить доступ к домовладению для чернокожих американцев. Он говорит, что они систематически подвергаются дискриминации со стороны сектора недвижимости и государственной политики. В отличие от большинства кредитных специалистов, Алстон работает со своими клиентами месяцами, а то и годами, чтобы распутать запутанный процесс подачи заявки на кредит, оплатить счета и повысить кредитный рейтинг, чтобы они в конечном итоге могли претендовать на получение ипотечного кредита.

Сегодня Норрингтон и ее младшая сестра МэриДжозефина Норрингтон владеют домом с тремя спальнями в Комптоне, где в настоящее время проживает три поколения ее семьи.

ДоннаЛи Норрингтон в своей гостиной с внуками. Норрингтон и ее младшая сестра Мэри-Жозефина Норрингтон владеют домом с тремя спальнями в Комптоне, где в настоящее время проживает три поколения ее семьи. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

ДоннаЛи Норрингтон в своей гостиной с внуками.Норрингтон и ее младшая сестра Мэри-Жозефина Норрингтон владеют домом с тремя спальнями в Комптоне, где в настоящее время проживает три поколения ее семьи.

Невил Джексон для NPR

Владение домом — неотъемлемая часть американской мечты и американского гражданства. Это также ключ к созданию богатства, передаваемого из поколения в поколение. Но история успеха домовладельца Норрингтона становится все более редкой для чернокожих американцев.

За последние 15 лет количество домовладельцев среди чернокожих сократилось более резко, чем среди любой другой расовой или этнической группы в Соединенных Штатах.В 2019 году доля домовладельцев чернокожих была примерно такой же низкой, как и в 1960-х годах, когда дискриминация по расовому признаку в частном порядке была законной.

История жилищной дискриминации уходит своими корнями в долгую историю расистской государственной политики, увековеченной индустрией недвижимости и частными взглядами, начавшимися с рабства. Федеральное правительство начало продвигать и расширять домовладение в эпоху Нового курса с помощью таких инноваций, как 30-летняя ипотека.

Но одним из способов систематического исключения чернокожих и других групп меньшинств был процесс, известный как «красная черта», в ходе которого определенные области обозначались как «рискованные» для ипотечного кредита.Афроамериканцы и иммигранты были отправлены в районы, отмеченные красным на картах, спонсируемых государством, где бедность была наиболее высокой, а жилье ухудшалось.

Закон о справедливом жилищном обеспечении 1968 г. признал практику сегрегации, такую ​​как красная черта, неконституционной. Но закон только запретил будущее, формализовал дискриминацию, а не разрушил фундаментально расистский ландшафт, на котором было построено домовладение в Америке.

Порочный круг и наследие красной черты сохранились: жители населенных пунктов, отмеченных красной чертой, изо всех сил пытались получить кредиты на покупку или ремонт своих домов, что привело к ветхости и сокращению жилищного фонда сообщества.Это, в свою очередь, вынудило предприятия закрыться и привело к сокращению налоговых поступлений, что привело к сокращению финансирования школ.

«Рынок является отражением того, что мы считаем ценным — того, что мы считаем желательным, и того, что мы считаем нежелательным. И это невозможно измерить без учета расы в Соединенных Штатах», — говорит писатель Кианга- Яматта Тейлор.

Сегодня многие из тех же районов, которые были отмечены красной чертой, по-прежнему имеют не только самый высокий уровень бедности, но и худшие показатели здоровья, что приводит к сокращению продолжительности жизни.А чернокожие американцы почти в пять раз чаще владеют домом в районе, ранее отмеченном красной чертой, чем в районе, отмеченном «зеленой» или «желательным», что приводит к меньшему собственному капиталу, чем у белых американцев.

Западное побережье часто представляло собой культурную и политическую землю обетованную для маргинализированных групп. Во время первой и второй Великой миграции миллионы чернокожих американцев двинулись на запад, спасаясь от Юга Джима Кроу в поисках более равного обращения и возможностей — отчасти потому, что законная расистская политика и практика были широко распространены по всей стране в то время.

Но в то время как Лос-Анджелес, один из крупнейших мегаполисов Калифорнии, стал полем битвы за гражданские права чернокожих американцев, он также был местом, где процветали жилищная сегрегация, хищническая практика в сфере недвижимости и эксплуататорское кредитование.

Наша история начинается с одного района Лос-Анджелеса, известного как Шугар-Хилл, где чернокожее сообщество успешно боролось с расово-ограничительными соглашениями только для того, чтобы позже столкнуться с другой угрозой — со стороны автострады.

Под автострадой Санта-Моника находится стирание Шугар-Хилл

Усаженные деревьями бульвары района Уэст-Адамс усеяны величественными домами.

«Вот здесь жил Марвин Гэй», — говорит Ра Никерсон, выросшая в этом районе, указывая на один из таких двухэтажных домов на Грамерси-плейс.

По богатой архитектуре домов, старинным уличным фонарям и широким дорогам легко сказать, что этот район был свидетелем богатой истории.Но трудно не заметить громкий гул автострады I-10 Санта-Моники, доносящийся из-за большой бетонной стены в конце улицы Марвина Гэя.

Брату и сестре Ра и Ван Никерсон сейчас 73 и 72 года соответственно. Они провели годы своего детства в этом районе, который когда-то назывался Шугар-Хилл — дань уважения процветающему району Возрождения Черного Гарлема с таким же названием. В Шугар-Хилл жили врачи, предприниматели и нефтяные магнаты — даже такие легендарные звезды, как джазовая певица Этель Уотерс и актриса Хэтти Макдэниел.

Но процветающая община чернокожих в Шугар-Хилл была исключением: ей удалось выжить, несмотря на системные усилия, направленные на то, чтобы помешать чернокожим людям покупать дома в большей части Лос-Анджелеса.

Брату и сестре Ра (слева) и Ван Никерсон сейчас 73 и 72 года соответственно. Они провели годы становления своего детства в районе Шугар-Хилл. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

Одним из наиболее распространенных инструментов, используемых белыми жителями для поддержания сегрегации — по всей Америке и в Шугар-Хилле — был завет о расовых ограничениях.Эти соглашения, закрепленные в документах о собственности, заставляли домовладельцев обещать никогда не продавать недвижимость афроамериканцам или другим группам меньшинств. В 1940 году 80% объектов недвижимости в Лос-Анджелесе имели эти ограничения.

Ра Никерсон вспоминает, как ее отец учил ее этим заветам, когда она была маленькой, и говорит, что только потому, что такие люди, как Хэтти Макдэниел, боролись с этими ограничениями, ее семья смогла жить там.

В то время в Шугар-Хилл, как и во многих других местах в Америке, были повсеместно распространены расово ограничительные заветы.Но некоторые белые домовладельцы охотно нарушали их, чтобы продать чернокожим покупателям, отчасти потому, что чернокожие были готовы платить больше, поскольку доступной им собственности было гораздо меньше. Готовность нарушать заветы особенно проявлялась во время Великой депрессии, когда многие домовладельцы отчаянно пытались продать свое жилье.

Айвен Хьюстон стоит у исторической компании взаимного страхования жизни Golden State, рассказывая об истории компании своего деда. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

Первым известным афроамериканцем, купившим дом в Шугар-Хилл, был предприниматель Норман Хьюстон, купивший недвижимость в 1938 году. В последующие годы в этот район переехала волна чернокожих семей.

Но одной ассоциации белых домовладельцев не понравилось, как меняется ее район. Поэтому члены Ассоциации благоустройства Уэст-Адамс-Хайтс подали в суд на своих чернокожих соседей за нарушение расовых ограничительных соглашений в надежде на их выселение — даже несмотря на то, что белые продавцы нарушили соглашения.

Слева: Иван Эбботт Хьюстон (внизу слева) со своим отцом Айваном Дж. Хьюстоном и сестрами Памелой Хьюстон-Кретьен и Кэти Хьюстон-Берриман перед своим домом на 24-й Западной улице., через дорогу от школы на 24-й улице, в пасхальное воскресенье, в конце 1950-х. Справа: предприниматель Норман Хьюстон, купивший недвижимость в 1938 году, был первым известным афроамериканцем, купившим дом в Шугар-Хилл. Иван А. Хьюстон скрыть заголовок

переключить заголовок Иван А.Хьюстон

Макдэниел, Хьюстон и их соседи дали отпор своей собственной ассоциации чернокожих домовладельцев под названием Ассоциация защиты Уэст-Адамс-Хайтс. Двое внуков Хьюстона, Иван Хьюстон и Кэти Хьюстон-Берриман, говорят, что помнят своего деда как лидера движения за обеспечение справедливости для чернокожих ангелонцев.

«У него всегда было видение, и я думаю, что он был тем, кого называют лидером… потому что он всегда двигался вперед», — говорит Хьюстон-Берриман.У Ивана до сих пор есть записная книжка его дедушки, в которой задокументированы протоколы собраний Ассоциации защиты Уэст-Адамс-Хайтс, в том числе обсуждения, которые группа вела о борьбе с ограничительными соглашениями по расовому признаку.

У Айвена Хьюстона до сих пор есть записная книжка его деда, в которой задокументированы протоколы собраний Ассоциации защиты Уэст-Адамс-Хайтс, в том числе дискуссии о борьбе с ограничительными соглашениями по расовому признаку. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

После долгих лет планирования стороны, участвующие в так называемом «деле Шугар Хилл», утром 12 декабря предстали перед Верховным судом Лос-Анджелеса.5 сентября 1945 года. Хэтти Макдэниел, ее сообвиняемые и 250 сочувствующих «предстали во всем своем великолепии и элегантности».

Белые истцы утверждали, что чернокожие домовладельцы в Шугар-Хилл приведут к снижению стоимости недвижимости в этом районе, даже несмотря на то, что их чернокожие соседи имели ухоженную недвижимость с увеличением стоимости дома на . Такое расистское мышление соответствовало господствовавшей в то время логике индустрии недвижимости — логике, лежащей в основе красной черты.

В своем возражении адвокат по гражданским правам Лорен Миллер, представлявшая чернокожих домовладельцев, использовала аргумент, который никогда не работал ни в одном американском суде.С. суд ранее — что ограничительные соглашения нарушили Конституцию Калифорнии и 14-ю поправку, которая предусматривает равную защиту в соответствии с законом.

Возле бывшего дома своего деда Норман Хьюстон, Айван Хьюстон и Кэти Хьюстон-Берриман разговаривают с нынешним жителем, который указывает на дом, где когда-то жила актриса Хэтти Макдэниел. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

Застав врасплох переполненный зал суда, судья Турмонд Кларк вынес решение в пользу Миллера.«Конечно, не было никакой дискриминации в отношении негритянской расы, когда дело дошло до призывов к ее членам умереть на полях сражений в защиту этой страны в только что закончившейся войне», — сказал Кларк.

Эта победа означала не только то, что чернокожие жители Шугар-Хилла должны были оставаться в своих домах, — она создала прецедент для дела Верховного суда США 1948 года Шелли против Кремера , которое также утверждал Миллер, которое будет считать ограничительные соглашения в расовом отношении неосуществимый.

Район Уэст-Адамс, ранее известный как Сахарный холм.Затем район был разделен на две части в результате строительства шоссе Санта-Моника в начале 1960-х годов. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

Амина Хассан, написавшая биографию Миллера, говорит, что победа была монументальной, потому что «главным во всем этом было жилье.Она говорит, что доступ к безопасному и качественному жилью означал, что чернокожие могли «отправлять своих детей в лучшие школы, они могли найти работу в этом районе. Жилье было ключом к большему богатству».

В 1952 году, через несколько лет после решения Верховного суда, семья Ра и Ван Никерсон переехала в район Беркли-сквер в Шугар-Хилл. У братьев и сестер загораются глаза, когда они вспоминают свое детство.

«У нас был фургон, и мы ходили туда-сюда по улице и продавали лимонады», — вспоминает Ван.Они смеются, и Ра добавляет: «Мы научились водить машину на Беркли-сквер, потому что на улицах не было машин. Тогда было так комфортно».

Автострада I-10 Санта-Моники теперь занимает место, где когда-то стоял исторический район Беркли-сквер. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

Но всего через несколько месяцев после того, как Никерсоны переехали, начали распространяться слухи о том, что над Шугар-Хилл нависла еще одна угроза — автострада.В 1950-х годах это было частью федеральных усилий по модернизации дорог Америки, и многие из этих дорог в конечном итоге пересекали цветные сообщества. Предлагаемые планы предусматривали, что автострада Санта-Моники будет проходить с востока на запад, полностью стирая с лица земли Беркли-сквер и разделяя Сахарный холм на две части.

«Я очень хорошо помню, и я помню, как мой отец был так расстроен. …Я помню встречи с домовладельцами на Беркли-сквер», — говорит Рха Никерсон. Некоторые из этих домовладельцев объединились и лоббировали против автострады в Капитолии штата.

Но на этот раз все, что они смогли сделать, это отложить проект. Калифорнийская дорожная комиссия единогласно одобрила строительство автострады, которая уничтожит дом, в котором прошло детство Ра и Ван Никерсон. Ван помнит, как выглядывал из окна своей спальни. «Я видел, как трактор сносил эти дома бульдозерами».

Правительство конфисковало дом Никерсонов через выдающееся владение — и хотя Конституция США требует «справедливой компенсации» за любое имущество, приобретенное таким образом, жители, потерявшие свои дома, не имели права на помощь правительства в поиске и переезде в новые дома.

Ра Никерсон почувствовала, что ее семью обманули. «Я помню, как мой отец рассказывал мне о выдающемся имении и о том, что не было никакой возможности остановить это. Оценка нашего дома была довольно низкой; мы получили компенсацию не за рыночную стоимость. Так что это был настоящий переворот».

Дом Никерсона на Беркли-сквер, 20, середина 1950-х годов. Ван Никерсон скрыть заголовок

переключить заголовок Ван Никерсон

Отец Ра сказал ей, что это был переворот, которого бы никогда не произошло, если бы Шугар-Хилл был белым районом.«Он был очень, очень зол. Он чувствовал, что городские власти возмущены живущими там чернокожими, и это их способ разрушить очень жизнеспособное сообщество для поддержки расизма», — говорит она.

В то время проектировщики дорог использовали язык науки, чтобы оправдать строительство автострад через цветные сообщества, говорит Эрик Авила, профессор урбанистики Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. «Они представили головокружительное множество диаграмм и графиков, чтобы утверждать, что это был наиболее экономически эффективный маршрут для этой конкретной автомагистрали.Они отрицали любые вопросы о расе, они отрицали любые вопросы о предвзятости».

В районе Вест-Адамс тупик находится напротив автомагистрали между штатами 10. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

Вместо этого, по словам Авила, они заявили, что нацелились на так называемые «зараженные» общины.«Я не думаю, что мы знаем, в какой степени Шугар-Хилл был признан упадочным районом, потому что он был богатым… Но в дискурсе городского планирования в середине 20-го века в Соединенных Штатах упадок часто был синонимом цветных людей и особенно афроамериканцев».

К 1963 году началось строительство через Шугар-Хилл, и семейный дом Ра и Ван Никерсон был заменен проезжей частью. Примерно в то же время Калифорнийское управление автомобильных дорог предложило еще одну автостраду, которая проходила бы через Беверли-Хиллз.Но когда это богатое белое сообщество протестовало, чиновники отменили строительство.

Спустя почти 70 лет Никерсоны все еще чувствуют потерю дома своего детства. «Это было просто грустно», — говорит Рха Никерсон. «Я не знал, чего ожидать, потому что все, что я знал, это Беркли-сквер, и я действительно чувствовал себя в безопасности в этом сообществе. Так что я был очень потрясен всем этим». Она и ее брат говорят, что после того, как их вытеснила автострада, они никогда не чувствовали той же безопасности и комфорта, которые обеспечивал Шугар-Хилл.

Ра и Ван Никерсон одеваются к Пасхе на заднем дворе на Беркли-сквер, середина 1950-х годов. Ван Никерсон скрыть заголовок

переключить заголовок Ван Никерсон

Ван Никерсон вспоминает момент, когда он понял, что все изменилось.«Мы переехали на Бронсон-авеню, и я сразу же столкнулся с некоторыми проблемами. Большая часть этого района была белой, и белый мальчик перед моим домом назвал меня ниггером. И простите за мой жаргон, но я надрал ему задницу. Знаете, это было для нас началом реального мира».

Сегодня для многих жителей этого района оглушительный дорожный шум, токсичные загрязнители и вызываемые ими заболевания являются частью повседневной жизни. Эта модель разыгралась в городах по всей Америке и больше всего затронула цветные сообщества.

Прежде чем Ван и Ра Никерсон расстались во время недавнего визита в их старый район, они закрыли глаза и еще раз прислушались к звукам своей любимой Беркли-сквер — только для того, чтобы Ван услышал «грохот автомобиля».

«Этого не было, когда мы были детьми. Было тихо», сказал он. Ра кивнул в знак согласия, добавив: «Ты больше не слышишь птиц». Она направилась на угол, чтобы сесть на ближайший автобус до Инглвуда, где она сейчас живет.

Ван сел в машину, чтобы отправиться домой, в город, который находился более чем в часе езды. Его поездка начнется на автостраде Санта-Моника и проведет его прямо через середину того, что когда-то было известно как Сахарный холм.

Блокбастер: как хищническая практика в сфере недвижимости изменила облик Комптона

По мере того, как в начале 1960-х годов наращивалось строительство, превратившее Лос-Анджелес в «город автострад», белые американцы продолжали переезжать в недавно застроенные пригороды, разбросанные по границам городских городских центров.

Прошло почти десятилетие с тех пор, как были сняты ограничительные расовые соглашения, так медленно, что все больше районов открывалось для чернокожих жителей, таких как семья Роберта Ли Джонсона.

Джонсон и два его брата жили в государственном жилом комплексе в Южном Лос-Анджелесе, пока его мать Гейнель не стала рентгенологом и не вышла замуж за его отчима Джеймса Фергюсона, который был аэрокосмическим инженером. В 1961 году они купили недвижимость у белой пары к северу от центра Комптона, пригорода к югу от центра Лос-Анджелеса.

Джонсон вспоминает день въезда. «Я вижу движущиеся фургоны, грузовики и все такое по всей улице, — говорит он. В то время Джонсону было 5 лет, поэтому, по его словам, он думал, что «это был волнующий день для всех». И он заметил, что все остальные переезжающие семьи тоже были черными.

До того, как договоры были признаны неконституционными, Комптон был почти полностью белым городом. Внезапно, когда ковенанты были отменены, индустрия недвижимости осознала, что новый, неиспользованный рынок может быть нацелен на продажу жилья.

Роберт Ли Джонсон в своем старом районе в Комптоне. Джонсон вспоминает, как однажды переехал сюда в 1961 году. «Я вижу движущиеся фургоны, грузовики и все такое по всей улице, — говорит он. В то время Джонсону было 5 лет, поэтому, по его словам, он думал, что «это был волнующий день для всех». И он заметил, что все остальные переезжающие семьи тоже были черными. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

Роберт Ли Джонсон в своем старом районе в Комптоне.Джонсон вспоминает, как однажды переехал сюда в 1961 году. «Я вижу движущиеся фургоны, грузовики и все такое по всей улице, — говорит он. В то время Джонсону было 5 лет, поэтому, по его словам, он думал, что «это был волнующий день для всех». И он заметил, что все остальные переезжающие семьи тоже были черными.

Невил Джексон для NPR

Но для того, чтобы въехать темнокожим, существующим домовладельцам пришлось бы уступить место. Таким образом, индустрия недвижимости нацелилась на белых домовладельцев, чтобы убедить их продать свои дома, используя схему, известную как блокбастер.

Основная идея заключалась в том, чтобы вызвать панику среди белых покупателей жилья, создав ожидание того, что чернокожие покупатели жилья переедут и, в свою очередь, снизят стоимость недвижимости в своих районах. Есть сообщения о том, что агенты по недвижимости вербовали чернокожих, чтобы они гуляли по белым кварталам с колясками, чтобы создать впечатление, что афроамериканские семьи обживаются. черных соседей, поэтому домовладельцы запаниковали и продали.Затем агенты разворачивались и продавали эти дома по завышенным ценам покупателям Black , которые стремились начать с лучших районов.

Белая Китти Фельде выросла в Комптоне в 1960-х годах и помнит листовку, появившуюся под входной дверью ее семьи. «У него был один очень четкий посыл: «Продай сейчас, потому что ты никогда не сможешь получить столько денег, сколько хочешь за свой дом». И они не сказали этого, но это было типа, они въезжают.»

Фельде говорит, что было ясно, что листовки имели в виду афроамериканцев. В последующие годы она начала замечать, как меняется район и появляются новые лица в школе. Ее семья предпочла остаться, но многие белые соседи сбежали, и их место заняли такие семьи, как семья Роберта Джонсона.

Джонсон с теплотой вспоминает годы, последовавшие за «днем переезда» в 1961 году. Он говорит, что Комптон чувствовал себя «шагом в другой мир» по сравнению с комплексом государственного жилья, в котором жила его семья до переезда.Хотя их новый дом был разделен с его братьями, он был просторным. Он вспоминает, что у него на заднем дворе были фруктовые деревья — апельсины, мушмула и хурма. «Я не знал, что такое мушмула, пока не попал в Комптон!»

Он помнит, как ходил в местный центр отдыха и парк, чтобы научиться плавать, играть в баскетбол и участвовать в общественных рождественских представлениях. «Наши родители были вовлечены, знаете ли. Ваш отец был тренером, матери поддерживали команду, продавали хот-доги.Он говорит, что это был типичный американский пригород.

До середины 1960-х годов Комптон был процветающим черным городом с политической властью чернокожих — он избрал своим первым чернокожим членом совета Дугласа Доллархайда, который впоследствии стал первым чернокожим мэром города. Рабочие места в профсоюзах открывались для чернокожих рабочих, а Комптон был домом для лучших интегрированных школ и городского колледжа.

Но в то время как Комптон олицетворял социальную мобильность для многих чернокожих американцев, он также стал символом их эксплуатации.Хищнические методы, такие как блокбастеры, вынуждали семьи переплачивать за дома, стоимость которых в конечном итоге снижалась по мере прибытия новых чернокожих. По данным переписи, средняя цена дома в Комптоне в 1960 году составляла 12 800 долларов. Семья Джонсона заплатила 17 500 долларов, или на 37% больше, несмотря на то, что в то время это был меньший дом, чем большинство в Комптоне.

Роберт Ли Джонсон разговаривает с жителем района своего детства. Он говорит, что Комптон чувствовал себя «шагом в другой мир» по сравнению с комплексом государственного жилья, в котором жила его семья до переезда.Хотя их новый дом был разделен с его братьями, он был просторным. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

Джош Сайдс, профессор истории Калифорнийского государственного университета в Нортридже, говорит, что эти цифры убедительно свидетельствуют о том, что семья Джонсона была целью блокбастера.А после того, как в город въехало еще чернокожих, цены на жилье в Комптоне упали в течение следующих нескольких поколений.

«Действительно порочная часть блокбастеров, на мой взгляд, заключается в том, что они увековечивают представление о том, что чернокожие в вашем районе обесцениваются», — говорит Сайдс. «И из-за этого восприятия это стало самоисполняющимся пророчеством. То есть стало правдой, что черный человек, переезжающий в ваш район, означает, что ваша ценность снизилась, потому что, конечно, стоимость собственности в значительной степени зависит от социальных решений и социальных убеждений. .

К 1970 году чернокожее население Комптона достигло 71%. Но по мере того, как все больше белых жителей уезжало, их бизнес и налоговая база тоже росли. Ряд экономических факторов также привел к сокращению рабочих мест на производстве в этом районе, которые были основой Постоянная занятость в Комптоне Примерно в это же время промышленные рабочие места в основном переместились в пригороды Лос-Анджелеса, безработица в Комптоне стремительно росла и продолжала ухудшаться в следующее десятилетие

Джонсон вспоминает, что у некоторых соседей начались проблемы с выплатой ипотечных кредитов.«Впервые я действительно заметил это лично в школе, потому что ты сидишь в классе, а твоих одноклассников нет», — говорит он.

Именно тогда он понял, что что-то изменилось. Уилсон-Парк, где он брал уроки плавания и играл в баскетбол, внезапно оказался без оплачиваемого присмотра взрослых, что, как помнит Джонсон, произошло из-за потери доходов города.

«Люди в Комптоне оказались в очень плохом положении, — говорит он.«Легальные рабочие места исчезли, а потом пришло это — это больше, чем наркотик. Это было почти как демонический дух». Он имеет в виду эпидемию крэка, охватившую Комптон в 1980-х годах.

Спустя почти три десятилетия после того, как его семья купила дом его детства в Комптоне, Джонсон понял, что не хочет воспитывать собственного сына в любимом городе.

Роберт Ли Джонсон приветствует свою подругу детства и соседку Иоланду Сегуру.Они познакомились в 1961 году, когда Роберт впервые переехал в этот район в возрасте 5 лет. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

«Однажды сижу перед своим домом, мою машину, а какой-то дурак в квартале от меня купил новую винтовку и начинает стрелять по уличным фонарям.Чтобы защитить своего сына, Джонсон чувствовал, что у него нет другого выбора, кроме как покинуть Комптон.

Когда семья Джонсона продала свой дом в 1988 году за 64 000 долларов, он стоил меньше, чем они заплатили в 1961 году. С поправкой на инфляцию этот дом потерял почти 8 долларов. % от его стоимости за 27 лет

Но хотя Джонсон уехал из Комптона, Комптон никогда не покидал его Он написал книгу об истории города, он является одним из основателей городского исторического общества, и вы можете видеть, как его лицо мгновенно просветлело когда он замечает старого соседа во время недавнего визита.

Окно возможностей: бегство чернокожих из Комптона во Внутреннюю империю

Роберт Джонсон был лишь одним из тысяч чернокожих комптонитов, которые начали уезжать из города в 1980-х годах в поисках большего пространства и более безопасных районов. Облик города, в котором когда-то преобладали чернокожие, быстро менялся, поскольку его афроамериканские жители в основном перебрались вглубь страны, в недавно построенные пригороды.

Билли Росс помнит, как навещал своих родственников в недавно застроенных городах, таких как Ранчо Кукамонга.«Ничего из этого не существовало… Эти дома были построены в 06, 07, 08 годах». К началу 2000-х так много людей из Комптона переехали во Внутреннюю Империю, что один из ее районов стал известен как «Маленький Комптон». Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

Билли Росс, которому сейчас 45 лет, провел 1980-е и начало 90-х годов в Комптоне, когда Джонсон переезжал со своей семьей.«Комптон менялся вокруг нас — и быстро», — говорит Росс.

Он описывает свое детство там как «волшебное» и «невероятно сложное». Волшебный, потому что это был в основном черный город с политической властью, а это означало, что в черном сообществе было разнообразие. «Это был спектр людей, спектр черного класса … вы знаете, от профессиональных людей до людей, [которые] просто сводят концы с концами. Я имею в виду, это волшебно».

Росс морщит глаза, и на его лице появляется улыбка, когда он вспоминает, как сидел на крыльце своего дома, а его сестра заплетала ему волосы, а сосед проходил мимо, строя спонтанные планы сыграть в кости за углом.Он говорит, что в его квартале всегда происходило что-то интересное. Но затем его улыбка исчезает. «Комптон, в котором я вырос, больше не существует».

Но «невероятно сложная» часть взросления в Комптоне, по его словам, наступила, когда разразилась эпидемия крэка и ее волновые последствия. Экономическое неравенство и насилие со стороны полиции в отношении чернокожих в Лос-Анджелесе достигли апогея. Растущее напряжение между правоохранительными органами и афроамериканцами вылилось в восстание 1992 года, когда четверо полицейских были оправданы после жестокого избиения темнокожего мужчины по имени Родни Кинг.

Билли Росс объясняет, что происходит на ранчо Кукамонга. Он говорит, что люди уходят от архитектуры McMansions к чему-то более современному. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

Родственники и соседи Росса начали уезжать из города в поисках большего пространства, хороших школ и безопасности.Кроме того, покупка недвижимости в округе Лос-Анджелес становилась все более недоступной. Как и многие другие, родственники Росса обратили свои взоры на Внутреннюю Империю — участок земли, который начинался примерно в 50 милях к востоку от Лос-Анджелеса. Незадолго до этого это была в основном пустыня, виноградники и фабрики.

Но затем перед потенциальными чернокожими покупателями жилья открылось окно возможностей, когда появились недавно развитые города, такие как Ранчо Кукамонга. Росс помнит, как навещал своих родственников поблизости. «Ничего из этого не существовало…. Эти дома были построены как ’06, ’07, ’08». К началу 2000-х так много жителей Комптона переехали во Внутреннюю Империю, что один из ее районов стал известен как «Маленький Комптон».

Росс вспоминает свое впечатление от жизни во Внутренней Империи в подростковом возрасте. «Это похоже на: «Ребята, вы собираетесь купить дом с пятью спальнями и у вас будет бассейн. Например, что? Несмотря на то, что жилье во Внутренней Империи было дешевле и просторнее, большинство рабочих мест оставалось в Лос-Анджелесе, а это означало, что пассажиры тратили от трех до пяти часов в пробках в час пик в день.

Родители Росс решили остаться в Комптоне. Их философия была такова: «Не двигайся, совершенствуйся». Росс говорит, что чернокожие часто слышат эту фразу. «В тех местах, где мы находимся в массовом порядке, часто есть стимул уехать, и это бесполезно, потому что вы не получаете поколенческую, институциональную, культурную изоляцию. Вы не получаете передачу энергии. Вы уходите оттуда, где вы богаты во многих отношениях — может быть, не в финансовом, — но вы богаты И вы идете в другое место в поисках экономической безопасности.Но в культурном отношении вы теперь разбавлены».

Но даже для Росса, который так предан Комптону, переезд вглубь страны в конечном итоге стал наиболее практичным вариантом. В 2000 году, после окончания колледжа, он женился на своей жене Тамаре, которая снимала дом, а затем они некоторое время владели кондоминиумом в 25 милях к северо-востоку от Комптона.Несколько лет спустя, когда они узнали, что ждут своего первого ребенка, они решили, что им нужно больше места, и у них появились новые соображения, такие как хорошие школьные округа.

Итак В апреле 2006 года пара остановилась на доме с четырьмя спальнями и гаражом на три машины в городе Фонтана во Внутренней Империи.Весь участок был почти 8000 квадратных футов. Это будет стоить 525 000 долларов.

Их кредитный менеджер предложил им условия, от которых они не могли отказаться — то, что обычно называют кредитом NINJA. У них был бы минимальный первоначальный взнос — намного ниже стандартных 20% — и им не нужно было бы подтверждать доход или активы. Все, что требовалось офицеру, — это проверка кредитоспособности, что не было проблемой для пары, поскольку у них был высокий кредитный рейтинг. Это было так просто, и им сказали, что они всегда могут рефинансировать, если позже им понадобится более доступный платеж.

«Было такое ощущение, что это секрет, и теперь это доносится до масс. ссуды, которую используют белые люди». Знаете, типа: «Зачем тебе покупать дом на собственные деньги?» »

Район Ранчо Кукамонга, города во Внутренней Империи. Поскольку покупка недвижимости в округе Лос-Анджелес становилась все более недоступной, как и во многих других, родственники Росса обратили свои взоры на Внутреннюю Империю — участок земли, который начинался примерно в 50 милях к востоку от Лос-Анджелеса.Незадолго до этого это была в основном пустыня, виноградники и фабрики. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

Росс тут же предался удовольствиям загородной жизни.«Новизна этого была крутой. Это был одноэтажный дом, и в нем было место внутри и снаружи. И я мог поливать свою собственную траву, как мой отец. У меня было травы !» Росс в это время переходил к карьере в сфере недвижимости, Тамара поднималась по служебной лестнице в качестве прокурора, и их семья росла. Жизнь в Фонтане была хорошей.

«А потом, к осени 2007 года, начался настоящий ад», — говорит Росс. Разразился глобальный финансовый кризис, и внезапно оазис Внутренней Империи начал исчезать у него на глазах.Почти 16% домов в регионе были лишены права выкупа, что сделало его одним из наиболее пострадавших мест в стране.

Многие домовладельцы в этом районе обратились за помощью в Совет по справедливому жилищному регулированию округа Риверсайд, исполнительным директором которого является Роуз Мэйс. «Мне пришлось создать совершенно новый отдел [выкупа]» из-за высокого спроса на такого рода помощь, — говорит она. Телефонные звонки от тех, кто ищет помощи, были непрекращающимися. «Они испытывали боль, — говорит Мэйс. «Они не знали, что делать…. люди, которые думали, что поступали правильно по правильным причинам, но этого не произошло». , субстандартные кредиты, которые были широко распространены в то время. И она заметила, что чернокожие и латиноамериканцы чаще всего становились жертвами таких кредитов. В период с 2004 по 2008 год с латиноамериканских заемщиков брали значительно больше за ипотечные кредиты, чем с белых заемщиков с аналогичным финансовым положением.

Финансовая инновация под названием «ипотечная секьюритизация» стимулировала инвесторов продавать как можно больше кредитов. Кредиторы часто подталкивали покупателей жилья, которые могли бы претендовать на обычные государственные ипотечные кредиты, к более рискованным кредитам, которые клали больше денег в карманы кредиторов, говоря покупателям, что они могут иметь дом побольше, меньшие платежи или и то, и другое.

Люди, подвергшиеся непропорционально большому преследованию, принадлежали к тем же сообществам, которые были отмечены красной чертой, заблокированы из районов из-за ограничительных соглашений по расовому признаку и заблокированы.Теперь грабительские кредиты отнимут богатство, которое так много людей создавало всю свою жизнь.

Роуз Мэйс — исполнительный директор Совета по справедливому жилищному строительству округа Риверсайд. Мэйс помнит, как помогала покупателям жилья, впервые покупающим жилье, которые были уязвимы для хищнических ипотечных кредитов. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

К 2008 году, по словам Росса, его дом стоил вдвое меньше, чем он заплатил за него двумя годами ранее.Но его платежи по ипотеке не отражали это снижение стоимости. Он и его жена платили в два раза больше, чем соседи, за арендную плату домов на его улице — многие из этих домов были отчуждены банками.

Домовладение не соответствовало тому, о чем когда-то думал Росс, — обещанию передать богатство и безопасность своим детям.

Росс говорит, что он снова и снова пытался рефинансировать, потому что то, что он платил, становилось непосильным. Но кредиторы отказались, потому что по иронии судьбы, пока он продолжал платить по ипотеке каждый месяц, у них не было стимула заключать с ним более выгодную сделку.Он подумал: «О, я знаю эту игру», и это было непросто, потому что вы взяли на себя обязательство… и это обязательство каким-то образом связано с вашей личностью. Вы видите себя как человека определенного типа. »

Но после выплаты того, что, по его словам, несколько лет казалось непомерной ипотекой, «Тамара и я в конце концов решили, что этим людям наплевать на нас. И они довольствуются тем, что обескровливают нас.»

Так перестали платить. Росс знал, что их кредитный рейтинг упадет, и им придется проглотить этот удар на долгие годы.Но он также знал, что эта стратегия была единственным шансом удержать их дом.

В конце концов, примерно через два года после того, как они применили «стратегический дефолт», игра Билли и Тамары Росс сработала. Кредитор наконец согласился помочь им рефинансировать. Они потратили годы на создание своего кредитного рейтинга снова. В 2019 году они смогли продать дом в Фонтане и переехать в новый неподалеку.

Мэйс из Совета по справедливому жилищному строительству говорит, что многие домовладельцы во Внутренней Империи все еще не оправились от финансового кризиса.Другие, которых она помнит, помогали, просто исчезли, говорит она.

Билли Росс считает себя одним из немногих чернокожих, которым повезло выбраться из финансовой ямы, несмотря на систему, которая, по его мнению, предназначена для удержания афроамериканцев на дне. «Это действительно меня огорчает, — говорит он. «Не так уж много нас на этой стороне, где мы можем функционировать и как бы пользоваться некоторыми вещами, которые может предложить это общество.» Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

Билли Росс считает себя одним из немногих чернокожих, которым повезло, несмотря на систему, которая, по его мнению, предназначена для того, чтобы держать афроамериканцев на дне.

«Мне действительно грустно, — говорит он. «Не так уж много нас на этой стороне, где мы можем функционировать и как бы извлекать выгоду из некоторых вещей, которые может предложить это общество. Многие из нас не владеют собственностью. у нас нет акций на фондовом рынке. У нас нет акций в этой стране.

Вот почему Росс не упускает свой второй шанс. Он и его жена строят то, что Росс называет своим будущим «вечным домом».Он вспоминает недавний разговор с кредитным инспектором, который пытался заключить его в кредит прямо сейчас — обещая, что, если ему не понравятся условия, он может «просто рефинансировать» в будущем.

Все это было слишком знакомо, чтобы Росс, который подумал: «Этот парень просит меня сыграть в азартные игры». И я сказал ему… «Чувак, я черный. … Мы собираемся дважды отмерить и один раз отрезать. И мы, вероятно, сохраним этот дом навсегда, живем мы в нем или нет. Он будет принадлежать нашим детям. »

Для Росса передача собственности означает не только оставить дом своим детям.Речь идет о передаче эстафетной палочки следующему поколению, а затем и тому, чтобы однажды у них было что-то, что можно назвать своим.

Черные покупатели жилья сегодня платят неравную цену

Несколько месяцев назад ДоннаЛи Норрингтон отпраздновала свое 60-летие в недавно купленном доме в Комптоне, который она и ее сестра Мэри-Жозефин теперь называют своим. Норрингтон думала, что у нее никогда больше не будет дома после потери кондоминиума, которым она и ее бывший муж недолго владели до финансового кризиса.Она сказала, что потеря этого дома перевернула ее кредитную историю, и с этого момента она стала снимать жилье.

ДоннаЛи Норрингтон думала, что у нее никогда больше не будет дома после потери кондоминиума, которым она и ее бывший муж недолго владели до финансового кризиса. Норрингтон изображена здесь со своей сестрой Мэри-Жозефиной в ее домашнем офисе. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

«Я даже не рассматривал вопрос о домовладении только потому, что думал, что это не в моих силах — не столько в финансовом отношении, сколько просто потому, что, может быть, я был слишком стар, чтобы владеть домом, и я просто не хотел брать на себя всю ответственность, которая пришли с ним», — говорит Норрингтон.

Затем ей приснился сон, в котором Бог сказал ей пойти к Марку Олстону, ипотечному брокеру, чтобы купить дом с фиксированной ипотекой. Олстон говорит, что понял видение Норрингтона, но «она начала плакать еще до того, как мы закрылись. Я сказал ей подождать. Давайте закончим все, прежде чем праздновать».

Олстон говорит, что занялся недвижимостью, потому что хотел сделать что-то для своего сообщества — для таких людей, как Норрингтон, — чтобы изменить постоянный разрыв между чернокожими и белыми домовладельцами.«Я имею в виду, для меня просто невероятно [что] почти 75% белого сообщества владеют домами… А в моем сообществе, вы знаете, это примерно 2 из каждых 10 в Лос-Анджелесе, 4 из каждых 10 в стране», — говорит он.

ДоннаЛи Норрингтон и ее сестра Мэри-Жозефина. Хотя они действительно имели право на приличные кредиты с их существующей кредитной ситуацией, небольшое руководство по оплате счетов и ожиданию истечения срока действия отрицательных частей их кредитной истории помогло им получить лучшую ставку и, в конечном итоге, получить право на рефинансирование. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

У Алстона в основном чернокожие клиенты в Лос-Анджелесе и его окрестностях. Он говорит, что существуют сложные системные барьеры, удерживающие чернокожих американцев от владения жильем, многие из которых связаны с процессом получения доступного кредита, который фактически позволяет им сохранять и передавать богатство из поколения в поколение.

Чтобы просто претендовать на получение кредита, потенциальный заемщик должен быть «кредитоспособным» по мнению кредитора. В существующей финансовой системе именно кредитный рейтинг FICO в первую очередь определяет эту кредитоспособность, но у трети чернокожих американцев его нет.

А для тех, кто это делает, по словам Алстона, оценки не столь справедливы или предсказуемы, как могли бы быть, потому что оценка не учитывает широкий диапазон платежей, которые платят обычные люди. Например, счета за мобильный телефон, счета за коммунальные услуги и даже арендные платежи не включаются в баллы FICO, которые обычно используют кредиторы.

Многие финансовые эксперты согласны с тем, что такие платежи являются хорошим индикатором способности выплачивать ежемесячную ипотеку. Лори Гудман из Urban Institute сказала NPR: «Я бы предположила, что если вы смотрите на мой кредитный рейтинг, то, плачу ли я за аренду, гораздо более предсказуемо, чем плачу ли я кредитной картой Macy’s или нет, но моя кредитная карта Macy’s включена, а арендная плата не включена».

ДоннаЛи Норрингтон обнимает свою дочь Саммер у себя дома. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

Олстон говорит, что в случае с ДоннаЛи Норрингтон и ее сестрой, несмотря на то, что они имели право на получение приличных кредитов с их существующей кредитной ситуацией, небольшое руководство по оплате счетов и ожидание истечения срока действия негативной части их кредитной истории помогло им получить лучшую ставку и, в конечном итоге, получить право на рефинансирование.«У многих людей возникают споры с кредитом из-за счета за кабельную приставку на 200 или 300 долларов», который, по его словам, может значительно снизить кредитный рейтинг.

Не все ипотечные брокеры помогают своим клиентам копаться в документах и ​​решать мелкие споры, чтобы получить лучший кредит. Но Алстон говорит, что большинству американцев не хватает понимания сложной финансовой системы, поэтому такое руководство имеет большое значение. «Это не имеет ничего общего с интеллектом. Это связано со знакомством с финансовыми операциями», — говорит он.

Марк Алстон построил свою кредитную практику в надежде расширить доступ к домовладению для чернокожих американцев.Он говорит, что они систематически подвергаются дискриминации со стороны сектора недвижимости и государственной политики. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

Помимо оценки кредитоспособности, после финансового кризиса все более распространенным стал дополнительный барьер для домовладельцев — ценообразование, основанное на риске, которое, по сути, означает, что чем более рискован заемщик, тем больше кредитор берет с него деньги за ссуду.

Около половины чернокожих покупателей жилья получают ссуды, обеспеченные ипотечными гигантами Fannie Mae и Freddie Mac, которые в основном используют кредитный рейтинг заемщика и первоначальный взнос для измерения риска, который будет определять стоимость ссуды. Поскольку средний кредитный рейтинг чернокожего заемщика примерно на 60 пунктов ниже, чем средний балл белого заемщика, и поскольку чернокожие покупатели в среднем вносят меньший первоначальный взнос, ценообразование, основанное на риске, имеет тенденцию увеличивать расходы для среднего чернокожего покупателя жилья.

До мирового финансового кризиса Fannie и Freddie в ограниченной степени использовали ценообразование, основанное на оценке риска, но, как правило, они позволяли широкому кругу заемщиков получать доступ к довольно схожим ставкам по своим кредитам.Но в ответ на кризис ипотечные гиганты стали более агрессивно устанавливать ценообразование на основе риска, что по-разному влияет на заемщиков с меньшим богатством и более низким кредитным рейтингом. Алстон называет это «платой за бедных больше».

Экономист Эд Голдинг работал в Freddie Mac во время кризиса. Теперь в Массачусетском технологическом институте он проанализировал, как эти дополнительные сборы влияют на благосостояние чернокожих домовладельцев. «Это несправедливо по своей сути, что мы подняли цены во время финансового кризиса, чтобы эти люди, пострадавшие от финансового кризиса, могли помочь финансовым учреждениям», — говорит он.

Голдинг говорит, что покупателей жилья с меньшим достатком и низким кредитным рейтингом по-прежнему просят платить больше сегодня. «Похоже, мы просим жертв платить и еще раз платить за то, что на самом деле не было их виной», — говорит он.

В отдельных заявлениях для NPR Fannie Mae и Freddie Mac заявили, что этот тип ценообразования помогает им управлять рисками и «обеспечил стабильность во время пандемии и позволил владеть жильем миллионам семей, в том числе многим цветным семьям».

Третьим препятствием для владения жильем, которое несоразмерно влияет на чернокожих заемщиков, является ипотечное страхование, которое обычно требуется, если заемщик вносит первоначальный взнос менее 20% от суммы кредита.Фактически, 9 из 10 чернокожих покупателей жилья платят за ипотечное страхование по сравнению с 6 из 10 белых покупателей жилья. А страхование — это просто еще один способ учета риска финансовой системой, стоимость которого перекладывается на «рискованного» покупателя жилья.

Закон о справедливом жилищном обеспечении не считает какие-либо из этих основанных на риске барьеров незаконными. До сих пор суды постановляли, что кредиторы могут оценивать кредиты таким образом, что это ставит в невыгодное положение определенные расовые группы, если такое ценообразование связано с кредитным риском.Но исследователи из Калифорнийского университета в Беркли изучают четвертый барьер, который не имеет ничего общего с кредитным риском: прямую дискриминацию.

Исследователи проанализировали почти 10 миллионов ипотечных кредитов и обнаружили, что с чернокожих и латиноамериканских заемщиков по-прежнему взимается более высокая плата, даже после учета риска. Это означает, что чернокожие и латиноамериканские покупатели жилья с тем же кредитным рейтингом и процентным первоначальным взносом, что и белые покупатели жилья, по-прежнему платят больше за свои кредиты, несмотря на то, что не представляют дополнительного риска для кредитора, что равносильно незаконной дискриминации на основании прошлых судебных решений.

До середины 1960-х Комптон был процветающим чернокожим городом с политической властью чернокожих — он избрал своего первого чернокожего члена совета Дугласа Доллархайда, который в конечном итоге стал первым чернокожим мэром города. Рабочие места в профсоюзах открывались для чернокожих рабочих, а Комптон был домом для лучших интегрированных школ и городского колледжа. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

Исследование также показало, что чем выше концентрация чернокожих или латиноамериканцев в районе, тем выше цена для чернокожих или коричневых покупателей в этом районе.

«Этот эффект гораздо более заметен, когда мы разделяем данные по географии», — говорит Роберт Бартлетт из Berkeley Law, один из авторов исследования. «Итак, это законное опасение, что в основном это своего рода новая красная черта, с которой мы столкнулись».

В этом случае, вместо того, чтобы отказывать в страховании кредитов в районах проживания чернокожих и коричневых, кредиторы просто взимают с людей, живущих в этих районах, немного более высокие ставки. И эффект остается верным, даже когда компьютерные алгоритмы выписывают кредиты.Их выводы будут опубликованы в следующем выпуске Journal of Financial Economics .

Эта идея включения чернокожих американцев в рынок жилья, но с более высокой платы за это, является частью того, что ученый из Принстона Кианга-Яматта Тейлор называет «хищническим включением».

«Как только вы заплатите этот взнос, этот взнос, эту большую сумму денег, теперь вы сможете участвовать наравне со своими белыми сверстниками», — говорит Тейлор. «И поэтому это не только влияет на то, как жилье должно приносить людям богатство, — оно сокращает богатство, сумму денег, которую афроамериканцы должны платить, чтобы выйти на рынок жилья в первую очередь.»

Марк Алстон встречается с клиентами в своем офисе на бульваре Ла-Тихера в Лос-Анджелесе. В отличие от большинства кредитных специалистов, Алстон работает со своими клиентами месяцами, а то и годами, чтобы распутать запутанный процесс подачи заявки на кредит, оплатить счета и повысить кредитный рейтинг, чтобы они в конечном итоге могли претендовать на получение ипотечного кредита. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

Марк Алстон встречается с клиентами в своем офисе на бульваре Ла-Тихера в Лос-Анджелесе. В отличие от большинства кредитных специалистов, Алстон работает со своими клиентами месяцами, а то и годами, чтобы распутать запутанный процесс подачи заявки на кредит, оплатить счета и повысить кредитный рейтинг, чтобы они в конечном итоге могли претендовать на получение ипотечного кредита.

Невил Джексон для NPR

Совокупный эффект этой правовой политики и дискриминационной практики приводит к тому, что чернокожие американцы платят больше за владение домом — то, что некоторые эксперты называют «черным налогом» на домовладение.Это также означает, что они накапливают меньше богатства за свою жизнь, чем белые американцы — порядка десятков тысяч долларов потерянных сбережений и инвестиций, согласно анализу, проведенному Голдингом из Массачусетского технологического института и его коллегами.

И хотя кредиторы и ипотечные компании могут утверждать, что ценообразование, основанное на оценке риска, является справедливым способом учета риска, у брокера Марка Олстона другое представление о том, что означает «справедливое» в Америке. «Когда у вас было 350 лет не только несправедливости, но и фактической оппозиции — у вас были исключительные законы о зонировании, у вас были частные соглашения, у вас была федеральная институционализация красной черты, теперь у вас есть разрозненная политика жилищного финансирования.Когда у вас есть реальная оппозиция, «справедливость» — интересная концепция». если финансовая система не будет изменена на более справедливую. домовладение? Как насчет фактической государственной политики, которая двигает иглу, на самом деле? Как насчет изменения занятости и оплаты труда, которое сократит разрыв, неравенство в оплате труда белых и черных? Как насчет тех вещей, которые будут иметь значение для будущих поколений?»

В заявлении для NPR Национальная ассоциация риелторов, крупнейшая группа по недвижимости в стране, признала свою прошлую роль в жилищной дискриминации и заявила, что она внедрила программы обучения по борьбе с предвзятостью для своих членов.

Вернувшись на свою усаженную деревьями улицу в Комптоне, ДоннаЛи Норрингтон проливает слезы сквозь широкую улыбку, размышляя о своем достижении. «Я всегда чувствую себя поздно расцветающей», — говорит она, но владение собственным домом — это облегчение. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

«Десятилетия системного расизма оставили позади миллионы домохозяйств меньшинств, система, которую НАР, к сожалению, помогла увековечить полвека назад», — заявила группа.«В последние годы NAR вновь взяла на себя обязательство исправить ошибки прошлого, устранив сохраняющееся общенациональное неравенство в отношении жилья и выступая за политику, которая обеспечит более доступный рынок в ближайшие годы».

Среди своих первых распоряжений президент Байден в январе поручил Министерству жилищного строительства и городского развития «принять меры, необходимые для исправления расовой дискриминации федеральной жилищной политики».

Алстон планирует продолжать настаивать на изменении политики, которая расширит доступ к собственности чернокожих, в то же время расширяя доступ через свою собственную практику для таких людей, как ДоннаЛи Норрингтон.

Дети играют на тихой улице в Комптоне. Невил Джексон для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Невил Джексон для NPR

Вернувшись на свою тихую, усаженную деревьями улицу в Комптоне, Норрингтон проливает слезы сквозь широкую улыбку, размышляя о своем достижении.«Я всегда чувствую себя поздно расцветающей», — говорит она, но владение собственным домом — это облегчение.

«Нам никогда не нужно беспокоиться о том, что кто-то продаст это из-под нас или что-то в этом роде», — говорит она. «У нас здесь есть свой маленький кусочек… Знаете, я чувствую себя очень хорошо, оставив какое-то наследие».

Это наследие, которое сегодня остается недоступным для многих чернокожих американцев.

Джонаки Мехта, Кристофер Интальята, Алехандра Маркес Янсе, Сами Йенигун и Джоли Майерс подготовили и отредактировали аудиоверсии этой истории при дополнительной помощи Криса Арнольда.Проверка фактов и исследования Джейн Гилвин, Мэри Глендиннинг, Греты Питтенгер, Колетт Розенберг, Барклая Уолша и Джулии Воль. Графика Зака ​​Левитта и Рут Талбот. Фотография для NPR Невила Джексона. Редактирование фотографий и исследование Мишель Аберкромби, Николь Вербек и Дай’Амонд Мур. Ави Шнайдер отредактировала и подготовила для Интернета, с дополнительным редактированием от Джерри Холмса и Джина Демби. Эта история была вдохновлена ​​​​работой Code Switch о сегрегации жилья .

Черный изобретатель Гаррет Морган спас бесчисленное количество жизней с помощью противогаза и усовершенствованных светофоров

Незадолго до полуночи в конце жаркого летнего дня 1916 года на глубине 120 футов под волнами озера Эри взорвался карман с природным газом.Это произошло во время работ над новейшим туннелем гидротехнических сооружений в Кливленде, подводной артерией шириной 10 футов, предназначенной для забора воды примерно за пять миль, за пределы загрязненной береговой линии города. Взрыв оставил перекрученные трубы трубопровода на полу туннеля и разорвал железнодорожные пути внутри коридора, а ядовитый дым вился от обломков. Когда пыль осела, 11 туннельных рабочих были мертвы.

Две спасательные группы вошли в туннель в поисках выживших. Но у них не было надлежащего оборудования для защиты от дыма и дыма; 11 из 18 спасателей погибли.Примерно через 11 часов, отчаянно пытаясь спасти кого-нибудь еще живого, полиция Кливленда обратилась к Гаррету А. Моргану — местному изобретателю, называвшему себя «Черным Эдисоном», — и к противогазу, который он запатентовал двумя годами ранее.

«Он шуршал своего брата Фрэнка», — рассказывает внучка изобретателя Сандра Морган. «Они бросили в машину кучу противогазов — помните, они продавали эти вещи — и в пижамах поехали к берегу озера».

Безопасно сквозь дым и пары

Изобретение Моргана родилось из трагедии.25 марта 1911 года нью-йоркскую компанию Triangle Shirtwaist Company охватил пожар, в результате которого погибли 146 рабочих-швей — большинство из них были молодыми иммигрантками, запертыми на фабрике. Инцидент выставил на всеобщее обозрение неадекватность противопожарных правил и оборудования для обеспечения безопасности, и Морган, который сам когда-то работал в быстро развивающейся швейной промышленности Кливленда, решил попробовать свои силы в создании эффективной маски. Он взялся за проблему, которая годами ставила изобретателей в тупик: вдыхание дыма.

«Легочные осложнения после вдыхания дыма составляют около 77 процентов смертей, связанных с пожаром, — говорит Сумита Хатри, пульмонолог из Кливлендской клиники, — и в основном это связано с отравлением угарным газом.Угарный газ сильно притягивается к гемоглобину, белку, несущему кислород в наших красных кровяных тельцах, и связывается с красными кровяными тельцами гораздо легче, чем кислород. Клетки крови должны выделять кислород в организм. Но когда они связаны угарным газом, кислород не попадает к вашим мышцам, тканям, органам и мозгу. Вы буквально задыхаетесь изнутри, на клеточном уровне».

Обложка рекламной брошюры с изображением изобретения Моргана, национального защитного колпака и противодымной защиты, около 1914 года.Фото: Западное резервное историческое общество

Морган знал, что угарный газ имеет тенденцию задерживаться примерно на уровне головы стоящего человека, в то время как более чистый воздух витает ближе к ногам. Итак, он сконструировал свое устройство для забора воздуха через длинную трубку, свисающую у земли наподобие хвоста. На уровне копчика он расходился на два шланга, которые змеились по обеим сторонам грудной клетки владельца и ниже подмышек, наконец, входя в маску (капюшон, напоминающий шлем пчеловода), как змеевидные моржовые бивни.

Сзади система напоминала букву «Y», а ее свисающая впускная труба напоминала хобот слона. Эти животные, похоже, разожгли воображение Моргана: «Насколько я понимаю, он черпал вдохновение у слонов в цирке», — говорит Сандра. «Было очень жарко, и он видел, как слоны высовывали свои хоботы из палатки, чтобы подышать свежим воздухом».

Но блестящее наблюдение Моргана и вытекающее из него простое, но практичное устройство оказалось трудно продать.Сандра говорит, что его отец был сыном генерала Конфедерации Джона Ханта Моргана и порабощенной чернокожей женщины, а мать Моргана была чернокожей, а это означало, что изобретатель был полностью подвержен расизму. Он учился в школе до шестого класса и в основном был самоучкой. Но его изобретательность в конце концов победила. После многих неудачных попыток продать то, что он называл своим «защитным капюшоном», Морган придумал театральную схему, чтобы обойти фанатизм потенциальных покупателей. В 1914 году он нанял белого актера, который выдал себя за изобретателя. Затем Морган замаскировался, наполнил палатку ядовитым дымом и приказал актеру развлечь толпу, когда Морган пристегнул свой дыхательный аппарат и вошел в палатку, где прождал почти полчаса, прежде чем благополучно выйти к ошеломленной аудитории.Последовали оживленные продажи, и газеты сообщили об этой демонстрации — так полицейское управление Кливленда узнало об устройстве Моргана.

Забытый герой

Кливленд в 1916 году стал пятым по величине городом страны. Его растущее население переполняло канализационную систему и опасно загрязняло водоснабжение озера Эри. Туннели водопроводных сооружений, протянувшиеся на многие мили за пределы самого сильного загрязнения, обещали более чистую питьевую воду.

Чтобы проложить туннели, рабочие, известные как «песчаные кабаны», должны были прорыть дно озера через песок, гипс, известняк и гигантские запасы природного газа.Последние образовались миллионы лет назад после того, как мертвые растения и животные смешались с илом, песком или бикарбонатом кальция и со временем оказались погребены глубоко под озером Эри. Многочисленные слои отложений добавляли давление и тепло к этой смеси, в конечном итоге превращая содержащиеся в ней углерод и водород в природный газ. Более трех триллионов кубических футов его лежит под озером. А незадолго до полуночи 24 июля 1916 года пески пробили взрывоопасную яму.

К тому времени, как Морган был вызван и спустился по туннелю, тела двух предыдущих спасательных групп были разбросаны по туннелю.Но восемь человек остались живы, и Морган вытащил их всех в безопасное место.

Однако на следующий день в сообщениях New York Times, Los Angeles Times, Chicago Tribune и других газет не упоминается Морган. «Мастеру и другим дали большую денежную премию, медали — они были отмечены в газете», — говорит Сандра. — Мой дед не был.

Морган был возмущен. «Он написал язвительное письмо мэру Кливленда Гарри Дэвису, — говорит Сандра, цитируя копию: — Я не очень образованный человек; тем не менее, у меня есть докторская степень.Д. из школы сильных ударов и жестокого обращения».

Пять лет спустя, в начале 1920-х годов, изобретатель стал свидетелем ужасной аварии между автомобилем и гужевой повозкой на перекрестке. В очередной раз проявилась его изобретательность. До Моргана у светофоров было только два положения: стоп и движение. «Большим достижением моего деда, — говорит Сандра, — стало «все удерживание» — то, что сейчас является янтарным светом». Морган запатентовал трехпозиционный светофор в 1923 году и вскоре продал эту идею компании General Electric за 40 000 долларов (эквивалент примерно 610 000 долларов сегодня).Позже в том же году он купил 250 акров в Уэйкмане, штат Огайо, и превратил его в афроамериканский загородный клуб с комнатой для вечеринок и танцевальным залом.

Гаррет Август Морган умер в клинике Кливленда 27 июля 1963 года «после продолжительной болезни», как сообщила популярная афроамериканская газета Pittsburgh Courier. «Ему было 87 лет, последние 15 лет он был слеп». Полвека спустя его изобретение было выставлено на открытии Национального музея истории и культуры афроамериканцев в честь гениального изобретателя, который рисковал своей жизнью, чтобы спасти восемь человек, и благодаря своим изобретениям продолжил спасать жизни бесчисленного множества других. .

COVID-19 уничтожает чернокожие сообщества. Некоторые штаты обращают внимание.

Сорок один штат собирает расовые данные о случаях и смертях от COVID-19, но отсутствие подробностей оставляет без ответа многие вопросы.

«Мы должны как можно быстрее решить конкретные основные проблемы в этих городских кварталах и сельских общинах», — сказал Купер. «Это потому, что недостаточно тестов? Не хватает врачей или аппаратов ИВЛ в больницах? Переполненное жилье и нехватка еды?»

Более качественные демографические данные помогут правительствам штатов и местным органам власти адаптировать свои действия к потребностям общества.По ее словам, более качественные данные о тестировании и госпитализации проинформируют политиков о том, работают ли эти меры.

«Но ожидание данных — не повод что-то не делать. Мы знаем, что есть проблема. Даже если мы не знаем их расу, мы знаем, что определенные группы в определенных географических районах страдают особенно сильно».

Различия в состоянии здоровья

Устранение основных причин расового неравенства в состоянии здоровья потребует постоянной приверженности на всех уровнях правительства и здравоохранения в течение многих лет.Но долгосрочные решения не помогут в разгар пандемии, когда афроамериканцы умирают десятками тысяч.

Государственные чиновники, ученые и активисты настаивают на том, что сейчас необходимо, чтобы правительства штатов и местные органы власти сотрудничали с доверенными лидерами чернокожих сообществ, чтобы распространять точную информацию о том, как защитить себя от вируса и что делать, если у них проявляются симптомы.

Расовые различия, связанные с коронавирусом, не удивляют Дору Мухаммед, директора по взаимодействию с конгрегацией Межконфессионального центра государственной политики штата Вирджиния в Ричмонде.«Результаты для чернокожих всегда были на дне», — сказала она. «Жизни чернокожих никогда не ценились в достаточной мере и не были приоритетными».

Тем не менее, по словам Мухаммада, инициативы Вирджинии по оказанию помощи чернокожим общинам в настоящее время обнадеживают. «Реакция государства была очень реальной», — сказала она, отчасти имея в виду дополнительное тестирование и раздачу средств индивидуальной защиты в уязвимых общинах меньшинств.

Государственная история 29 апреля 2020 г.

Повторное открытие означает отслеживание контактов.Многие штаты не готовы.

Давно установлено, что у чернокожих выше показатели диабета, высокого кровяного давления и сердечных заболеваний, чем у представителей других групп. Афроамериканцы также чаще, чем белые, умирают от рака, болезней почек, диабета, сердечных заболеваний и инсульта.

Бедность сама по себе не объясняет расовых различий в состоянии здоровья. Исследования показали, что неявная предвзятость со стороны медицинских работников часто приводит к худшему обращению с чернокожими пациентами.Многие медицинские школы теперь включают концепцию неявной предвзятости в свои учебные программы, чтобы помочь новым практикующим врачам не допустить, чтобы бессознательные предубеждения повлияли на их лечение пациентов.

В последние годы в медицине также все больше принимается концепция, называемая выветриванием, согласно которой стресс от жизни в качестве члена меньшинства сам по себе сказывается на организме, ослабляя сердечно-сосудистую, нейроэндокринную и иммунную системы.

«Со временем эти системы перестают регулироваться, клетки биологически стареют быстрее и приводят к раннему развитию гипертонии, диабета и других хронических заболеваний», — говорит Арлин Джеронимус, специалист по общественному здравоохранению из Мичиганского университета, чьи исследования ввели понятие выветривания.«Это делает вас гораздо более уязвимыми к инфекционным заболеваниям во время пандемии».

Сокращение разрыва

государства, ответившие на Stateline , заявили, что они проводят больше тестов в районах с высокой концентрацией коронавирусной инфекции, которые часто являются районами с низким доходом и преимущественно афроамериканцами.

Вирджиния, Мичиган, Южная Каролина и Теннесси создали комбинацию полигонов для тестирования и мобильных устройств, чтобы предоставить доступ жителям, у которых нет автомобилей.

Северная Каролина и Южная Каролина сообщили об усилении тестирования бессимптомных жителей в преимущественно чернокожих общинах, работая с общественными лидерами, местными врачами, розничными магазинами и поликлиниками.

Оба штата также сообщили о росте возможностей по отслеживанию контактов в недостаточно обслуживаемых, преимущественно чернокожих округах и общинах. Южная Каролина сообщила об увеличении штата по отслеживанию контактов с 20 до 600 человек с возможностью добавления еще 800 сотрудников по мере необходимости.Большинство из них будут развернуты в округах и районах, где проживает преимущественно меньшинство.

Нью-Йорк заявил, что создал 24 временных пункта тестирования в церквях в общинах меньшинств в районе Нью-Йорка и предоставляет бесплатное тестирование жителям государственного жилья в городе.

В интервью Stateline лейтенант-губернатор Мичигана Гарлин Гилкрист, который возглавляет целевую группу по расовым различиям в связи с коронавирусом, созданную губернатором Гретхен Уитмер, коллегой-демократом, сказал, что мобильные подразделения штата отправятся в горячие точки на юго-востоке Мичигана. , в которую входит Детройт.Они проведут тестирование в домах престарелых, приютах для бездомных и районах, которые в противном случае были определены как имеющие высокую вероятность массового заражения.

Гилкрист сказал, что Мичиган также взял на себя обязательство проверить «каждого заключенного в Мичигане, среди которых преобладают чернокожие и латиноамериканцы».

Нью-Йорк и Северная Каролина сообщили о предоставлении временного жилья для обеспечения безопасной среды с необходимой поддержкой (отдельная комната и ванная комната, адекватное питание и вода, а также доступ к лекарствам) для жителей сообществ с низким доходом, которых просят соблюдать карантин.

Гилкрист сказал, что Мичиган предоставил такое жилье для передовых медицинских работников и намеревается также предоставить такое жилье в общинах с низким доходом в районе Детройта.

Начиная со следующего месяца, штат Мэриленд планирует перепрофилировать свою существующую сеть навигаторов в области здравоохранения, первоначально созданную, чтобы помочь людям подписаться на планы медицинского обслуживания в соответствии с Законом о доступном медицинском обслуживании, наняв 30 новых социальных работников для обслуживания 50 000 человек в 24 общинах меньшинств по всему штату.

Тесно сотрудничая с центрами тестирования на COVID-19, медицинские навигаторы штата Мэриленд помогут жителям с положительным результатом теста найти временное жилье, временную денежную помощь взамен потерянной заработной платы и социальные услуги для других членов семьи, пока они находятся на карантине.

Андервуд, сотрудник Вирджинии по вопросам разнообразия и справедливости, который возглавляет рабочую группу по справедливости в отношении здоровья в связи с коронавирусом, сказал, что наряду с тестированием, которое государство проводит в уязвимых сообществах, оно распределяет средства индивидуальной защиты.

В Ричмонде, Чесапике и Харрисонбурге, по ее словам, штат доставил 20 000 масок и 20 000 бутылок дезинфицирующего средства для рук к порогам сильно пострадавших афроамериканских общин. По ее словам, штат готовился повторить эти действия в Роаноке, Петербурге и некоторых частях Северной Вирджинии.Государство также планирует обеспечить каждого заключенного двумя масками.

Нью-Йорк заявил, что доставил миллион тканевых масок и 100 000 галлонов дезинфицирующего средства для рук в государственное жилье в Нью-Йорке.

Доверенные лидеры

Многие штаты заявили, что они обращаются к доверенным учреждениям в сообществах меньшинств как для сбора информации о потребностях этого сообщества, так и для помощи в распространении точной информации о вирусе, о безопасных методах и о том, куда обратиться за помощью в случае необходимости.

90 002 штата заявили, что они завербовали церкви в общинах меньшинств, колледжах и университетах, которые исторически были черными, и избрали должностных лиц из этих районов.

Миссисипи заявила, что использует программы Head Start для распространения информации о коронавирусе среди своих клиентов. Теннесси заручился помощью Медицинского колледжа Мехарри, исторически сложившейся медицинской школы для чернокожих в Нэшвилле, для проведения тестирования в городе и оказания помощи в работе с COVID-19.

Южная Каролина создала видеообращения для общественных служб, доставленные лидерами чернокожих штатов, в том числе демократами США.Член палаты представителей S. Джеймс Клайберн, мэр Колумбии Стив Бенджамин и главный эпидемиолог штата доктор Линда Белл.

Патрик Х. Джонсон, старший вице-президент Meharry, участвующий в реагировании на пандемию, сказал, что одной из проблем, с которыми сталкиваются работники здравоохранения при работе с меньшинствами, является завоевание доверия тех, у кого есть исторические причины скептически относиться к внешним властям. Он похвалил государство за то, что оно обратилось к таким надежным партнерам, как Мехарри.

«В афроамериканском сообществе возникает гордость, когда они слышат, что Мехарри управляет всеми испытательными полигонами, — сказал Джонсон.«И это имеет большое значение, когда они видят, что эти люди выглядят как я, говорят, как я, и не обращаются со мной по-другому».

Джонсон упомянул технологическую инновацию, которую власти внедряют, расширяя возможности отслеживания контактов в сообществах меньшинств.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.