Никакое настроение: Кофе и настроение — факты и описания от экспертов интернет-магазина 1Coffee

Содержание

Алексей Левинсон оценил последствия введения QR-кодов, против которых высказались 76% россиян — Левада-Центр

Одобряют новые инициативы властей намного меньшее число граждан — 21% и 30% соответственно. Кроме того, «Левада-центр» задала открытый вопрос антипрививочникам о том, почему они не поддерживают введение обязательной вакцинации в России — самый популярный ответ — потому, что прививка должна быть делом добровольным, а принудительная вакцинация — нарушение прав человека. Так ответили 37% участников. Второй по популярности ответ связан с недоверием россиян в вакцинах — 21% опрошенных считают ее недостаточно изученной и неиспытанной. При этом про всемирный заговор, геноцид и чипирование высказались лишь 2% из тех, кому «Левада-центр» задавал вопрос. Обсудили данные исследования с руководителем отдела социокультурных исследований «Левада‑центра» Алексеем Левинсоном:

Алексей Георгиевич, добрый вечер.

Здравствуйте.

Мы знаем, кстати, что подобные закрытые соцопросы давно кладутся на стол президенту, в частности, и на него ориентируются власти, в администрации президента при принятии решений.

Вот учитывая такие настроения в обществе, которые, как я понимаю, поправьте меня, если я не прав, уже так сохраняются достаточно стабильно, ничего не мешает подобным результатам, никакая пропаганда вакцинации, в том числе с экранов телевизоров, но я имею в виду, как вы считаете, может ли это общественное мнение убедить власти отложить этот самый законопроект? Вообще насколько это все-таки может отразиться негативно на власти?

У нас если в целом 76% не поддерживают введение QR-кодов на транспорте, то вот те социальные группы, для которых транспорт необходимейшая часть их возможности работать и жить, это служащие, рабочие и специалисты, среди них эта доля 82-83%. И руководители, которые, может быть, в большой мере пользуются личным транспортом, они понимают эту проблему, и среди них тоже 83% считают эту меру совершенно недопустимой.

Сейчас многие сравнивают это, помните, с протестами 2004, по-моему, года, когда была монетизация льгот так называемая, с протестами пенсионеров.

Может ли вот, согласно этой статистике, мы можем сейчас иметь такой же эффект, например, какой-то социальный бунт?

Я думаю вот что. На канале Telegram в интернете спикер Думы Володин такой осторожный повесил пост про QR-коды, и получил в ответ ни много ни мало 700 с лишним тысяч постов, из которых абсолютное большинство были негативными, требующими отменить там…

Мягко скажем, да.

Там дело, так сказать, народ выражается достаточно жестко и определенно. И можно предположить, что это была не просто личная, так сказать, инициатива Володина, как частного человека, а что это таким образом законодатель щупает, так сказать, воду. И наверное, поскольку вот можно сравнить его пост на такую довольно провокационную тему — не привлечь ли Горбачева к ответственности за развал СССР, который должен был бы вроде много собрать голосов, а он собрал 24 тысячи, то есть это в 30 раз меньше, чем вот эта тема с QR-кодами.

В общем, я думаю, что власти вряд ли решатся на такое, поскольку они в общем все время взвешивают, так сказать, пользу для публики и пользу для себя, или вред для публики и вред для себя, они увидят, что в общем им здесь, очень много потерпят…

Ну да, они столкнулись с тем, правильно ли я понимаю, что та самая группа социальная, которая была их, так сказать, основой и поддержкой, их фундаментом, те самые их избиратели, на которых они опирались, именно они сегодня и выступают против этой инициативы.

Не, не совсем так. Дело в том, что все-таки ядро вот этого электората — это пенсионеры, вот те, кто, между прочим, выходили, когда была монетизация льгот. Пенсионеры не затронутые, что важно, вот этой пенсионной реформой, они не затронуты ею, и они не выражали протеста, они сохранили поддержку Путина, которая в общем рухнула в слоях, которые в предпенсионном возрасте.

И они не так активно, там всюду работающие это 83%, а пенсионеры это 61% протестующих против этих QR-кодов на транспорте. И это вот рабочие, служащие и специалисты, они далеко не все, так сказать, представляют собой главную опору власти, но это главный, это становой хребет просто общества в целом, вот что.

То есть это абсолютное большинство как раз таки, учитывая такие цифры.

Это ровно половина нашего общества, но это половина, состоящая из крупных сплоченных групп, относительно сплоченных. Другая крупная и не очень сплоченная группа — это пенсионеры, все остальное это уже там группы малой численности.

Но это практически всё работоспособное население.

Именно. И работающие, те, для кого транспорт вещь просто абсолютно необходимая, и они пишут там этому Володину: «А как мы будем тогда попадать на работу?», и там много еще другого всякого говорится.

Но во всяком случае, власть, дело в том, что этот ход власти, как можно понять, состоит в том, чтобы для людей создать именно безвыходное положение, чтобы они пошли вакцинироваться под угрозой там существенных потерь в своем образе жизни или просто возможности зарабатывать. Но люди такой шантаж, судя по всему, отвергают.

Ну да, и они готовы протестовать, что сейчас, как мы знаем…

Похоже, что пока что протест, так сказать, имеет такие электронные формы, но боюсь, что здесь дело может этим не ограничиться, и по крайней мере, такой вот аккуратности, стелить газетку на скамеечку, как это делали женщины в Беларуси, они не станут.

Ну да, тут они могут столкнуться с таким, как говорится, бессмысленным и беспощадным бунтом.

Этим, конечно, пахнет, и очень многие исследователи об этом сейчас заводят разговор. Но с другой стороны, теперь понятно, зачем такой величины Росгвардия была создана, вот теперь ей, так сказать, есть чего делать.

Ну да, тут, конечно, интересно, как на эту статистику отреагируют власти. Посмотрим, как проголосует Госдума, понятное дело, что, может быть, окончательное решение даже не там будет приниматься.

Нет, оно будет не там приниматься, но я хотел бы обратить внимание, от демократов, либералов, диссидентов и так далее, от такой презираемой властями части общества протест перешел к тем слоям, по отношению к которым хотя бы формально они вот это презрение испытывать не могут.

Ну вот я про это и говорил, когда говорил про опору.

Это самое главное, теперь власть имеет дело с народом как таковым, с глубинным народом…

А не с белоленточниками, как раньше говорили.

Нет, не с белоленточниками, не с этими… Короче говоря, с теми, от кого, так сказать, не отмажешься, не отмахнешься.

Алексей ЛЕВИНСОН

Оригинал

АНО “Левада-Центр” принудительно внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. Издание “Дождь” признана на территории РФ СМИ, выполняющими функции иностранного агента. 

 

Зюганов: расходы бюджета на ЖКХ нужно максимально увеличить

Геннадий Зюганов © Игорь Самохвалов/ПГ

Износ коммунальных сетей в России составляет 58 процентов, две трети населения недовольны работой ЖКХ. В связи с этим нужно максимально увеличить расходы бюджета страны на отрасль, обеспечить ей централизованное управление и не передавать объекты ЖКХ в частные руки. Об этом глава фракции КПРФ Геннадий Зюганов сказал на парламентских слушаниях партии «Жилищно-коммунальное хозяйство: проблемы, решения, совершенствование нормативно-правового регулирования его деятельности».

«По последним данным опросов, две трети населения страны недовольны работой отрасли ЖКХ. Поэтому перед Правительством, всеми структурами власти сейчас стоит исключительно острая задача — каким образом привести в нормальное состояние эту сферу, которую хотят отдать очередной олигархии, очередным банкирам. Мало им ипотеки, им хочется завладеть и коммунальным хозяйством», — сказал политик.

Износ коммунальных сетей в стране, по его словам, составляет 58 процентов, по официальным данным. Особенно плохая картина в Сибири и на Дальнем Востоке, сообщил он. В некоторых городах Крыма износ сетей доходит до 90 процентов, добавил Зюганов. А по сравнению с 90-ми годами прошлого века в разы выросла аварийность сетей теплоснабжения и водоснабжения.

«Сегодня в замене нуждается 31 процент теплосетей, 44 процента водопроводов, 46 процентов канализаций, и, что очень важно, почти каждый пятый лифт — аварийный. Нужны гигантские деньги, чтобы решить эти задачи», — считает Зюганов. При этом отрасль, по его словам, фактически отдали на приватизацию.

«Сейчас видят выход не в том, каким образом огромные имеющиеся у страны ресурсы вложить в развитие отрасли, а в том, чтобы передать объекты ЖКХ в концессию», — сказал политик. Однако никакое государственно-частное партнерство ситуацию не спасет, считает он.

«Надо восстанавливать управление отраслью. Остаюсь приверженцем того, что в большой и холодной стране это ключевая отрасль, от которой зависит настроение человека, его здоровье, безопасность, должна иметь централизованное управление», — сказал Зюганов. Он напомнил, что в советское время профессионально работало министерство ЖКХ, которое успешно решало многие проблемы в отрасли. Фракция, по его словам, настаивает на максимальном увеличении расходов в бюджете на ЖКХ. Также в КПРФ выступают против приватизации муниципальных и государственных унитарных предприятий. Соответствующие рекомендации по итогам слушаний, по его словам, передадут в Правительство.

Вклад «Вдохновение» — Экспобанк

Правовая информация

Условия использования данного интернет-сайта

Указанные ниже условия определяют порядок использования данного интернет-сайта. Пользуясь доступом к этому интернет-сайту (в том числе к любой из его страниц) Вы, тем самым, соглашаетесь соблюдать изложенные ниже условия в полной мере.

Обращаем Ваше внимание, что если Вы уже являетесь клиентом АО «Экспобанк», то настоящие условия следует применять совместно с положениями и требованиями, определенными в соответствующем договоре между Вами и АО «Экспобанк». Просим принять во внимание, что все продукты и услуги АО «Экспобанк» предоставляются Вам на основании соответствующих договоров.

АО «Экспобанк» оставляет за собой право изменить настоящие условия в любое время без предварительного уведомления пользователей данного интернет-сайта путем внесения необходимых изменений в настоящие условия. Продолжая использовать доступ к данному интернет-сайту (в том числе к любой из его страниц) Вы, тем самым, подтверждаете Ваше согласие соблюдать все изменения в настоящих условиях.

Доступ к сайту

АО «Экспобанк» имеет право по своему усмотрению в одностороннем порядке ограничить доступ к информации, содержащейся на данном интернет-сайте, в том числе (но, не ограничиваясь) если есть основания полагать, что такой доступ осуществляется с нарушением настоящих условий.

Обращаем Ваше внимание, что данный интернет-сайт разработан таким образом, и его структура подразумевает, что доступ к интернет-сайту и получение соответствующей информации должны начинаться со стартовой страницы интернет-сайта. В этой связи, доступ к любой странице этого интернет-сайта посредством прямой ссылки на такую страницу, минуя стартовую страницу данного интернет-сайта может означать, что Вы не увидите важную информацию о данном интернет-сайте, а также условия использования этого интернет-сайта.

Авторские права

Информация, содержащаяся на данном интернет-сайте, предназначена только для Вашего личного использования. Запрещается сохранять, воспроизводить, передавать или изменять любую часть данного интернет-сайта без предварительного письменного разрешения АО «Экспобанк». Разрешается распечатка информации с данного интернет-сайта только для Вашего личного использования такой информации.

Продукты и услуги третьих лиц

В случае если на данном интернет-сайте находятся ссылки на интернет-сайты третьих лиц, такие ссылки не являются поддержкой, продвижением, либо рекламой со стороны АО «Экспобанк» продуктов или услуг предлагаемых на таких интернет-сайтах третьих лиц. Вы самостоятельно несете всю ответственность, связанную с использованием Вами указанных ссылок для доступа к интернет-сайтам третьих лиц. АО «Экспобанк» не несет ответственности или обязанности за содержание, использование или доступность таких интернет-сайтов третьих лиц или за любые потери или ущерб, возникающие в результате использования таких интернет-сайтов третьих лиц. АО «Экспобанк» не проверяет, не гарантирует и не несет ответственности за точность и корректность информации, содержащейся на таких интернет-сайтах третьих лиц.

Данный интернет-сайт может содержать материалы и информацию, предоставленные третьими лицами. АО «Экспобанк» не несет ответственности или обязанности за точность и корректность таких материалов и информации.

Третьим лицам запрещается размещать ссылки на данный интернет-сайт в других интернет-сайтах или размещать ссылки в данном интернет-сайте на другие интернет-сайты без предварительного получения письменного согласия АО «Экспобанк».

Отсутствие оферты

Никакая информация, содержащаяся на данном интернет-сайте, не может и не должна рассматриваться в качестве предложения или рекомендации о приобретении или размещении любых инвестиций или о заключении любой другой сделки или предоставлении инвестиционных советов или оказании услуг.

Отсутствие гарантий

Принимая во внимание, что АО «Экспобанк» предпринимает и будет предпринимать все разумные меры для обеспечения аккуратности и достоверности информации размещенной на данном интернет-сайте, следует учитывать, что АО «Экспобанк» не гарантирует и не принимает никаких обязательств (прямых и косвенных) по отношению к точности, своевременности и полноте размещенной на данном интернет-сайте информации.

Оценки, заключения и любая другая информация, размещенные на данном интернет-сайте следует применять только в информационных целях и только для Вашего персонального использования (принимая во внимание порядок изменения настоящих условий, изложенный в начале).

Никакая информация, размещенная на данном интернет-сайте, не может и не должна рассматриваться в качестве инвестиционного, юридического, налогового или любого другого совета или консультации, и не предназначена и не должна использоваться при принятии каких-либо решений (в том числе инвестиционных). Вам следует получить соответствующую специфическую профессиональную консультацию, прежде чем принять какое-либо решение (в том числе инвестиционное).

Ограничение ответственности

АО «Экспобанк» ни при каких обстоятельствах не несет ответственности или обязательств ни за какой ущерб, включая (без ограничений) ущерб или потери любого вида вследствие невнимательности, включая (без ограничений) прямые, косвенные, случайные, специальные или сопутствующие убытки, ущерб или расходы, возникшие в связи с данным интернет-сайтом, его использованием, доступом к нему, или невозможностью использования или связанные с любой ошибкой, несрабатыванием, неисправностью, компьютерным вирусом или сбоем оборудования, или потеря дохода или деловой репутации, даже в тех случаях, когда в явно выраженной форме Вам было сообщено о возможности таких потерь или ущерба, возникших в связи доступом, использованием, работой, просмотром данного интернет-сайта, или размещенных на данном интернет-сайте ссылок на интернет-сайты третьих лиц.

АО «Экспобанк» оставляет за собой право изменять, приостанавливать или прекращать временно или на постоянной основе работу данного интернет-сайта или любой его части с предварительным уведомлением или без предварительного уведомления в любое время по своему усмотрению. Вы подтверждаете и соглашаетесь, что все изменения, приостановление или прекращение работы данного интернет-сайта не влекут возникновения каких-либо обязательств перед Вами со стороны АО «Экспобанк».

Регулирующее законодательство

Настоящие условия регулируются законодательством Российской Федерации. Вы подтверждаете и соглашаетесь, что все вопросы и споры, возникающие в связи с данным интернет-сайтом и условиями его использования подлежат рассмотрению в юрисдикции Российской Федерации.

Данный интернет-сайт разработан для использования в Российской Федерации и не предназначен для использования любым физическим или юридическим лицом, находящимся в юрисдикции или стране, где публикация информации, размещенной на данном интернет-сайте или возможность доступа к данному интернет-сайту или распространение информации с помощью данного интернет-сайта или иное использование данного интернет-сайта нарушают законодательство такой юрисдикции или страны. В случае если Вы решили воспользоваться доступом к информации, размещенной на данном интернет-сайте, обращаем Ваше внимание, что Вы самостоятельно несете ответственность за соблюдение применимых местных, государственных или международных законов, и Вы самостоятельно несете ответственность за любое использование информации размещенной на данном интернет-сайте вне юрисдикции Российской Федерации. В случае возникновения какого-либо вопроса, связанного с применением регулирующего законодательства, рекомендуем Вам обратиться за помощью к Вашему консультанту по юридическим вопросам.

какие инструменты и метрики использовать — СКБ Контур

Исследование McKinsey показало, что 85 % клиентов после положительного опыта взаимодействия с банком вкладывают больше денег. И наоборот: 70 % клиентов, у которых остался осадок после общения, сократили активы.

Для чего нужно анализировать настроение клиентов

У маркетинга есть три цели с точки зрения взаимодействия с клиентами: привлечение, удержание и развитие. Анализ настроений помогает:

  • Повышать конверсию из посетителя в покупателя: если мы можем выявить причину плохого настроения клиента, значит, можем это исправить и повысить продажи.
  • Снижать стоимость привлечения клиента: лояльный клиент рекомендует понравившийся ему бренд, довольные клиенты развивают «сарафанный маркетинг». Это бесплатная реклама, когда на привлечение новых покупателей не нужно тратить деньги.
  • Увеличивать средний чек: довольный клиент покупает не только то, что ему нужно прямо сейчас, он готов к спонтанным покупкам.
  • Увеличивать LTV. Эта метрика показывает общую сумму денег, которую принес клиент в бизнес. Поэтому важно, чтобы конкретный бренд ассоциировался с позитивными эмоциями.

Следить за перечисленными метриками можно с помощью системы аналитики. Это может быть CRM, но если обороты и количество товарных позиций скромные, можно использовать и Excel.

Что такое лиды, конверсии и как повысить продажи с помощью CRM

Инструменты для изучения настроений клиентов

Для многих компаний анализ настроений клиентов — это постоянный процесс, который входит в обязанности всех сотрудников, которые взаимодействуют с покупателями. Продавец в магазине, непосредственный исполнитель услуги, менеджер проекта в B2B-продажах — все они должны не просто общаться с клиентами, но и оценивать, насколько покупатель доволен процессом и результатом.

При контакте крайне важно проявлять эмпатию, отслеживая эмоциональное состояние собеседника, уметь четко чувствовать энергию и настроение.

Процесс живого общения никаким образом не оцифровывается, поэтому мы стараемся, чтобы наши сотрудники обращали внимание на то, как ведут себя клиенты. Специалист должен уметь подстраиваться под клиента, читать между строк его эмоции и намерения.

Максим Болонкин
соучредитель и операционный директор группы компаний Mushrooms Creative Group

Не каждый сотрудник обладает развитым эмоциональным интеллектом. Поэтому бизнес применяет для изучения настроений различные инструменты.

Анонимные опросы

Простейший способ отследить настроения клиентов — попросить их пройти анонимный опрос. Если делать это периодически, можно получить данные в динамике и по ним отслеживать эффективность работы персонала.

Чтобы быть в курсе настроений клиентов, мы используем два инструмента. Во-первых, это постоянное прямое общение с клиентами. Мы приветствуем критику и нередко сами интересуемся успехами конкретных учеников, нет ли жалоб или проблем в школе. Но не каждый клиент готов озвучить проблемы вслух, поэтому мы добавляем второй инструмент — анонимные опросы.

Раз в полгода-год мы проводим масштабный анонимный опрос среди всех клиентов. В нем много вопросов: удовлетворенность организацией и качеством работы руководителя, удовлетворенность прогрессом ребенка. Отдельным блоком идут вопросы с развернутым ответом по типу «Что бы вы хотели улучшить в нашей работе?» или «Что вам больше всего нравится и не нравится?». Так мы развиваемся, опираясь не только на собственное видение, но и в первую очередь на мнение клиентов.

Александр Ковшов
руководитель сети языковых студий Friendly English

Технически проводить опросы можно с помощью специальных онлайн-сервисов. Например, подходят бесплатные Google Forms или Яндекс.Формы. Вы создаете список вопросов, отправляете клиентам ссылку на опрос, а результаты собираются в таблицу у вас в аккаунте.

Контур.CRM – интуитивно понятная CRM. Попробуйте сейчас

Контур.CRM содержит все необходимое для контроля отдела продаж. Начните сейчас!

Попробовать

Можно провести опрос и без онлайн-инструментов — просто попросить клиента заполнить анкету после сделки.

Видеоаналитика

Этот автоматизированный способ подходит бизнесу, который продает офлайн. Система видеоаналитики использует технологии машинного обучения и искусственного интеллекта для анализа информации с камер видеонаблюдения. Программа может распознавать эмоции конкретного покупателя, собирать данные и выдавать подробную статистику о том, с каким настроением клиенты приходили в магазин и покидали его.

Конкретного прайса у таких услуг нет, цена внедрения рассчитывается провайдерами с учетом индивидуальных требований.

Метрики и настроения клиентов

С помощью анонимных опросов можно не просто собирать мнение клиентов о бизнесе, но и рассчитывать специальные метрики удовлетворенности. Их несколько.

Net Promoter Score (NPS) — популярная метрика из учебников по бизнесу. Спрашиваем клиентов, насколько от 0 до 10 они готовы рекомендовать бизнес друзьям. Тех, кто поставил меньше 6 баллов, называют критиками, 7 и 8 — нейтралами, а 9 и 10 — адвокатами бренда. Если адвокатов больше, чем критиков, все хорошо. Если меньше, то у вас много недовольных клиентов, нужно что-то менять в бизнес-процессах, проводить тренинги для сотрудников.

Customer Satisfaction Index (CSI) — удовлетворенность клиентов. Нужно разложить бизнес на ключевые составляющие, которые влияют на продажи. Например, цена товара, работа консультантов, удобство покупки. Затем попросить клиентов оценить от 0 до 10 каждый параметр. Оценивают результаты так же, как и в случае с NPS — по количеству адвокатов и критиков.

NPS мы в компании измеряем регулярно — так мы делаем выводы о том, что сейчас происходит с клиентским сервисом. CSI в нашей компании измеряют раз в полгода, общаясь с клиентами. Так мы узнаем настроение, разбираемся, какие у нас сильные и слабые стороны. Собранные данные используем на стратегической сессии, в том числе чтобы изменить свое позиционирование.

Максим Болонкин
соучредитель и операционный директор группы компаний Mushrooms Creative Group

Косвенные маркетинговые метрики

Их используют, когда невозможно полноценно провести опрос большей части покупателей, и чтобы получить обезличенные данные. Например, настроения клиентов в ритейле часто оценивают по среднему чеку и конверсии из посетителя в покупателя.

Аналогично поступают и в интернет-магазинах, добавляя к оценке метрику ухода со страницы без покупки. Вот за какими метриками можно следить.

  • Прирост продаж по количеству сделок или объему выручки в динамике. Проще всего отследить в CRM, но аналогичный график можно построить и в Excel, если скрупулезно записывать туда данные обо всех продажах.
  • Среднее время, затраченное на продажу. Анализируют эту метрику вместе с данными о том, сколько клиентов отказываются работать с компанией. По результату можно сделать вывод о том, насколько время сделки оказывает влияние на настроение — то есть как часто покупателю просто надоедает ждать и он выходит из сделки. Отследить можно с помощью камер в магазине или анализа воронки продаж в CRM.
  • Churn Rate — показатель оттока клиентов. Подойдет для компаний, которые занимаются долгосрочными отношениями с покупателями.

14 показателей продаж, которые стоит отслеживать бизнесу

Проблема анализа настроений клиентов по косвенным метрикам — в неточности: мы никогда не может сказать с уверенностью, из-за чего упал показатель. Например, клиенты могут отказываться от сделок из-за плохой работы консультантов и, соответственно, из-за плохого настроения. Или же бизнес вообще ни при чем, просто у целевой аудитории упали доходы. Поэтому использовать анализ с помощью косвенных метрик стоит только в сочетании с каким-то другим способом.

Какие инструменты использовать для повышения настроения клиентов

Самое главное — понять, какие проблемы хочет решить клиент и помочь ему сделать это максимально просто и комфортно.

  • Проработайте воронку продаж: это путь, который проходит человек от первого контакта с вашим продуктом до сделки. Изучите каждую стадию, подумайте, что может мешать клиенту. Спросите у покупателей, на каком этапе сделки у них появлялись сложности. Например, так можно выяснить, что в определенное время до магазина сложно дозвониться. Или покупателям надоедает стоять в очереди в час пик.
  • Работайте с теми, кто уже купил. Создайте программу лояльности для постоянных покупателей, радуйте их мелочами, полезными материалами и эксклюзивными скидками.
  • Внедрите удобный расчет. Дайте покупателю возможность платить так, как он хочет — наличными, картой и др.
  • Запустите аромамаркетинг. Это известный способ повышения продаж, которым активно пользуются гипермаркеты в отделах с готовой едой. Обратите внимание, там всегда пахнет свежей выпечкой.
  • Используйте аудиомаркетинг. Небыстрая инструментальная музыка увеличивает среднее время нахождения клиента в магазине на 17 %, а средний чек — на 38 %.

14 способов увеличить продажи в любом бизнесе

Настроение клиентов — ключевой показатель, от которого зависит объем новых и повторных продаж в бизнесе. Отслеживайте его доступными способами, изучайте результаты и меняйте процессы, чтобы получить еще больше лояльных покупателей.

«Это никакое не прошлое»: Интервью с Михаилом Идовым

«Юморист» — ваш режиссёрский дебют. Было ли вам приятно после работы сценаристом взять, так сказать, всё креативное видение фильма в свои руки?

Я уже пытался исполнять, скажем так, квазирежиссёрские функции на «Лондонграде». На «Оптимистах» и тем более уже на «Лете», где наш с Лилей [Лили Идова, сценарист и супруга Михаила. — прим. ред.] текст был в руках потрясающих режиссёров, конечно же, ничего подобного мне и в голову не приходило. Наоборот, я старался подглядывать: за тем, как работает Кирилл Серебренников, как работает Алексей Попогребский – и учиться. И я могу смело сказать, что всё, чему я научился в плане режиссёрского поведения на площадке, я подсмотрел на съёмках «Оптимистов» у Попогребского.

Михаил Идов

С одной стороны, очень приятно быть человеком, на котором сходятся все цеха при съёмках фильма. С другой стороны — сейчас скажу банальность, но это жуткая ответственность. Потому что у сценариста — я это понял задним числом — всегда есть какие-то отмазки, если фильм кому-то не нравится. Всегда можно сказать, что актёр не сыграл, монтажёр не смонтировал и так далее. И у меня, например, есть такие отмазки по поводу «Лондонграда», в котором при общем довольстве сюжетом есть тональные проблемы. Например, я всегда жаловался, что он слишком комедийный.

Здесь, конечно, такой возможности нет, потому что всё, что тебе в проекте не нравится, — это, очевидно, твой собственный прокол.

Есть ли у главного героя «Юмориста», Бориса Аркадьева, какие-то конкретные прототипы? И есть ли они у других персонажей фильма?

Короткий ответ — нет. Аркадьев, конечно, основан на определённых юмористах, но их так много, что эта конкретность расплывается и перестаёт иметь какое-либо значение. В нём есть какие-то черты Михаила Жванецкого, Аркадия Арканова, Семёна Альтова, Ефима Шифрина, Ефима Смолина и так далее. Он как бы такой общий знаменатель, и он был задуман именно так. Это не «роман с ключом», здесь нет конкретных прототипов ни у кого.

Кадр из фильма «Юморист»

А, скажем, Шепелин — друг Аркадьева, кинозвезда, которого играет Юрий Колокольников. Он тоже, конечно, полностью вымышленный персонаж, но когда речь шла об его уровне славы — это ведь не просто знаменитый актёр, а настолько, что девушки режут себе вены у него под окнами, — главным ориентиром был для меня Александр Абдулов. И, возможно, подсознательно это сказалось на парике для Юрия. (Смеётся.) Но не более.

Как глубоко вы копали в сферу советского юмора, чтобы передать это своеобразное настроение, эстетику, детали?

Копал, но не специально для фильма — скорее, наоборот, фильм является следствием того, что я копал. Потому что это тема, которая всегда меня очень интересовала, это мир, рядом с которым я вырос. И для меня важно было, в отличие от тех же «Оптимистов», максимально руководствоваться собственной памятью о детстве, мире моих родителей, нежели зарываться в книги и пытаться постичь это всё как-то академически.

Вопрос насчёт главного актёра, Алексея Аграновича. У нас в российском кино, как мне кажется, есть такая проблема, что снимают примерно одних и тех же артистов. И очень приятно видеть не примелькавшегося талантливого актёра, да ещё и в такой сильной роли. Как вы нашли Алексея и долго ли вообще проводился кастинг на роль Аркадьева?

Не секрет, что изначально Юморист задумывался как проект для более медийного исполнителя [одно время на роль всерьёз рассматривали Максима Галкина. — прим. ред.]. Но даже на той стадии мне не хотелось работать с, как вы правильно сказали, примелькавшимися артистами. Тогда речь шла о том, чтобы попробовать, возможно, поработать с кем-то из мира юмора, только современного. Но как только я увидел Аграновича на сцене Гоголь-центра в пьесе «Обыкновенная история» — я понял, что, в общем, больше Бориса Аркадьева можно не искать.

Кадр из фильма «Юморист»

Почему вы решили связать в фильме комическое и космическое? Это ведь одна из главных сквозных тем «Юмориста».

Отличный вопрос. Это какая-то очень странная метафора, которая проходит через весь фильм и находит самое прямое выражение в монологе «Я космонавт Рабинович», который Аркадьеву так и не удаётся за весь фильм прочитать. Мы так и не узнаём, о чём этот монолог.

Монолог-макгаффин.

Да, это такой макгаффин. (Смеётся.) Мы знаем, что он придумал монолог, и, судя по реакции его директора, очень смешной. Гораздо лучше, чем его главный хит про обезьянку. Но мы так и не узнаём, что в нём, кроме первых трёх слов.

Так вот про космос. Космос — это в первую очередь самая яркая метафора советской державности, её завоеваний и достижений. Для Советского Союза космос всегда был, скажем так, официальным пространством триумфа.

И вместе с этим космос всегда работал как метафора одиночества, человека наедине с собой. И это, кстати, прослеживается почти во всех хороших фильмах про космос — хотя бы в том же «Человеке на Луне», которому вот дали утешительный «Оскар» за спецэффекты. На мой взгляд, чрезвычайно недооценённый фильм.

Это космос как буквально безвоздушное пространство, в котором только ты наедине со своими страхами и своей человечностью. Я, понятно, стараюсь говорить без спойлеров, но в центральной сцене нашего фильма главный герой тоже оказывается в таком своём квазикосмосе. Поэтому для меня было очень важно совместить вот эти два прочтения космоса. Космос как триумф и космос как ультимативное одиночество.

Финал фильма (и песня на титрах) несколько выделяются на фоне остальной картины. Почему для вас так важно было связать события «Юмориста» с настоящим?

Давайте постараемся не спойлерить концовку, но да, она очень сильно выделяется — там происходит и логический, и эстетический слом, и фильм начинает звучать и выглядеть совсем по-другому.

Почему связь прошлого и настоящего? Да потому, что это никакое не прошлое. Первый импульс к созданию этого фильма у меня возник, когда в 2014 году я увидел в Латвии плакаты эстрадных исполнителей советских времён, которые выступали в концертном зале «Дзинтари». Там мы, собственно, потом сняли сцену выступления Аркадьева в начале фильма.

Кадр из фильма «Юморист»

И я понял, что это те же люди, которые там выступали, когда мне было пять лет. То есть изменилось абсолютно всё — тысячелетия сменились, страны развалились, враги стали друзьями, друзья — врагами и так далее. А Владимир Винокур и София Ротару продолжают выступать в концертном зале «Дзинтари», прекрасно выглядят и, кажется, даже особо не изменились.

И дальше я отталкивался от этой идеи, что фильм — он про этих людей, которые живы и здоровы. И органы, которые им мешали и помогали жить, — они тоже, в общем-то, живы и продолжают в неизменённом виде править страной. Во всём, о чём идёт речь в фильме, есть прямая преемственность, которую никто не скрывает. Поэтому, когда говорят о рифмах между прошлым и настоящим, я говорю, что слово вообще-то нельзя с самим собой рифмовать.

Почему решили показывать конфликт автора и государства именно через сферу юмора? Не самую, прямо скажем, очевидную.

Вы прямо сейчас и ответили на свой вопрос. Именно потому, что она неочевидная. Есть много очень хороших фильмов про гениального художника и власть — и лучший из них, конечно, это фильм Иштвана Шабо «Мефисто», который я очень люблю и пересматривал несколько раз, когда готовился к «Юмористу». Там главный герой — гениальный актёр, которому нацисты дают под управление целый театр.

На съемочной площадке фильма «Юмоист»

Мне казалось более интересным сделать фильм о сомнениях человека, достигшего успеха в жанре, который сам считает низким, и, в общем, не вполне уверенного в том, талантлив ли он. Мы и сами не знаем, Аркадьев вообще талантливый писатель или нет. Он считает себя талантливым писателем и презрительно относится к той славе, которой достиг чтением юморесок. Но вполне возможно — и это очень важная была для меня штука, — вполне возможно, что фильм и не должен быть о противостоянии артиста и власти. Просто этому человеку нужно было принять себя таким, какой он есть. Человеком, судьба которого — развлекать людей незамысловатыми шутками, а не рассматривать себя наследником Салтыкова-Щедрина и мучиться этим.

Внутренний конфликт мне всегда гораздо более интересен, чем внешний. Отсюда выбор низкого жанра и не стопроцентно талантливого исполнителя.

Я хочу вспомнить очень хорошее кино Михаила Сегала, «Кино об Алексееве», которое вышло несколько лет назад. Я его посмотрел, уже написав «Юмориста», и даже немного забеспокоился — мне показалось, что некоторые темы там очень схожи. Там тоже очень интересная игра с идеей, что человек, оказавшийся в центре почти что байопика, ничего интересного в художественном плане собой не представляет.

Раз уж заговорили о других фильмах. Были ли у вас какие-то конкретные референсы при работе над «Юмористом»?

Визуально у нас с оператором-постановщиком Александром Суркала был довольно чёткий референс, который мы, пересмотрев много фильмов, взяли за главный, — это фильм «Жизнь других» 2006 года. Он очень хорошо обыгрывает этот поздний гэдээровский брутализм, которого много в «Юмористе» в его прибалтийской части. И именно она нас вывела на решение снять анаморфотными линзами весь фильм и к выбору гаммы и композиции.

Помимо этого, я пересматривал более очевидные фильмы — например, фильм «Ленни» Боба Фосса, где Дастин Хоффман играет скандального комика Ленни Брюса. Но это больше для общего тонуса, нежели для каких-то конкретных целей.

Почему, как вы считаете, многие российские кинематографисты — даже те, кто в то время ещё не жил, — так тянутся к эпохе перестройки, девяностым? Времени каких-то последних больших изменений в обществе.

А почему вы решили, что это российский феномен? Давайте посмотрим на список номинантов на «Оскар». «Зелёная книга» — пятидесятые, «Человек на Луне» — шестидесятые, «Если Бил-стрит могла бы заговорить» — если не ошибаюсь, тоже шестидесятые. «Фаворитка» — вообще XVIII век. (Смеётся.)

Грубо говоря, кинематографу всегда было свойственно обращаться к предыдущим эпохам, особенно к эпохам, отстоящим где-то на 20-30 лет. Потому что это время детства, юности людей, которым наконец к сорока годам дали снять фильм. Но в России это ещё и приобретает, конечно же, политическое измерение. Довольно очевидно, почему на двадцатый год правления одного и того же человека — хорошего или плохого — мысли творческих людей обращаются ко времени, к последнему разу, когда страной двадцать лет не правил один и тот же человек. Я вполне воспринимаю «Юмориста» как часть такой неофициальной трилогии с «Летом» и фильмом «Заложники» Резо Гигинеишвили. Эти фильмы действительно связаны многим, помимо того что в них 81-й, 82-й, 83-й год действия. В «Заложниках» и «Лете» оператор Опельянц, в «Лете» и «Юмористе», собственно, мы (смеётся), и так далее и так далее.

На съемочной площадке фильма «Юморист»

Но самое главное, что они все, конечно же, фильмы про поиски индивидуальной свободы — именно индивидуальной, для одного человека или нескольких — в безвоздушных условиях застоя. И разные способы бунта, которые это безвоздушное пространство вызывает. Самый травоядный бунт у героев «Лета», самый чудовищный и жестокий — у героев «Заложников», разумеется. У Бориса Аркадьева — где-то посередине.

Премьера «Юмориста» состоялась на омском фестивале дебютного кино «Движение». Почему не стали отправлять фильм на более крупные международные фестивали?

Буду честен, он был отправлен почти на все фестивали мира. Но на самом деле это абсолютно не фестивальное кино, по крайней мере, по нынешнему состоянию фестивалей и по той социальной функции, которую они несут. При том что он вызвал очень тёплые чувства и у отборщиков, и у руководителей разных фестивалей, он был посчитан ими зрительским кино. Что на самом деле забавно, ведь в контексте современного зрительского кино он вряд ли может соревноваться на рынке с условным «Марвелом» или фильмом «Т-34», но я понимаю и принимаю такую точку зрения.

После российской премьеры у фильма уже намечается интересная международная судьба — именно внефестивальная, в прокатном контексте. Уже, не выходя нигде, он куплен в таких необычных местах, как, например, Австралия — что с российскими фильмами редко происходит. Он будет на Пражском фестивале в конце марта и в апреле откроется в широком прокате в Чешской Республике. Что неудивительно, ведь этот фильм наполовину чешский. Но я надеюсь, что его смогут увидеть и в других странах.

Есть ли у вас уже какие-то конкретные планы, связанные с дальнейшей режиссёрской карьерой? И важно ли для вас как режиссёра снимать кино именно по своим сценариям?

Планы, конечно, есть — и у меня уже запущен следующий проект, англоязычное кино. Он был объявлен как раз на прошлом Берлинале, это фильм, который называется Aspiration — плохо переводимое на русский слово, что-то вроде «стремление». И это будет, скорее всего, канадско-ирландско-французская копродукция, и, если всё пройдёт хорошо, будет снят в Канаде осенью этого года.

Фильм будет немного более жанровый. Это триллер по большей части, хотя и, как обычно у меня бывает, с элементами комедии.

К тому же мы с Лилей пишем следующий наш российский полный метр, который тоже хотелось бы снять самим. Это… назовём это романтической комедией. Но основная наша работа сейчас — это немецко-американский сериал Deutschland 83, который мы пишем для Amazon в Берлине.

Насчёт сценариев — мне было бы очень интересно снять кино по чужому сценарию. Если в результате «Юмориста» начнут поступать какие-то предложения в этой плоскости, я буду только рад.

На съемочной площадке фильма «Юморист»

Классический вопрос для всех режиссёров-дебютантов. Есть ли у вас советы для тех, чей дебют их только ждёт?

Я в процессе съёмок выработал подход, который мне очень помог. Это не является каким-то универсальным советом, потому что, разумеется, все выстраивают свою площадку по-разному. Но подход, который помог мне больше всего, — осознание того, что каждый день ты должен приходить на площадку, лучше всех понимая, чего ты хочешь добиться от этого дня. Не от фильма в целом, не от персонажей, не от артистов, не от вселенной, а конкретно от этого рабочего дня. «Что нужно снять?» — у тебя должен быть детальный ответ в голове на этот вопрос в ту минуту, когда ты на площадку выходишь. Потому что целый день к тебе будут подходить люди с вопросами «А или Б?», тебе всё время люди из разных цехов будут предлагать варианты, и ты должен чётко отвечать — А или Б. Как только будет видно, что ты и сам немного «плаваешь» или пытаешься придумать что-то на месте, вот для меня лично этот день разваливался.

Поэтому всё очень просто — каждый день ты должен знать, что хочешь сделать в этот день, сделать это, пойти домой, обнулиться и на следующий день прийти точно с таким же чётким ответом.

Я знаю, что многие режиссёры предпочитают работать по-другому и решать какие-то вопросы совместно на площадке, и, может, когда я набью руку, мой метод изменится. Но вот сейчас единственное, что мне помогло не сойти с ума на этом проекте, — это максимальная подготовка к каждому отдельному дню.

«Встречаться нужно не в лесу, а в одной из европейских столиц»

Владимир Путин озвучил ключевое требование России к Украине — демилитаризация. В ближайшие два дня, по сообщению офиса Владимира Зеленского, в Беловежской пуще ожидается начало третьего раунда переговоров Москвы и Киева. Ранее глава МИД России Сергей Лавров раскритиковал украинского президента за неконструктивную позицию. В частности, Москве не понравились высказывания относительно бездействия НАТО в сложившейся ситуации. Политический обозреватель “Ъ FM” Дмитрий Дризе считает, что шансы договориться по-прежнему остаются.

Владимир Зеленский выступил с очередным обращением к народу и в частности заявил о том, что скоро все уехавшие беженцы смогут вернуться домой. Можно ли в этом увидеть некий намек? Наверное, хотя это больше похоже на попытку поддержать своих граждан. А до этого президент Украины обрушился с упреками в адрес НАТО: они не только неспособны закрыть небо, то есть оказать военную помощь, но и в политическом плане не силах на что-либо влиять. Тезис главы государства повторил и министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба. По его словам, НАТО на самом деле не является никаким идеалом, и на сегодня их позиция не достойна уважения.

Все эти пассажи вызвали резкое недовольство в Москве. Сергей Лавров заявил, что у господина Зеленского настроение меняется каждый день, и вот он даже решил нагрубить своим главным «кураторам». И происходящее есть явная попытка втянуть армию Запада в конфликт, что совершенно контрпродуктивно. Сергей Викторович также обвинил Киев в увиливании и нежелании должным образом вести переговоры: все время что-то у них меняется, мы ждем, они не отвечают и так далее.

Из сказанного можно сделать вывод, что вести дела с подобными партнерами весьма затруднительно. Соответственно, говорить о каких-либо прорывах в переговорном процессе явно преждевременно. В итоге глава российского МИД повторил требования Кремля, они не изменились: денацификация, признание Крыма и Донбасса в границах областей. Так что никакого намека на компромисс.

Нужно напомнить, что буквально накануне члены украинской делегации высказывались в достаточно позитивном ключе. Говорили о том, что диалог идет вполне себе нормально, участники слышат позицию друг друга. И все это давало повод для малой доли оптимизма. На что здесь важно обратить внимание? Российская сторона смотрит на режим в Киеве как на этаких ничего не понимающих вредных детей, которые ни во что не ставят мнение старших. Понятно, что дети порой раздражают, и им на это недвусмысленно намекают. Уважение нужно высказать хотя бы — вот как это можно интерпретировать.

Однако слова и Кулебы, и Зеленского можно ведь расценить и по-другому — они начали подготовку украинского общественного мнения к письменному отказу страны от вступления в НАТО. Мол, это не самоцель, тем более вы же видите, что организация эта устаревшая, бюрократическая и неэффективная. Ее необходимо реформировать.

Если говорить о переговорах — тех, что идут в Беловежской пуще — это, как было сказано ранее, больше технические консультации, нежели серьезный формат. Для того чтобы сдвинуть дело с мертвой точки, необходимо посредничество авторитетных международных организаций, например, ООН и ОБСЕ. Вот где они все? И встречаться нужно не где-то в лесу, а, скажем, в одной из европейских столиц — в Женеве, например. Вот тогда это будут именно переговоры, а не «встретились и поговорили о том о сем».

Между тем так может показаться, что Сергей Викторович высказывается исключительно с жестких позиций. И вот Владимир Путин озвучил главное требование к украинской стороне — демилитаризация. Все остальное, видимо, обсуждается и при желании выносится за скобки. Так что есть какая-никакая надежда.

Читайте мнения политического обозревателя Дмитрия Дризе — эксклюзивно в Telegram-канале “Ъ FM”.

Рациональное и иррациональное мышление: особенности, методы и советы по развитию

Вы чаще принимаете обдуманные решения или руководствуетесь интуицией, а может вы используете сразу два метода. Давайте разберемся, в чем разница между рациональным и иррациональным мышлением, и какой тип мышления лучше развивать. Рациональное мышление основывается на логическом принципе, блокируя влияние эмоций, настроения, все субъективные формы. Иррациональное мышление, наоборот, обращается в первую очередь к чувствам, эмоциям и переживаниям, не ограничивая мысли никакими рамками.

Рациональное и иррациональное мышление является противоположными сторонами одного целого. Многие предпочитают придерживаться рационального подхода, не развивая дополнительно другие способности. А ведь эти два типа мышления могут отлично дополнять друг друга. Изучив методы противоположных мышлений, вы сможете быстрее ориентироваться в различных неизвестных ситуациях.

Пройдите онлайн-курсы бесплатно и откройте для себя новые возможности Начать изучение

Методы рационального мышления

Люди с развитым рациональным мышлением опираются на факты, логику, четкие рассуждения. Они не торопливы, даже медлительны в принятии решений. Каждый шаг они тщательно обдумывают, анализируя и сравнивая имеющиеся данные. Такие люди обладают следующими умениями:

  • Анализируют проблему. Для того, чтобы принять решение, они сначала мысленно разложат ситуацию на части, детали, чтобы понять взаимосвязь.
  • Синтезируют детали. Отдельные части проблемы объединяют в единое целое, чтобы увидеть полную картину.
  • Сравнивают факты. Сопоставляя различия разных событий, определяют нечто общее, что способствовало происходящему.
  • Абстрагируются от лишних деталей. Чтобы докопаться до истины и увидеть корень проблемы, они отбрасывают лишние элементы.
  • Систематизируют информацию. Полученные факты объединяют в единое целое. Все в мире взаимосвязано, нет такого явления, которое бы существовало отдельно друг от друга.

Все эти приемы можно использовать как в научной деятельности, так и в обычной жизни. Рациональное мышление более развито у тех, кто увлекается точными или естественными науками: математика, химия, физика, биология.

Методы иррационального мышления

В основе иррационального мышления лежит импульсивное принятие решений, сформированное на эмоциях, самоощущение и чувствах. Рассмотрим принципы иррационального мышления:

  • Интуиция. Это некое предчувствие, ощущение, не подкрепленное никакими фактами и логикой. Просто нужно поступить в этой ситуации так, как говорит сердце, а не иначе.
  • Озарение. Внезапное осознание верного решения, мгновенное появление правильной мысли. Озарение может прийти, например, во сне, утром за завтраком или в беседе с другом.
  • Воображение. Это способность человека моделировать ситуацию и решать проблему без использования практических навыков. Додумывать недостающие элементы и восстанавливать общую картину произошедшего.

Это основа иррационального мышления, также сюда можно добавить эмоциональные реакции, духовные прозрения, медитацию, подсознание, созерцание и другие. Иррациональное мышление более развито у тех, кто увлекается искусством, творчеством, верят в чудеса.

Развивать оба вида мышления можно в любом возрасте. Это непрерывный процесс, которые требует постоянной работы над собой. Существуют различные упражнения, которые помогут сформировать мышление как у взрослого, так и у школьника. Если вы хотите прокачать свои навыки, развить свои слабые стороны, то пройдите онлайн-курс «Эмоциональный интеллект». Узнаете, как повысить личную эффективность, научитесь работать со своей мотивацией, привычками, восприятием и эмоциональным состоянием.

границ | Как эмоции влияют на логические рассуждения: данные экспериментов с участниками, манипулирующими настроением, паучьими фобиями и людьми с боязнью экзаменов

Введение

В области экспериментальной психологии долгое время преобладал подход «разделяй и властвуй», согласно которому познание и эмоции изучались строго изолированно (например, Ekman and Davidson, 1994; Wilson and Keil, 2001; Holyoak). и Моррисон, 2005). Тем не менее, в последнее десятилетие многие исследователи осознали, что это довольно искусственное различие, и рассматривали обе системы как отдельные, но взаимодействующие (Dalgleish and Power, 1999; Martin and Clore, 2001).Это новое направление исследований привело ко многим интересным открытиям и показало, что эмоции могут влиять на то, как мы думаем и насколько успешно мы справляемся с когнитивными задачами (например, Schwarz and Clore, 1983; Bless et al., 1996; Schwarz and Skurnik). , 2003). Такие результаты важны не только для базовых когнитивных исследований, таких как рассуждения (например, Blanchette, 2014), но также могут иметь значение для когнитивно-ориентированной психотерапии и лечения таких расстройств, как депрессия и тревога.

В настоящей статье мы исследуем влияние эмоций на когнитивную задачу, которую часто считают проверкой рационального мышления по преимуществу: логического мышления.Начнем с краткого описания логических задач, которые использовались в нашем исследовании. Затем мы суммируем то, что известно на данный момент о связи между логическими рассуждениями и эмоциональными состояниями. В основной части статьи мы описываем наши гипотезы, касающиеся связи между логическими рассуждениями и эмоциональными состояниями, а затем сообщаем о серии из четырех экспериментов, двух с индукцией настроения и двух с участниками, которые боятся либо экзаменов, либо пауков. В последнем разделе мы обсуждаем связь между логическим мышлением и эмоциями и делаем некоторые общие выводы.

Задачи на логическое мышление

Логическое мышление восходит к античному греческому философу Аристотелю и сегодня считается необходимым для успеха людей в школе и повседневной жизни, а также для всех видов научных открытий (Johnson-Laird, 2006). В психологической лаборатории его часто исследуют с помощью задач на условные рассуждения. Такие задачи состоят из первой посылки, второй посылки и заключения. Первая посылка состоит из утверждения «если p, то q», которое утверждает, что q истинно, если истинно p.Вторая посылка относится к истинности антецедента (часть «если») или следствия (часть «тогда»). Задача участников — решить, следует ли вывод логически из двух заданных посылок. В этом отношении два вывода верны, а два — неверны (при условии, что они интерпретируются как импликации, а не как бикондиционалы, т. е. как «если и только если»). Двумя действительными выводами являются modus ponens (MP; «если p, то q и p истинно, то q истинно») и modus tollens (MT; «если p, то q и q ложно, то p ложно». »), тогда как два неверных вывода — это утверждение следствия (AC; «если p, то q, и q истинно, то p истинно») и отрицание антецедента (DA; «если p, то q, и p истинно». ложно, то q ложно»).Этот тип логической задачи использовался для экспериментов 2–4, а задача выбора Уэйсона (Wason, 1966) использовалась для эксперимента 1. Классическая задача выбора Уэйсона (WST) состоит из условного правила (например, «Если карта имеет гласная на одной стороне, то у него четное число на другой стороне»), сопровождаемая четырьмя карточками, помеченными буквой или цифрой, видимыми только с одной стороны (например, A, D, 2, 3). Таким образом, одна сторона карты представляет истинность или ложность антецедента (например, A, D), а другая сторона — истинность или ложность следствия (например, A, D).г., 2, 3). Это задание требует переворачивания только тех карточек, которые необходимы для проверки правильности правила. Логически правильный ответ — перевернуть карту А (чтобы проверить, отмечена ли другая сторона четным числом, МП) и карту 3 (потому что это не четное число и, следовательно, на другой стороне не должно быть гласных букв). сторона, МТ). Из соображений краткости читатель отсылается к Johnson-Laird (2006) и Knauff (2007) за подробным обзором различных типов логических задач, используемых в настоящей статье.Мы использовали эти задачи в настоящей работе, поскольку условные задачи на высказывания и задача выбора Уэйсона являются наиболее понятными проблемами исследования логических рассуждений (обзор в Johnson-Laird and Byrne, 2002).

Предыдущие исследования и основные гипотезы

Несколько исследований логических рассуждений показали, что производительность участников модулируется их эмоциональным состоянием. В нескольких экспериментах участники подвергались индукции настроения или были набраны на основе их ранее существовавшего эмоционального состояния.В обоих случаях эмоциональное состояние часто приводило к ухудшению способности рассуждать (Oaksford et al., 1996). В другое исследование участников набирали, потому что они сообщали о депрессии (Channon and Baker, 1994). Им были представлены категорические силлогизмы, и их выполнение было хуже, чем у недепрессивных участников. Одно из возможных объяснений состоит в том, что эмоционально конгруэнтная информация (например, грустное содержание в случае депрессии) создает дополнительную нагрузку на рабочую память (например,г., Баддели, 2003). Другие объяснения заключаются в том, что различные эмоциональные состояния влияют на мотивацию людей решать довольно сложные когнитивные задачи (Melton, 1995) или что эмоциональное состояние влияет на то, как распределяется внимание (например, Gable and Harmon-Jones, 2012) даже с позитивным материалом (например, Gable и Хармон-Джонс, 2013).

Содержание задачи рассуждения также может влиять на производительность. Например, содержание может привести к стереотипной реакции, которая отрицательно скажется на выполнении задачи условного рассуждения (Lefford, 1946; см. также De Jong et al., 1998). Другие исследования показали, что как отрицательное, так и положительное содержание оказывает пагубное влияние на условные рассуждения, в отличие от нейтрального содержания, что может быть связано с уменьшением ресурсов рабочей памяти (Blanchette and Richards, 2004; Blanchette, 2006). Содержание проблемы также можно освободить от какой-либо семантической ценности, используя не-слова, которые были обусловлены классическим обусловливанием, чтобы они приобрели эмоциональную ценность. Следовательно, можно исследовать влияние несемантического эмоционального материала на эффективность рассуждений.Классическое обусловливание использовалось для придания не-словам и нейтральным словам отрицательной или положительной эмоциональной ценности, в результате чего участники давали меньше логически обоснованных ответов в задаче условного рассуждения (Blanchette and Richards, 2004; Blanchette, 2006). Гипотеза о том, что эмоции влияют на интерпретацию задач условного мышления, не подтвердилась (Blanchette, 2006).

Обзор литературы показывает, что настроение и содержание эмоциональных проблем отрицательно влияют на эффективность логического мышления.Тем не менее, влияние на эффективность рассуждений по-прежнему неоднозначно, в частности, когда настроение сочетается с проблемным содержанием, которое имеет отношение к настроению, например, участник в грустном настроении сталкивается с грустной проблемой рассуждения о тяжелой утрате (настроение и содержание конгруэнтны). Некоторые исследования показали, что такая комбинация приводит к ухудшению производительности. Пациенты с беспокойством по поводу здоровья, рассуждая об угрозах здоровью в задаче отбора Уэйсона, имеют стратегию подтверждения угрозы (Smeets et al., 2000), например, они, скорее всего, интерпретируют тремор как признак болезни Паркинсона или боли в груди. как индикатор инфаркта миокарда и др., хотя гораздо более вероятны другие, менее опасные причины. Таким образом, участники, подтверждающие угрозу, выбирают карту, которая подтверждает (а не фальсифицирует) их опасения по поводу ожидаемой болезни. Контрольная группа, у которой нет беспокойства о здоровье, не проявляет такой предвзятости при рассуждениях об угрозах здоровью. Эти результаты аналогичны другому исследованию, в котором также использовалась задача отбора Уэйсона, в которой участники, страдающие фобией пауков, чаще подтверждали правила опасности и фальсифицировали правила безопасности для информации, относящейся к фобии, чем контрольная группа (De Jong et al., 1997а). Кроме того, социально тревожные участники хуже справлялись с задачами на реляционный вывод, когда содержание было связано с социальной тревожностью, а не с нейтральным содержанием (Vroling and de Jong, 2009). Однако пациенты с боязнью пауков по сравнению с контрольной группой, не страдающей фобией, показали худшие результаты, когда содержание задачи на рассуждения было непосредственно связано с их фобией, а также когда она содержала общий материал угрозы (De Jong et al., 1997b).

В других исследованиях не было обнаружено различий между участниками контрольной группы с нейтральным настроением и участниками с беспокойством по поводу здоровья (De Jong et al., 1998) или участников, которые не были набраны из клинической популяции, но, тем не менее, сообщали о симптомах тревоги (Vroling and de Jong, 2010). Участники в нейтральном настроении, а также встревоженные участники показали худшие результаты в состоянии угрозы. Наконец, некоторые исследования даже обнаружили благотворное влияние эмоций на логическое мышление. После взрыва в Лондоне в 2005 году было проведено исследование, чтобы выяснить, влияет ли повышенный страх, связанный с взрывом, на результаты участников при решении условных логических задач, которые по содержанию были связаны со взрывом (Blanchette и другие., 2007). В результате испуганные участники давали более правильные ответы на задание на рассуждение с содержанием, связанным со страхом, чем участники, которые не сообщали о высоком уровне страха. В другом исследовании участники, которые были подготовлены к гневу или которые помнили случай, когда им изменяли, показали лучшие результаты, когда задача рассуждения включала обнаружение мошенников (Чанг и Уилсон, 2004). Этот эффект соответствия настроению не был обнаружен, когда участники, которые помнили альтруистический инцидент, должны были обнаружить альтруистов.Этим открытиям предлагается объяснение с точки зрения эволюционной психологии, поскольку авторы предполагают, что способность обнаруживать мошенников дает эволюционное преимущество (Chang and Wilson, 2004).

Неоднозначные результаты в литературе побудили нас объединить влияние эмоционального состояния рассуждающих и влияние эмоционально нагруженного содержания задач рассуждения. На основе этой комбинации мы сформулировали и проверили следующие гипотезы:

(1) Положительные и отрицательные эмоции приведут к снижению способности рассуждать.

(2) Положительное и отрицательное содержание проблемы приведет к снижению производительности рассуждений.

(3) Будет взаимодействие между эмоциональным состоянием человека и эмоциональным содержанием проблемы.

Чтобы проверить эти гипотезы, были проведены четыре эксперимента для изучения влияния эмоций, проблемного содержания и их комбинации на способность рассуждать. Эксперименты:

Эксперимент 1: положительная, отрицательная или нейтральная эмоция (индуцированная) в сочетании с заданием по выбору Уэйсона, которое имело положительное, отрицательное или нейтральное проблемное содержание.

Эксперимент 2: положительная, отрицательная или нейтральная эмоция (вызванная) в сочетании с задачами условного мышления, которые имели положительное, отрицательное или нейтральное проблемное содержание.

Эксперимент 3: тревожная или нейтральная эмоция (участники с фобией или без фобии пауков) в сочетании с задачами на условное мышление, которые имели нейтральное, негативное или тревожное (релевантное для фобии) содержание.

Эксперимент 4: тревожная или нейтральная эмоция (экзаменационная тревога или уверенность) в сочетании с условными логическими задачами нейтрального, отрицательного или тревожного (относящегося к экзамену беспокойства) содержания.

Эксперимент 1: Эмоции в задаче выбора Уэйсона

Этот эксперимент был разработан для проверки гипотезы о том, что эмоции и эмоциональное содержание оказывают разрушающее влияние на способность рассуждать. Эмоции участников были либо нейтральными, либо индуцированными положительными или отрицательными, а затем они должны были решить задачи отбора Уэйсона. Содержание рассуждений, которые должны были решить все участники, также было положительным, отрицательным или нейтральным.

Методы

Участники

В этом исследовании приняли участие 30 студентов из Гиссенского университета (средний возраст: 22 года).93 года; диапазон: 19–30 лет; 18 женщин, 12 мужчин). Они не участвовали ни в каких предыдущих расследованиях по условному обоснованию и получили денежную компенсацию в размере восьми евро. Участники представляли самые разные дисциплины, и ни один из них не был студентом-психологом. Все они были носителями немецкого языка и дали информированное письменное согласие.

Дизайн и материалы

Во-первых, эмоциональное состояние участников было измерено с помощью немецкой версии шкалы положительных и отрицательных эмоций (PANAS; Watson et al., 1988; Krohne et al., 1996), с помощью которых можно рассчитать балл для отрицательного и один балл для положительного аффекта. Затем эмоциональное состояние участников изменяли с помощью манипулируемого IQ-теста. Процедура описана ниже. Однако участникам не сказали, что их эмоциональное состояние должно быть изменено с помощью метода «успех-неудача», и они были случайным образом распределены в «группу успеха», «нейтральную группу» и «группу неудач». Этот метод имеет высокую надежность и экологическую обоснованность (Nummenmaa and Niemi, 2004).

В ходе задания на логические рассуждения участники должны были решить 24 задания Уэйсона на выбор по трем типам содержания (положительное, отрицательное и нейтральное). В то время как задачи отбора Уэйсона с положительной эмоциональной ценностью описывали ситуации успеха, отрицательные — ситуации неудач. Это было сделано для того, чтобы создать связь между эмоциями и содержанием материала рассуждений. В таблице 1 приведены примеры положительных, отрицательных и нейтральных логических задач. Предложения были представлены на немецком языке.Каждая задача была представлена ​​с помощью четырех разных виртуальных карточек на экране компьютера, как показано на рисунке 1. Участникам сказали, что каждая карточка содержит одну часть правила с одной стороны и другую часть правила с другой стороны. . В одном наборе карт, например, на одной стороне карты была информация о том, преуспевает кто-то или нет, а на другой стороне был ли кто-то рад или нет (правильный ответ в нашем примере — карта 1 и карта 4, что означает проверить и опровергнуть правило; карта 1 и карта 3, которые являются эмпирически наиболее частым ответом, означают, что участники в обоих случаях пытаются проверить правило).Порядок карточек на экране был псевдослучайным, а порядок задач выбора Уэйсона был полностью случайным для участников.

Таблица 1. Примеры негативных (отражение неудачных ситуаций), позитивных (отражение успешных ситуаций) и нейтральных правил (слова и предложения были представлены на немецком языке во всех экспериментах) .

Рисунок 1. Пример задачи WST с четырьмя соответствующими картами .

Процедура

Участников тестировали индивидуально в тихой лабораторной комнате факультета психологии Гиссенского университета.Перед экспериментом они были проинформированы о процедуре. Эмоциональное состояние участников измерялось с помощью немецкой версии таблицы положительного и отрицательного аффекта (PANAS; Watson et al., 1988; Krohne et al., 1996), с помощью которой можно рассчитать баллы для отрицательного и положительного аффекта. Эта шкала основана на 10 положительных и 10 отрицательных прилагательных. Участникам необходимо указать эмоциональную интенсивность каждого слова по пятибалльной шкале: 1 = «совсем нет», 2 = «немного», 3 = «умеренно», 4 = «совсем немного» и 5 = «незначительно». очень.Таким образом, как для положительного, так и для отрицательного аффекта может быть рассчитана оценка в диапазоне от 10 до 50 баллов. Примеры тестовых прилагательных: страх, вина, вдохновение, гордость и т. д. Этот график измерения эмоций был подтвержден в нескольких исследованиях (например, Krohne et al., 1996; Crawford and Henry, 2004).

После этого участники выполнили подмножество заданий из теста IST2000R (Amthauer et al., 2001), который является популярным IQ-тестом в психологических исследованиях и практике.Этот подтест состоял из 13 заданий из трех разных категорий: завершение предложений, вычисления и матричные задачи. Эти элементы были выбраны из всех элементов с использованием нормирующих данных теста интеллекта. Для одной группы мы отобрали 13 самых сложных задач, для второй группы – задания средней сложности по нормам, а для третьей группы – самые легкие задания из ИСТ2000Р. Вот один пример для расчетных задач: (24/144) × 96 = ? (сложно), (3/6) + (20/8) = ? (умеренное) и 8 × 123 = ? (легкий).Задания были представлены на листе бумаги и должны были быть решены участниками за ограниченное время. Чтобы усилить эффект от манипулирования эмоциями, мы также сказали им, что тест был специально разработан для прогнозирования успехов в учебе и что средний учащийся правильно решает около 50% заданий. Ограничение по времени было 15 мин. После завершения теста участники получали манипулируемую словесную обратную связь о своей работе, чтобы повлиять на их эмоциональное состояние. Обратная связь для группы с отрицательными эмоциями и сложными задачами была следующей: «Мы с сожалением вынуждены сообщить, что анализ ваших данных показал, что ваша успеваемость была ниже средней успеваемости учащихся.Обратная связь для группы с нейтральными эмоциями и средней сложностью задания была следующей: «Анализ ваших данных показал, что ваша успеваемость соответствует средней успеваемости учащихся». Участникам из группы положительных эмоций с простыми заданиями сказали, что их успеваемость была выше средней успеваемости учащихся. Обратите внимание, что эта обратная связь не отражала их реальную работу, потому что даже если участникам удавалось решить сложные задачи, они получали негативную обратную связь. Соответственно, участники позитивно-эмоциональной группы получали положительную обратную связь, даже если им не удавалось решить проблемы.

После этого повторно оценивали эмоциональное состояние, чтобы убедиться, что индукция настроения прошла успешно. Наконец, им дали задания по отбору Уэйсона. Чтобы скрыть настоящую цель нашего исследования, мы сказали участникам, что они должны пройти тест PANAS, поскольку текущие эмоции могут повлиять на их результаты в тестах на интеллект, и что мы хотели контролировать это. Все наши эксперименты были одобрены комитетом по этике Немецкой психологической ассоциации (DGP).

Затем эксперимент начался с последовательности индукции эмоций [PANAS (t1), элементы теста интеллекта, обратная связь и PANAS (t2)], за которыми последовали 24 задания Уэйсона на выбор.Компьютер управлял задачами выбора Уэйсона с помощью программного обеспечения SuperLab 4.0 (Cedrus Corporation, Сан-Педро, Калифорния) и записывал ответы участников (во всех экспериментах). Для сбора данных использовался самостоятельный дизайн. Когда на экране была представлена ​​задача с четырьмя карточками, участники должны были решить, какую из карточек они хотели бы перевернуть, чтобы проверить справедливость данного правила. Им было предложено выбрать одну или несколько карт, нажав соответствующие клавиши на маркированной клавиатуре.Например, чтобы перевернуть карту 1, им нужно было нажать клавишу «1», которая была четко обозначена как «карта 1». Проблемы были разделены инструкцией нажимать <пробел> всякий раз, когда готовы к следующей проблеме. Вначале была предложена одна практическая задача для ознакомления участников с задачей, но никакой обратной связи не было дано. В конце эксперимента все участники были проинформированы об истинном характере, намерении и манипуляциях эксперимента. Во всех экспериментах данные анализировали с помощью SPSS19 (IBM © ) с использованием дисперсионного анализа (ANOVA) и t -тестов (подробности приведены в каждом из разделов результатов).

Результаты

Манипулирование эмоциями было успешным, как видно на рисунке 2. Группа успеха показала значительное увеличение положительного аффекта от t1 до t2 [ t (9) = -4,906, p = 0,001], в то время как негативное влияние уменьшилось. Баллы группы неудач показали значительное снижение положительного аффекта [ t (9) = 5,471, p < 0,001] и значительное увеличение отрицательного аффекта [ t (9) = -4.226, р > 0,01]. Для нейтральной группы не обнаружено различий ни в положительном, ни в отрицательном аффекте. Однофакторный дисперсионный анализ, включающий фактор «положительные оценки различий» и межсубъектный фактор (нейтральный, группа успеха или неудачи), выявил значительные групповые различия [ F (2, 27) = 23,964, ( MSE ) = 6,511, p < 0,001]. Второй однофакторный дисперсионный анализ с фактором «отрицательные оценки различий» также показал групповые различия [ F (2, 27) = 7.975, СКО = 6,407, р < 0,01]. Запланированные t -тесты для независимых выборок выявили значимые различия в оценках положительной разницы для группы успеха и нейтральной [ t (18) = 4,618, p < 0,001] и для группы успеха и неудачи [ t (18) = 7,069, р < 0,001]. Значительные различия в отрицательных баллах наблюдались при сравнении между группой успеха и группой неудачи [ t (18) = -3.192, p < 0,01], а также для сравнения группы отказа и нейтральной группы [ t (18) = 4,024, p = 0,001].

Рисунок 2. Баллы различий (t 2 — t 1 ) для индукции эмоций в эксперименте 1 для каждой группы . ** р ≤ 0,01, *** р ≤ 0,001.

В среднем участники правильно решили только 5% задач (переворачивая карту 1 и карту 4; все остальные решения были неправильными, что имело место в 95% случаев).Мы понимаем, что эта производительность очень низкая. Поэтому мы изначально подумали, что было бы полезно статистически проверить, значительно ли эта производительность отличается от уровня случайности. Однако затем мы решили не следовать этой идее, потому что наши результаты согласуются со всей литературой по задаче отбора Уэйсона (Wason and Johnson-Laird, 1972; обзор в Manktelow, 2004). Более того, обычный способ борьбы с этими низкими показателями эффективности — использование «индекса фальсификации» и «индекса подтверждения», которые были введены Oaksford et al.(1996). Эти индексы дают лучшее измерение производительности, чем просто сравнение правильных ответов в задачах выбора Уэйсона. Индексы могут варьироваться от +2 до -2 и позволяют определить, пытался ли человек подтвердить или опровергнуть данное правило, перевернув определенные карты или комбинации карт (Oaksford et al., 1996; Chang and Wilson, 2004). Индекс фальсификации (FI) рассчитывается по формуле FI = (p + не q) − (не p + q) и обозначает склонность участников выбирать p, а не q карт, чтобы фальсифицировать правило.Обратите внимание, что оценка +2 эквивалентна полной логичности. Индекс подтверждения (КИ) является «дополнением» к индексу фальсификации; он обозначает степень, в которой участники выбирают карты p и q, чтобы подтвердить правило. Он рассчитывается по формуле CI = (p + q) − (не p + не q) (Oaksford et al., 1996). Обратите внимание, что оценка +2 эквивалентна подтверждающей стратегии без нарушения данного правила. Средний индекс фальсификации показан на рисунке 3.

Рис. 3.Индекс фальсификации (в диапазоне от −2 до 2) для WST для каждой группы . Он представляет собой выбор p и not-q для фальсификации правила (modus tollens). ** р ≤ 0,01.

Затем в дисперсионном анализе использовали

индекса фальсификации, включая содержание внутрисубъектных факторов (положительный, отрицательный, нейтральный) и группу факторов между субъектами (успех, неудача, нейтральный). Этот анализ показал, что эмоции участников привели к значительной разнице, F (2, 27) = 6.033, СКО = 0,574, p < 0,01, но не содержание задачи рассуждения. Апостериорные -тесты показали, что индекс фальсификации группы неудач значительно отличался от индексов нейтральной группы [ t (3,737) = -3,435, p < 0,01] и группы успеха [ t (10,353) = 3,14, p = 0,01]. В целом, нейтральная группа [ Средний индекс фальсификации (MFI) = 0,636, Стандартная ошибка (SE) = 0.19] показали лучшие результаты, чем группа успеха ( MFI = 0,426, SE = 0,14), а группа успеха, в свою очередь, была лучше, чем группа неудач ( MFI = -0,029, SE = 0,038). Более подробный описательный анализ показал, что этот эффект обусловлен специфическим типом ошибки. На самом деле участники неудачной группы чаще всего выбирали карты p и q (рис. 4).

Рисунок 4. Выбор карт p и q WST в относительных частотах (%) для каждой группы .С p и q (modus ponens) участники пытались подтвердить правило.

Обсуждение

Результаты показывают, что эмоции человека влияют на способность рассуждать независимо от содержания задания. В частности, отрицательная эмоция приводила к более низкому индексу фальсификации, что означает, что участники в отрицательном эмоциональном состоянии с большей вероятностью отклонялись от логических норм. Участники в положительном состоянии также были не так хороши, как в нейтральной группе, но эта разница была менее выражена.В целом, участники в нейтральном эмоциональном состоянии показали лучшие результаты. Однако не было обнаружено взаимодействия между эмоциями участников и эмоциональным содержанием задания ни для индекса фальсификации, ни для индекса подтверждения. Таким образом, лицам, находящимся в положительном (отрицательном) эмоциональном состоянии, было не легче решать задачи селекции Уэйсона с положительным (отрицательным) содержанием. Причиной этого может быть то, что задача выбора Уэйсона в целом слишком сложна для решения и что не существует общепринятой теории о том, что делает задачи такими сложными.Недавний обзор таких подходов можно найти у Klauer et al. (2007). Для наших исследований причины трудности задачи отбора Уэйсона не имеют особого значения. Однако неблагоприятным результатом может быть то, что низкая производительность участников может привести к «эффекту пола», и, таким образом, существующие эффекты эмоционального содержания могут быть не видны в данных. Чтобы контролировать этот возможный дефицит, была выбрана парадигма для последующего эксперимента, которая, как известно, приводит к лучшим результатам.

Эксперимент 2: Эмоции и задачи условного мышления

Цель этого эксперимента состояла в том, чтобы использовать задачу на рассуждение, которую участникам было бы легче решить, чем задачу выбора Уэйсона. Поэтому мы использовали условную парадигму рассуждений. Если такая задача проще, любые различия между результатами групп должны быть более четкими, и такие различия легче отнести к экспериментальным манипуляциям. Опять же, задачи условного рассуждения имели положительное, отрицательное или нейтральное содержание, и, как и в предыдущем эксперименте, эмоции участников были либо индуцированными (положительными или отрицательными), либо нейтральными.

Методы

Участники

В этом исследовании приняли участие 30 студентов из Гиссенского университета (средний возраст: 22,6 года, диапазон: 20–27 лет, 22 женщины, 8 мужчин). Ни в одном другом расследовании они участия не принимали. Они получили компенсацию в размере восьми евро за участие. Все участники были наивны в отношении цели исследования, ни один из них не был студентом-психологом. Все они были носителями немецкого языка и дали информированное письменное согласие.

Дизайн и материалы

Тот же самый метод успеха-неудачи, который использовался в предыдущем эксперименте, был использован для индукции эмоций.Проблемы рассуждения состояли из пар предпосылок, за которыми следовал вывод, подлежащий проверке. Четыре пары посылок имели положительное, четыре — нейтральное и четыре — отрицательное содержание. Эти 12 задач были объединены с четырьмя возможными выводами: modus ponens (MP), modus tollens (MT), отрицанием антецедента (DA) и подтверждением следствия (AC), что привело к 48 условным выводам на участника. Все задачи были рандомизированы для каждого участника. Половина представленных выводов была верна; другая половина была недействительной.Вот два примера выводов с правильным выводом:

Modus ponens/позитивное эмоциональное содержание

Предпосылка 1: Когда человек добивается успеха, он рад.

Предпосылка 2: Человек преуспевает.

Вывод: Этот человек рад.

Modus tollens/негативное эмоциональное содержание

Предпосылка 1: Когда человек работает плохо, он злится.

Предпосылка 2: Человек не злится.

Вывод: Этот человек показал хорошие результаты.

Процедура

Участники проходили индивидуальное тестирование в тихой лабораторной комнате факультета психологии Гиссенского университета. Перед экспериментом участников еще раз проинструктировали о процедуре эксперимента. Затем началась индукция эмоций, результатом которой стали «группа успеха», «группа неудач» и «нейтральная группа». Затем выводы были представлены на экране компьютера. Использована самостоятельная конструкция. После прочтения первой посылки на экране участники должны были нажать пробел, чтобы перейти к следующей предпосылке, а затем снова пробел, чтобы прийти к заключению.В то время как обе посылки были представлены черными буквами, вывод был представлен красным. Задача требовала оценки того, следует ли вывод обязательно из посылок (никаких оценок как бикондиционалов). Участники отвечали нажатием клавиши «Да» или «Нет» на клавиатуре. В начале эксперимента было проведено два практических испытания, но обратной связи не было. В конце эксперимента был подведение итогов и подробное объяснение истинной цели эксперимента.

Результаты

Наведение эмоций снова прошло успешно. В группе успеха положительный аффект был повышен, а негативный аффект снижен (аналогично индукции настроения в предыдущих экспериментах). В группе неудач положительное влияние уменьшилось, а отрицательное усилилось (хотя последнее не было значительным из-за большой стандартной ошибки). Никаких изменений в сторону положительного и отрицательного аффекта в нейтральной группе обнаружено не было. ANOVA выявил значительные групповые различия [ F (2, 27) = 15.964, MSE = 13,607, p < 0,001] и t -тесты для независимых выборок показали, что успешная и нейтральная группы неодинаковы в разнице оценок положительного аффекта [ t (18) = 2,146, p < 0,05], а также группы успеха и неудачи [ t (18) = 5,666, p < 0,001] и группы неудачи и нейтральности [ t (084) = -3,854, p < 0.01].

Производительность для задач условного вывода предложений была лучше, чем для задач выбора Уэйсона, так как 61,46% задач были решены правильно. Частота ошибок сравнивалась с использованием ANOVA для эмоциональности участников (успех, неудача и нейтральная группа) и эмоционального содержания (положительное, отрицательное, нейтральное). По обоим факторам были обнаружены достоверные различия.

В отношении эмоционального состояния показатели участников трех групп достоверно различались [ F (2, 27) = 3.68, MSE = 2,492, p < 0,05] и парная выборка t — тесты показывают, что частота ошибок для группы отказа была значительно выше по сравнению с нейтральной группой [ t (18) = 2,622, р < 0,05]. Нейтральная группа показала лучшие результаты [ Среднее (M) = 0,310, SE = 0,046], за ней следуют группа успеха ( M = 0,402, SE = 0,035) и группа неудач, допустившая наибольшее количество ошибок (). М = 0.446, SE = 0,024). Эти результаты представлены на рисунке 5.

Рисунок 5. Коэффициенты ошибок в относительных частотах (%) для задачи условного рассуждения для каждой группы . * р ≤ 0,05.

Различие между положительным и отрицательным содержанием задач рассуждения также было значительным. ANOVA показал значительный основной эффект [ F (2, 54) = 3,159, MSE = 0,555, p = 0,05], а апостериорных парных выборок выявили значительное разница в коэффициентах ошибок между положительным и отрицательным контентом [ t (29) = 2.491, р < 0,05]. Наименьшее количество ошибок было сделано с отрицательным содержанием ( M = 0,356, SE = 0,029), затем следуют нейтральное содержание ( M = 0,385, SE = 0,022) и положительное содержание ( M = 0,417, SE = 0,028). Это показано на рис. 6. Однако взаимосвязи между эмоциональным состоянием и содержанием задания обнаружено не было.

Рисунок 6. Коэффициенты ошибок в относительных частотах (%) для задачи условного рассуждения для каждого типа содержимого .* р ≤ 0,05.

Обсуждение

Сообщаемые результаты показывают, что несколько факторов могут влиять на способность рассуждать. На производительность могут влиять либо эмоции человека, либо содержание проблемы, либо тип вывода.

Эффект эмоций может быть связан с тем, что эмоции приводят к представлениям в рабочей памяти, которые занимают те же подсистемы, которые также необходимы для рассуждений (Oaksford et al., 1996). Эффект содержания также интересен, поскольку он бросает вызов предыдущим выводам.Хотя мы обнаружили меньше ошибок в выводах с отрицательным содержанием, Бланшетт и Ричардс (2004) обнаружили, что эмоции ухудшают способность рассуждать независимо от того, положительные они или отрицательные.

Эксперимент 3: паучофобия участников и условное мышление

В отличие от предыдущих экспериментов, образец для этого эксперимента был выбран из популяции с фобией пауков. Следовательно, не было необходимости вызывать эмоции, поскольку участники были отобраны по их тревоге с высокой экологической достоверностью.Это было сделано, чтобы расширить результаты предыдущих экспериментов, чтобы увидеть, можно ли найти разницу в производительности для участников, у которых уже было ранее существовавшее настроение в определенных ситуациях без какой-либо индукции настроения. Кроме того, нас интересовало, влияет ли контент, относящийся к болезни таких участников, на их мыслительные способности.

Методы

Участники

Девять студентов, страдающих фобией пауков (средний возраст: 22,33 года; диапазон: 20–26 лет; 7 женщин, 2 мужчины) и семь студентов контрольной группы без фобии (средний возраст: 22 года).86 лет; диапазон: 20–26 лет; В эксперименте участвовали 7 самок) из Гиссенского университета. Участников отбирали из более крупной выборки с помощью баллов по опроснику паучьей фобии (SPQ; Klorman et al., 1974). Показатели SPQ у студентов, боявшихся пауков ( M = 20,22; SE = 0,878), были значительно выше, чем у контрольных студентов, не боящихся пауков ( M = 2,00; SE = 0,873) [ t (3 (3) 14) = -14,459; р < 0.001]. Каждый участник получил пять евро или кредит курса за участие. Более того, мы контролировали, чтобы участники не были студентами-психологами (таким образом, у них не было предварительного опыта с задачами на логическое мышление), и все они были носителями немецкого языка. Все участники дали информированное письменное согласие.

Дизайн и материалы

Дизайн и процедура были аналогичны эксперименту 2. Сорок восемь логических задач состояли из пар предпосылок, за которыми следовал вывод, подлежащий проверке.Однако содержание отличалось, поскольку четыре утверждения имели отношение к фобии пауков, четыре были в целом негативными и четыре нейтральными. Презентация 48 трехчленных задач была рандомизирована среди участников. Примеры утверждений представлены в таблице 2.

Таблица 2. Примеры выписок различного содержания .

Процедура

Все участники были протестированы индивидуально в тихой комнате на факультете психологии Гиссенского университета.Сначала участники заполнили SPQ. Затем нужно было решить логические задачи. Постановка задач и запись ответов аналогичны Эксперименту 2.

Результаты

Частота ошибок в задаче условного рассуждения сравнивалась с использованием дисперсионного анализа с группой межпредметных факторов и двумя внутрипредметными факторами, содержанием и типом рассуждений.

Для содержания задач на рассуждения получен значительный главный эффект [ F (2, 28) = 4.645; р < 0,05]. Дальнейшие парные тесты t показали, что частота ошибок для проблем, связанных с фобией пауков ( M = 36,72%; SE = 4,30%), приводит к значительно большему количеству ошибок, чем нейтральные ( M = 30,47%; SE ). = 4,41%) [ т (15) = 2,928; р = 0,01]. Это произошло из-за того, что фобия пауков хуже работала с контентом, имеющим отношение к фобии. Это взаимодействие между содержанием проблемы и эмоциями было существенно другим [ F (2, 28) = 6.807; р < 0,01]. Апостериорный тест в паре t -тест показал, что фобия пауков значительно хуже справляется с задачами логического вывода с контентом, имеющим отношение к фобии пауков ( M = 43,06%; SE = 4,47%), по сравнению с негативными ( M ). = 34,72%, SE = 5,01%) [ т (8) = 2,667; р < 0,05]. Кроме того, проблемы, связанные с фобиями, привели к большему количеству ошибок, чем нейтральные ( M = 36.81%; SE = 4,71%), но незначительно не достиг значимости [ t (8) = 2,268; р = 0,053]. Однако нефобики сделали значительно больше ошибок для умозаключений с негативным содержанием ( M = 33,93%; SE = 6,38%) по сравнению с относящимися к фобии пауков ( M = 28,57%; SE = 7,20%). т (6) = −2,521; p < 0,05] и нейтральные задачи ( M = 22,32%; SE = 7.33%) [ т (6) = -3,653; р < 0,05]. Этот шаблон взаимодействия между группами и содержанием задачи условного рассуждения визуализируется на рисунке 7.

Рисунок 7. Коэффициенты ошибок в относительных частотах (%) для фобии пауков и участников без фобии . * р ≤ 0,05.

Обсуждение

Наши результаты показывают, что у людей, страдающих боязнью пауков, хуже всего дела обстояли с задачами, связанными с боязнью пауков.Мы понимаем, что размер нашей выборки довольно мал. Одна из причин заключалась в том, что трудно найти паукофобов, потому что они обычно избегают ситуаций, в которых сталкиваются с пауками. Однако наша контрольная группа также была небольшой. Причина этого в том, что изначально мы также протестировали девять участников контрольной группы (то же количество, что и в экспериментальной группе), но затем нам пришлось исключить двух участников (из-за стратегии ответа, неполной регистрации данных) и не смогли заменить их двумя. новых участников по техническим причинам.Однако мы не думаем, что это серьезная проблема, поскольку даже при таком небольшом размере выборки наши различия достигли уровня статистической значимости. Учитывая эти мысли, мы считаем, что наши результаты достоверно показывают, что задачи, связанные с болезнью, ухудшают мышление у пациентов с тревогой.

Есть несколько возможных объяснений того, как (положительные и отрицательные) эмоции препятствуют рассуждению. Одно из объяснений состоит в том, что все виды эмоций отрицательно влияют на мотивацию или усилия участников (например,г., Леффорд, 1946). Другие объяснения основаны на моделях двойного процесса (система или тип 1: автоматический, быстрый, интуитивный, основанный на предварительных знаниях; система или тип 2: трудоемкий, медленный, явный, основанный на правилах, например, Станович, 2010). Хороший обзор различных теорий представлен в Blanchette (2014). Тем не менее, мы считаем, что наиболее разумное объяснение текущих результатов дает теория подавления (Oaksford et al., 1996): обработка материала, имеющего отношение к фобии, включала конфронтацию с фобическим объектом, который вызывает страх.Это вызывает сильную эмоциональную реакцию, приводящую к предварительной загрузке ресурсов рабочей памяти. Более того, есть свидетельства того, что фобия пауков может изменить образ мышления. Де Йонг и др. (1997a) показали, что люди, страдающие фобией пауков, склонны полагаться на стратегию рассуждений, подтверждающую опасность, при решении связанных с фобией задач отбора Уэйсона. В то время как фобии пауков хуже всего справились с задачами, связанными с фобией в нашем исследовании, не фобики показали худшие результаты с проблемами с негативным содержанием. Эти результаты соответствуют данным Бланшетт и Ричардс (2004) и Бланшетт (2006).Общее подтверждение последствий и отрицание антецедента с релевантным фобией пауков и негативным содержанием привело к большему количеству ошибок, что аналогично выводам Бланшетт и Ричардса (2004).

Эксперимент 4: Тревожные к экзамену участники и задачи условного мышления

Этот эксперимент был разработан, чтобы выяснить, распространяется ли эффект, обнаруженный в эксперименте 3, на другие состояния, связанные с тревогой, такие как боязнь экзаменов. Таким образом, участники также были отобраны на основе их тревожного состояния, и некоторые из проблем имели эмоциональное содержание, которое имело отношение к тревоге перед экзаменом, в то время как другие были нейтральными или в целом негативными.

Методы

Участники

Выборка состояла из 17 студентов с экзаменационной тревогой и 17 студентов без экзаменационной тревоги. Они были отобраны из более крупной выборки ( N = 47) на основе их баллов по показателю страха перед экзаменами (Hodapp, 1991). Все они были женщинами, потому что боязнь экзаменов более распространена среди женщин (Zeidner and Safir, 1989; Chapell et al., 2005; Wacker et al., 2008). Возрастной диапазон составлял 20–29 лет (средний возраст участников с экзаменационной тревогой: 24 года).24 года, без экзамена-тревоги: 23,12 года). В качестве вознаграждения они могли выбрать получение пяти евро или курсового кредита. Исключались студенты-психологи и люди, которые уже принимали участие в экспериментах на эту тему. Все участники были носителями немецкого языка и дали информированное письменное согласие.

Дизайн и материалы

Участников оценивали с помощью TAI-G (Hodapp, 1991), измеряющего тревожность перед экзаменом, чтобы различать тревожных и нетревожных участников.TAI-G состоит из 30 утверждений, описывающих эмоции и мысли в экзаменационных ситуациях. Участников спрашивают, насколько хорошо эти утверждения описывают их, когда им предстоит сдавать экзамены. Утверждения ранжировались по шкале от «никогда» (1), «иногда» (2), «часто» (3) до «почти всегда» (4).

Примеры таких заявлений:

«У меня странное ощущение в животе».

«Внезапно в моей голове начинают проноситься мысли, которые блокируют меня».

«Боюсь, что что-то может пойти не так.

Баллы TAI-G варьируются от 30 до 120. Для того, чтобы быть классифицированным как опасающийся экзамена, необходимо набрать минимум 84 балла, в то время как балл ниже 54 классифицируется как не беспокоящийся об экзамене. Эти пределы были получены в исследовании с участием 730 студентов (Wacker et al., 2008), в котором одно стандартное отклонение ( SD = 14,8) было вычтено из среднего балла ( m = 69,1) для получения нижнего предела и добавлено для получения верхнего предела.

После того, как участники завершили TAI-G, им дали задачи условного вывода.48 задач на условный вывод состояли из утверждений «если, то», одна треть из которых была связана с тревогой перед экзаменом, одна треть в целом была отрицательной и одна треть эмоционально нейтральной. Примеры приведены в табл. 3. Постановка задач и запись ответов аналогичны экспериментам 2 и 3.

Таблица 3. Примеры выписок различного содержания .

Результаты

Подбор экзаменофобных и неэкзамфобных групп участников прошел успешно.Группа тревожных участников имела оценку TAI-G, которая варьировалась от 84 до 107 и в среднем составляла 97 ( SE = 1,586). Группа участников, не тревожившихся перед экзаменом, набрала от 39 до 54 баллов при среднем значении 48 ( SE = 1,047). Тест t для независимых выборок показал достоверную разницу между группами [ t (32) = 25,788, p < 0,001].

Более того, как и ожидалось, дисперсионный анализ выявил значительный основной эффект в отношении содержания [ F (2, 64) = 8.058; р = 0,001]. Апостериорные -тесты показали, что задачи условного вывода с контентом, связанным со страхом ( M = 44,67%; SE = 2,52%) приводят к большему количеству ошибок, чем другие отрицательные ( M = 36,58%; SE = 2,53%) [ т (33) = 3,703; p = 0,001] и нейтральные задачи ( M = 37,87%; SE = 2,80%) [ t (33) = 2,626; р < 0,05]. Повторные измерения ANOVA проводились на основе частоты ошибок для типа вывода (MP, MT, AC и DA), содержания (связанного со страхом, негативного и нейтрального) и страха перед экзаменом.Однако для контента и группы не было обнаружено значимого взаимодействия. Это означает, что и тревожащиеся, и не тревожащиеся экзаменом участники показали одинаковые результаты в связанных со страхом, негативных и нейтральных задачах.

Обсуждение

Наши результаты показывают, что испытуемые, тревожащиеся и не тревожащиеся об экзамене, одинаково справились с задачами, связанными со страхом, негативными и нейтральными. Выводы о тревоге перед экзаменами привели к снижению успеваемости в обеих группах. Это может быть связано с тем, что все участники в настоящее время были зачислены в университет и поэтому могут иметь отношение к тревоге перед экзаменами.Более того, физиологические изменения наблюдались как у людей с высокой, так и с низкой тревогой перед экзаменами (Holroyd et al., 1978). Следовательно, могут срабатывать ассоциации с экзаменационными ситуациями, которые сокращают ресурсы рабочей памяти и, как следствие, производительность при решении логических задач (Oaksford et al., 1996; Blanchette and Richards, 2004). В отличие от предыдущих результатов (Леффорд, 1946; Де Йонг и др., 1998; Бланшетт и Ричардс, 2004; Бланшетт, 2006) отрицательные проблемы не приводили к снижению производительности.Несмотря на то, что эти проблемы были эмоциональными и негативными (например, «если у человека случился выкидыш, то этот человек впадет в депрессию»), участники, возможно, не смогли понять содержание, поскольку оно не имело такого личного отношения к студентам, как экзамен. связанный контент.

Общее обсуждение

Мы провели два эксперимента с участниками, которые подверглись индукции настроения, и два с участниками, которые либо беспокоились о пауках, либо о экзаменах. Эксперимент 1 показал, что эмоции человека влияют на эффективность рассуждений независимо от содержания задания.В эксперименте 2 мы обнаружили, что на эффективность рассуждения могут влиять либо эмоции человека, либо содержание проблемы, либо тип вывода. В эксперименте 3 участники, боящиеся пауков, продемонстрировали более низкую эффективность рассуждений в выводах, связанных с пауками, но в эксперименте 4 участники, боящиеся экзаменов, не ухудшились в выводах, связанных с экзаменом.

Результаты согласуются с некоторыми из наших гипотез, но не со всеми нашими первоначальными предположениями. Наша первая гипотеза заключалась в том, что положительные и отрицательные эмоции приведут к снижению производительности логических рассуждений.Это подтвердилось, так как в первом и втором эксперименте участники в нейтральном эмоциональном состоянии превосходили участников в отрицательном или положительном эмоциональном состоянии независимо от задания (WST и условные выражения). Эти результаты согласуются с предыдущими исследованиями (Channon and Baker, 1994; Melton, 1995; Oaksford et al., 1996). Когда у участников вызывается отрицательное или положительное эмоциональное состояние, это приводит к ухудшению результатов в задаче отбора Уэйсона по сравнению с участниками в нейтральном эмоциональном состоянии (Oaksford et al., 1996). В другое исследование участников набирали, потому что они сообщали о депрессии (Channon and Baker, 1994). Им были представлены категорические силлогизмы, и их выполнение было хуже, чем у недепрессивных участников. Предложенное объяснение заключается в том, что по мере извлечения и обработки эмоционально конгруэнтной информации у рабочей памяти отнимаются ресурсы (например, Baddeley, 2003), которые должны были использоваться для обработки задачи рассуждения. Кроме того, позитивные эмоциональные состояния также приводят к снижению производительности (Melton, 1995), поскольку предполагается, что люди в позитивном настроении используют более глобальные стратегии рассуждений, уделяя меньше внимания и, следовательно, более склонны к ошибкам, чем люди в негативном настроении. аналитический настрой.

Наши результаты относительно второй гипотезы (прогнозирование вредного воздействия положительного и отрицательного проблемного содержания на производительность) неоднозначны. Это было подтверждено третьим экспериментом, в котором участники без фобии показали себя лучше, когда контент был нейтральным. С другой стороны, содержание не влияло на производительность в первом эксперименте, а во втором эксперименте лучшая производительность была измерена с отрицательным содержанием, тогда как большинство ошибок было совершено с положительным содержанием.В четвертом эксперименте не было никакой разницы между негативным и нейтральным контентом, а производительность была хуже с контентом, связанным с тревогой перед экзаменом. Эти результаты частично согласуются с предыдущими исследованиями, показывающими, что на производительность влияет, когда контент связан с общими угрозами, потому что тогда участники склонны выбирать стратегии подтверждения угрозы и фальсификации безопасности в задаче выбора Уэйсона (De Jong et al., 1998). Другие исследования показали, что как отрицательное, так и положительное содержание оказывает пагубное влияние на условные рассуждения, в отличие от нейтрального содержания, что может быть связано с уменьшением ресурсов рабочей памяти (Blanchette and Richards, 2004; Blanchette, 2006).Кроме того, если содержание является спорным, оно может вызывать эмоции, которые приводят к стереотипной реакции, отрицательно влияющей на выполнение задачи условного рассуждения (Lefford, 1946). В этом исследовании участники сделали больше ошибок, когда содержание было спорным (например, стереотипные ответы, такие как «бездомный ленивый»), а не нейтральным.

Третья гипотеза, утверждающая, что положительное и отрицательное настроение в сочетании с положительным и отрицательным содержанием проблемы может влиять на производительность, была подтверждена только экспериментом 3, который обнаружил ожидаемое взаимодействие.Тем не менее, отсутствие предполагаемого взаимодействия в трех из четырех экспериментов согласуется с некоторыми предыдущими выводами (например, De Jong et al., 1998, тревога за здоровье; Vroling and de Jong, 2010, симптомы тревоги в неклинической популяции). ).

Только в третьем эксперименте участники, которые боятся пауков, хуже справились с задачами с релевантным для фобии пауков содержанием по сравнению с негативным содержанием, которое усиливает другие выводы (De Jong et al., 1997a,b; Smeets et al., 2000; Vroling и де Йонг, 2009).Аналогичная тенденция наблюдалась для выполнения задач, связанных с боязнью пауков, по сравнению с нейтральными задачами. Однако эта разница была незначительной, возможно, большая выборка дала бы более четкие результаты. Предыдущее исследование показало, что при рассуждениях об угрозах здоровью в задаче отбора Уэйсона пациенты, испытывающие тревогу по поводу здоровья, используют стратегию подтверждения угрозы (Smeets et al., 2000). Контрольная группа, у которой нет беспокойства о здоровье, не проявляет такой предвзятости при рассуждениях об угрозах здоровью. Эти результаты аналогичны другому исследованию, в котором также использовалась задача отбора Уэйсона, в которой участники, страдающие фобией пауков, чаще подтверждали правила опасности и фальсифицировали правила безопасности для информации, относящейся к фобии, чем контрольная группа (De Jong et al., 1997а). Кроме того, социально тревожные участники хуже справлялись с задачами на реляционный вывод, когда содержание было связано с социальной тревожностью, а не с нейтральным содержанием (Vroling and de Jong, 2009). Однако пациенты с фобией пауков по сравнению с контрольной группой, не страдающей фобией, работали хуже, когда содержание проблемы рассуждения было конкретно связано с их фобией, а также когда она содержала общий материал угрозы (De Jong et al., 1997b).

Почему мы не нашли доказательств того, что производительность улучшается, когда эмоции и содержание совпадают? В Бланшетт и соавт.(2007) испуганные участники давали более правильные ответы на задание на рассуждение с содержанием, связанным со страхом, чем участники, которые не сообщали о высоком уровне страха. В другом исследовании участники, которые были подготовлены к гневу или которые помнили случай, когда им изменяли, показали лучшие результаты, когда задача рассуждения включала обнаружение мошенников (Чанг и Уилсон, 2004).

Мы считаем, что неоднозначность предыдущих результатов (Channon and Baker, 1994; Melton, 1995; Oaksford et al., 1996; Чанг и Уилсон, 2004 г.; Blanchette et al., 2007) и наши собственные эксперименты могут быть связаны с различиями между образцами. Первые два эксперимента вызывали эмоции у участников, которые были в основном грустными и разочарованными, тогда как участники последних двух экспериментов были встревожены. Следовательно, человек не сравнивает подобное с подобным. Последние два эксперимента можно дополнительно дифференцировать, поскольку в третьем эксперименте для контрольной группы были выбраны люди, не боящиеся пауков. Тем не менее, большинство студентов испытывают некоторую форму беспокойства перед экзаменами, и выборка четвертого эксперимента полностью состояла из студентов.Это может объяснить, почему участники, которые сообщали о беспокойстве перед экзаменом, а также те, кто не сообщал об отсутствии беспокойства, показали плохие результаты, когда содержание было связано с тревогой перед экзаменом.

Согласно теории подавления (Oaksford et al., 1996), эмоции пагубно влияют на производительность, поскольку ресурсы распределяются иначе и недоступны для решения поставленной задачи. Это означает, что эмоциональные участники должны работать хуже, чем те, кто находится в нейтральном состоянии. Это было подтверждено в экспериментах 1 и 2.Содержание может вызывать эмоции, поэтому аналогичные результаты из-за сокращения ресурсов рабочей памяти должны быть получены и в экспериментах с эмоциональным содержанием. В эксперименте 3 лучшая производительность была с нейтральным контентом, возможно, потому, что контент, связанный с пауками, вызывал реакцию, которая использовала ресурсы рабочей памяти, которые в противном случае использовались бы для решения задачи (например, стратегия избегания). Тревожный контент в Эксперименте 4 привел к худшей производительности, возможно, по той же причине.

До сих пор мы фокусировались на ресурсах рабочей памяти, но также возможно, что процессы внимания имеют большое значение в этом контексте.Например, правильные решения и время принятия решений могут быть поставлены под угрозу во время эмоциональной (особенно негативной) обработки, поскольку эмоциональная обработка (в дополнение к рассуждениям) требует ресурсов внимания (см., например, работу Harmon-Jones et al.). Однако мы не можем полностью решить проблему зависимости рабочей памяти от внимания на данном этапе с помощью этих экспериментов.

Результаты эксперимента 3 отличаются от результатов экспериментов 1 и 2, в которых не было обнаружено содержания и эффекта взаимодействия.Люди с фобиями могут хуже справляться с проблемами, содержание которых связано с их фобией, потому что они стараются избегать стимулов, провоцирующих тревогу (Американская психиатрическая ассоциация, 2000). Это избегание не обязательно обнаруживается у депрессивных участников, поскольку они склонны размышлять о депрессивном материале (Американская психиатрическая ассоциация, 2000). Хотя участники экспериментов 1 и 2 не страдали клинической депрессией, индуцированная эмоция имела депрессивный характер и, следовательно, может объяснить, почему в этих экспериментах не было обнаружено взаимодействия.Кроме того, возможно, только анксиогенные стимулы оказывают истощающее действие на рабочую память, а предыдущие исследования в значительной степени основывались на тревожности (De Jong et al., 1998; Blanchette and Richards, 2004; Blanchette, 2006). Напротив, материал Леффорда (1946) не был анксиогенным, но он обнаружил эффект. Он утверждал, что это произошло из-за стереотипного ответа. Однако если люди не относятся к содержанию, то это не приведет к стереотипному отклику.

Причина, по которой в экспериментах 1 и 2 не было обнаружено никакого эффекта, может заключаться в том, что материал не был настолько личным и, следовательно, не вызывал достаточно эмоций, чтобы эффект проявился.Это не объясняет, почему в экспериментах 2 и 4 лучшая производительность была с отрицательным содержанием. Можно возразить, что, поскольку этот контент является негативным, участники действуют более преднамеренно, чтобы избежать негативных последствий (если они имеют для них личное значение). Кроме того, для депрессии был предложен более аналитический стиль обработки (Edwards and Weary, 1993), так что это содержание могло вызвать такой стиль обработки по сравнению с более глобальной стратегией обработки с положительными эмоциями. Принимая во внимание это, можно было бы ожидать более высоких результатов в отношении отрицательных эмоций в экспериментах 1 и 2, но это не так.

Таким образом, можно было бы добиться большей ясности, если бы в экспериментах сравнивали эмоциональное содержание, имеющее личное значение, и эмоциональное содержание, не имеющее личного отношения. Контент также должен быть дифференцирован в зависимости от того, вызывает ли он тревогу или депрессию. Кроме того, тревожных участников следует сравнивать с депрессивными участниками. Следует различать избегание, вызванное тревогой, и размышления, вызванные депрессией. Если в обеих группах обнаружено отрицательное влияние на производительность, необходимо выяснить, имеет ли оно одну и ту же причину, а именно истощение ресурсов рабочей памяти (или ресурсов внимания).

С психотерапевтической точки зрения наши исследования интересны тем, что они показывают, что пациенты, страдающие боязнью пауков, не только проявляют неадекватные эмоциональные реакции на пауков. На самом деле они также демонстрируют ухудшение выполнения когнитивных задач, таких как логическое мышление, если они имеют отношение к паукам. Исследование показывает очевидную связь между зарегистрированным страхом в SPQ (Klorman et al., 1974) и поведением во время экспериментов (частотой ошибок). Эксперименты 1 и 2 показывают, что это не несчастье и не счастье, а «общее несчастье» (Фрейд, 1895, с.322) желательно, потому что участники в негативном или позитивном настроении плохо себя показали. Это имело место на протяжении десятилетий в некоторых терапевтических подходах, которые признавали, что освобождение от страданий лучше помогает человеку справляться с жизненными невзгодами (Freud, 1895). Людям кажется, что легче всего обрабатывать нейтральную (неэмоциональную) информацию (Эксперименты 1 и 2), но в идеале сеансы работают с горячими когнициями и вызывают ключевых эмоций и когниций (Safran and Greenberg, 1982; Beck, 1995). ).Если в центре внимания сеансов будет нейтральная информация, тогда сеансы будут вызывать меньше ключевых эмоций и когниций и превратятся в приятную беседу, которая останется в памяти пациента. Тем самым пациент не перегружается эмоциональным материалом, который пагубно повлияет на рассуждения. Вместо этого эмоциональный материал можно вводить постепенно (например, как в случае систематической десенсибилизации в когнитивно-поведенческой терапии).

Пациентам стоит помнить о том, что обсуждалось на сеансах, потому что новое поведение и альтернативные точки зрения, которые были совместно разработаны на сеансах, могут быть легко забыты, особенно когда пациент страдает от депрессии, которая часто приводит к снижению концентрации внимания.Некоторые терапевты рекомендуют своим пациентам делать записи во время сеансов (Beck, 1995), но если обсуждаются только те вещи, которые легко запоминаются, эта проблема решается. Поэтому, если пациент хочет стабилизироваться, лучше использовать неэмоциональный материал. Однако, если они хотят проработать неприятный материал, избежать эмоционального содержания будет невозможно. Следовательно, эмоции и познания связаны и влияют друг на друга, и нужно комбинировать их в соответствии с целью.

Пока что ключевым открытием является то, что эмоциональное состояние и содержание могут взаимодействовать, модулируя логические рассуждения. Однако это имеет место только в том случае, если (настроение) состояние и содержание (задачи) связаны (Эксперимент 3; содержание, связанное с пауками, среди тех, кто боится пауков). Но это пока не распространяется на другие контексты, поскольку его нельзя было, например, найти в выборке с экзаменационной тревогой (Эксперимент 4; экзаменационная тревога в сочетании с содержанием экзамена). Эти неоднозначности, роль рабочей памяти и процессов внимания необходимо рассмотреть в будущих исследованиях, чтобы объяснить влияние эмоционального содержания и эмоций на способность человека рассуждать.

Вклад авторов

Надин Юнг провела статистический анализ и написала статью. Кристина Вранке разработала и провела эксперименты, а также провела статистический анализ. Кай Гамбургер разработал эксперименты и написал статью. Маркус Кнауфф разработал эксперименты и написал статью.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Это исследование было поддержано программой DFG-Graduate Program «Neuronal Representation and Action Control—NeuroAct» (DFG 885/2) для Кристины Вранке и грантом DFG KN465/9-1 для Маркуса Кнауффа. Мы благодарим Luzie Jung и Nadja Hehr за проведение некоторых экспериментов. Мы также благодарим Сару Джейн Эбботт и Каролину Анну Бош за корректуру рукописи. Наконец, мы благодарим рецензентов за их ценные комментарии.

Сноски

Ссылки

Американская психиатрическая ассоциация.(2000). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам — IV — Text Revision, 4th Edn., Rev . Вашингтон, округ Колумбия: Американское психиатрическое издательство.

Амтхауэр Р., Брокке Б., Липманн Д. и Бодюсель А. (2001). Intelligenz-Struktur-Test 2000R . Геттинген: Хогрефе.

Бек, Дж. (1995). Когнитивная терапия: основы и не только . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Гилфорд.

Бланшетт, И. (ред.). (2014). Эмоции и рассуждения .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Psychology Press.

Бланшетт И., Ричардс А., Мельник Л. и Лавда А. (2007). Рассуждения об эмоциональном наполнении после шокирующих терактов: история трех городов. Дж. Экспл. Психол. Заявка . 13, 47–56. doi: 10.1037/1076-898X.13.1.47

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Блесс Х., Клор Г.Л., Шварц Н., Голизано В., Рабе К. и Вёльк М. (1996). Настроение и использование сценариев: действительно ли хорошее настроение приводит к бездумности? Дж.Перс. соц. Психол . 71, 665–679. дои: 10.1037/0022-3514.71.4.665

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Чанг, А., и Уилсон, М. (2004). Воспоминание об эмоциональных переживаниях влияет на эффективность решения логических задач. Эволюция. Гум. Поведение . 25, 267–276. doi: 10.1016/j.evolhumbehav.2004.03.007

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Чэннон, С., и Бейкер, Дж. (1994). Стратегии рассуждений при депрессии: влияние подавленного настроения на задачу силлогизма. чел. Индив. Отличие . 17, 707–711. дои: 10.1016/0191-8869(94)-1

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Чапелл, М.С., Блэндинг, Б., Сильверстайн, М.Е., Такахаши, М., Ньюман, Б., Губи, А., и др. (2005). Тест тревожности и успеваемости у студентов и аспирантов. Дж. Образование. Психол . 97, 268–274. дои: 10.1037/0022-0663.97.2.268

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Кроуфорд, Дж. Р., и Генри, Дж. Д. (2004). График положительного и отрицательного воздействия (PANAS): сконструируйте достоверность, свойства измерения и нормативные данные в большой неклинической выборке. руб. Дж. Клин. Психол . 43, 245–265. дои: 10.1348/0144665031752934

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Далглиш, Т., и Пауэр, М. (ред.). (1999). Справочник по познанию и эмоциям . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: John Wiley and Sons Ltd.,

.

Де Йонг, П.Дж., Майер, Б., и ван ден Хаут, Массачусетс (1997a). Условные рассуждения и фобический страх: свидетельство паттерна рассуждений, подтверждающих страх. Поведение. Рез. Номер . 35, 507–516.doi: 10.1016/S0005-7967(96)00124-6

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Де Йонг П.Дж., Вертман А., Хорсленберг Р. и ван ден Хаут М.А. (1997b). Дедуктивное мышление и патологическая тревога: свидетельство относительно сильной предвзятости убеждений у субъектов с фобиями. Познан. тер. Рез . 21, 647–662. дои: 10.1023/A:1021856223970

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Эдвардс, Дж. А., и Вири, Г. (1993). Депрессия и континуум формирования впечатления: поэтапная обработка, несмотря на доступность информации о категории. Дж. Перс. соц. Психол . 64, 636–645. дои: 10.1037/0022-3514.64.4.636

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Экман П. и Дэвидсон Р. Дж. (ред.). (1994). Природа эмоций: фундаментальные вопросы . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Фрейд, С. (1895). «Zur Psychotherapie der Hysterie», в Studien über Hysterie , редакторы Дж. Брейер и С. Фрейд (Франкфурт: Фишер), 271–322.

Гейбл, П.А. и Хармон-Джонс (2012). Уменьшение концентрации внимания на эмоциях за счет расширения внимания: повышенное общее внимание снижает ранние электрофизиологические реакции на негативные стимулы. Биол. Психол . 90, 150–153. doi: 10.1016/j.biopsycho.2012.02.006

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Гейбл, Пенсильвания, и Хармон-Джонс (2013). Объясняет ли возбуждение само по себе влияние аппетитных стимулов на объем внимания и поздний положительный потенциал? Психофизиология 50, 344–350.doi: 10.1111/psyp.12023

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Ходапп, В. (1991). Das Prüfungsängstlichkeitsinventar TAI-G: eine erweiterte und modifizierte Version mit Vier Komponenten. З. Педагог. Психол . 5, 121–130.

Холройд, К., Уэстбрук, Т., Вольф, М., и Бадхорн, Э. (1978). Производительность, познание и физиологическое реагирование на тестовую тревогу. Дж. Ненормальный. Психол . 87, 442–451. doi: 10.1037/0021-843X.87.4.442

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Холиок, К.Дж., и Моррисон, Р.Г. (ред.). (2005). Кембриджский справочник по мышлению и рассуждениям . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Джонсон-Лэрд, П. (2006). Как мы рассуждаем . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Клауэр, К.С., Шталь, К., и Эрдфельдер, Э. (2007). Задача абстрактного выбора: новые данные и почти всеобъемлющая модель. Дж.Эксп. Психол. Учить. Мем. Код . 33, 680–703. дои: 10.1037/0278-7393.33.4.680

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Клорман Р., Вертс Т., Гастингс Дж., Меламед Б. и Ланг П. (1974). Психометрическое описание некоторых опросников страха. Поведение. Номер . 5, 401–409. дои: 10.1016/S0005-7894(74)80008-0

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Кнауфф, М. (2007). Как наш мозг рассуждает логически. Топой 26, 19–36.doi: 10.1007/s11245-006-9002-8

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Krohne, H.W., Egloff, B., Kohlmann, C.-W., and Tausch, A. (1996). Untersuchungen mit einer deutschen Form der График положительных и отрицательных воздействий (PANAS). Диагностика 42, 139–156.

Манктелов, К. (2004). Рассуждение и мышление . Хоув: Психология Press.

Мартин, Л.Л., и Клор, Г.Л. (ред.). (2001). Теории настроения и познания: руководство пользователя .Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Мелтон, Р. Дж. (1995). Роль положительного аффекта в силлогизме. чел. соц. Психол. Бык . 21, 788–794. дои: 10.1177/0146167295218001

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Оксфорд, М., Моррис, Ф., Грейнджер, Б., и Уильямс, Дж. М. Г. (1996). Настроение, мышление и центральные исполнительные процессы. Дж. Экспл. Психол. Учить. Мем. Код . 22, 476–492. дои: 10.1037/0278-7393.22.2.476

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Сафран, Дж.Д. и Гринберг Л.С. (1982). Выявление «горячих когниций» в когнитивно-поведенческой терапии: обоснование и процедурные рекомендации. Кан. Психол . 23, 83–87. дои: 10.1037/h0081247

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Шварц Н. и Клор Г.Л. (1983). Настроение, атрибуция и суждения о благополучии: информативные и директивные функции аффективных состояний. Дж. Перс. соц. Психол . 45, 513–523. дои: 10.1037/0022-3514.45.3.513

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Шварц, Н.и Скурник, И. (2003). «Чувство и мышление: значение для решения проблем», в The Psychology of Problem Solving , eds JE Davidson and R. Sternberg (Cambridge: Cambridge University Press), 263–292.

Смитс, Г., де Йонг, П.Дж., и Майер, Б. (2000). Если вы страдаете от головной боли, значит, у вас опухоль головного мозга: предметно-специфические рассуждения «предвзятость» и ипохондрия. Поведение. Рез. Номер . 38, 763–776. doi: 10.1016/S0005-7967(99)00094-7

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Станович, К.Э. (2010). Принятие решений и рациональность в современном мире . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Вролинг, М.С., и де Йонг, П.Дж. (2009). Дедуктивное мышление и социальная тревожность: свидетельство предвзятости убеждений, подтверждающих страх. Познан. тер. Рез . 33, 633–644. doi: 10.1007/s10608-008-9220-z

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Вакер А., Яунземе Дж. и Якштат С. (2008). Eine Kurzform des Prüfungsängstlichkeitsinventars TAI-G. З. Педагог. Психол . 22, 73–81. дои: 10.1024/1010-0652.22.1.73

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Уэйсон, ПК (1966). «Рассуждение», в «Новые горизонты в психологии», I , изд. Б. М. Фосса (Harmondsworth: Penguin), 135–151.

Уэйсон, П.С., и Джонсон-Лэрд, П.Н. (1972). Психология мышления: структура и содержание . Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

Уотсон, Д., Кларк, Л. А., и Теллеген, А. (1988). Разработка и валидация кратких показателей положительного и отрицательного аффекта: шкалы PANAS. Дж. Перс. соц. Психол . 47, 1063–1070. дои: 10.1037/0022-3514.54.6.1063

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Уилсон Р.А. и Кейл Ф.К. (ред.). (2001). Энциклопедия когнитивных наук Массачусетского технологического института . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Механистический отчет о влиянии серотонина на настроение

Субъекты

Шестьдесят четыре здоровых добровольца (средний возраст: 24,7 ± 4,0; диапазон 20–38 лет; 38 женщин; дополнительная таблица 1) участвовали в этом двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании. , исследование смешанного факторного дизайна.Перед включением в исследование испытуемые проходили медицинский осмотр по телефону и оценивались врачом в месте проведения исследования по прибытии на первую исследовательскую сессию. Эта оценка включала электрокардиограмму, чтобы исключить удлинение интервала QT, а также структурированный анамнез, чтобы убедиться, что у субъектов не было текущих проблем со здоровьем, неврологических или психических расстройств в анамнезе, не было предшествующей аллергической реакции на какое-либо лекарство и они не принимали какие-либо регулярные препараты. медикамент. Экспериментальный протокол был одобрен локальным комитетом по этике исследований Университетского колледжа Лондона (UCL) (Ethics-ID: 9787/002) с информированным согласием, полученным от всех участников.

Фармакологическая процедура

Участники были случайным образом распределены на две группы равного размера с контролем равного гендерного баланса в обеих группах для получения ежедневной пероральной дозы СИОЗС циталопрама (20 мг) или плацебо в течение 7 последовательных дней. Субъекты были проинформированы о том, что с вероятностью 50% они попадут в группу активного препарата и с вероятностью 50% попадут в группу плацебо. Кроме того, испытуемые были проинформированы о двойном слепом методе исследования, что означало, что им не сообщали, к какой группе они были отнесены, и что исследовательская группа, ответственная за сбор данных, также не знала об их распределении по группам препаратов.Все субъекты выполнили четыре сеанса лабораторного тестирования, включающие базовый сеанс перед началом приема препарата в день 1 (до приема препарата), а также три сеанса, охватывающих период приема препарата, причем каждый сеанс разделен на три дня, т. е. в дни 1, 4 и 7 (рис. 1г).

Первое лекарство было принято в исследовательском центре после завершения сеанса до приема препарата. Впоследствии все испытуемые возвращались на сеанс II через 3 часа, так как циталопрам достигает самых высоких уровней в плазме после этого интервала 52 .В последующие дни испытуемых просили принимать суточную дозу лекарства в одно и то же время суток либо дома, либо в месте проведения исследования. Все сеансы проводились в одно и то же время суток, при этом таблетки в дни исследования принимались за 3 часа до теста. Последний сеанс был на 7-й день лечения, когда известно, что циталопрам достигает стабильного уровня в плазме 53 .

Опросники аффективного состояния

Чтобы изучить предполагаемое влияние препарата на субъективные аффективные состояния в ходе исследования, участники заполнили опросник Бека по депрессии (BDI-II 25 ), шкалу удовольствия Снейта-Гамильтона (SHAPS 26 ). ), Опросник состояний и признаков тревоги (STAI 27 ) и Шкала положительных и отрицательных эмоций (PANAS 28 ) в двух разных случаях: (i) до приема препарата, сеанс I, день 1; (ii) пик препарата, сеанс IV, день 7.Дополнительные анкеты PANAS и другой набор анкет, не проанализированных в рамках данного исследования, вводились во время перерывов перед тестовым блоком на каждой сессии, чтобы отвлечься от задачи, а также просмотреть и продлить перерыв перед тестовым блоком.

Экспериментальная задача

Компьютеризированная задача была реализована с помощью Cogent 2000 Toolbox (http://www.vislab.ucl.ac.uk/cogent_2000.php) в MATLAB 2010b (Mathworks). Обратите внимание, что зрительные стимулы на рис. 1, 3a, 4a представляют собой репрезентативные дублирующие изображения.Фактические стимулы, использованные в эксперименте, можно получить у соответствующего автора по разумному запросу.

Учебные блоки: Для оценки обучения с вознаграждением испытуемым на каждой сессии давали два отдельных блока обучающей задачи методом проб и ошибок (сеанс I включал два дополнительных учебных блока, т. е. всего четыре, для ознакомления испытуемых с задача). В каждом испытании (рис. 1а) у испытуемых было 3 секунды на выбор одного из двух доступных изображений с помощью клавиш со стрелками влево и вправо на клавиатуре компьютера.После того, как изображение было выбрано, оно выделялось двумя белыми линиями в течение 0,7 с, после чего над выбранным изображением отображалось 1,5 с, указывающее либо на вознаграждение (золотая монета, 0,03 фунта стерлингов), либо на отсутствие вознаграждения (красный крест). После фиксационного перекрестного интервала между пробами в 2 с начало следующей пробы указывалось появлением еще одной пары изображений.

Каждый блок включал 48 таких испытаний, включающих набор из четырех новых изображений, два с фиксированной высокой вероятностью вознаграждения (70%) и два с фиксированной низкой вероятностью вознаграждения (30%).Эти вероятности никогда не раскрывались испытуемым, хотя их проинструктировали, что каждое изображение связано с фиксированной вероятностью вознаграждения и что для хорошей работы и максимизации денежного результата им необходимо выбирать изображения, которые, по их мнению, с большей вероятностью приведут к вознаграждению. Чтобы изучить предполагаемые изменения в обучении испытуемых в течение недели, каждое изображение появлялось с поощрительной обратной связью только в течение одного учебного блока. Два учебных блока были разделены коротким перерывом для самостоятельного изучения. См. дополнительный рис.1 для получения подробной информации о структуре сеанса и внешнем виде изображения на протяжении всего исследования.

Тестовые блоки: после двух обучающих блоков испытуемые выполняли тестовый блок выбора, который включал представление всех изображений, встреченных во время предшествующего обучения, состоящий из испытаний, сравнивающих изображения из блока 1 и блока 2. Чтобы предотвратить новое обучение на этом этапе, результаты не были выявлены. Вместо этого они были «спрятаны в ящике», видимом для испытуемых (рис. 1b). Испытуемых информировали о том, что при выборе они должны полагаться на то, что они узнали ранее, и что они будут вознаграждены за свой выбор, как и раньше.Этот тестовый блок состоял из 48 испытаний, 24 испытания включали пары изображений с разной вероятностью вознаграждения, т. е. высокая и низкая, и 24 испытания с изображениями с одинаковой вероятностью вознаграждения, т. е. высокая против высокой и низкая против низкой соответственно.

Обратите внимание, что тестовый блок сеанса IV состоял из 72 испытаний, содержащих 24 дополнительных испытания, в которых испытуемых просили выбирать между изображениями с одинаковой вероятностью вознаграждения, т. Е. Высокое против высокого и низкое против низкого. Важно отметить, что этот набор испытаний включал изображения, которые были изучены в том же блоке на предыдущем сеансе, т.е.т. е., сеанс III, но встречаются как чередующиеся испытания обслуживания либо до, либо после розыгрыша WoF в текущем сеансе, т. е. сеанс IV. Эта конструктивная особенность позволила нам оценить влияние настроения на реконсолидацию ассоциаций вознаграждения, и она подробно описана ниже.

Самоотчеты об аффективном состоянии: во время выполнения задания испытуемых просили сообщить о своем текущем эмоциональном состоянии, отвечая на вопрос «Как вы себя чувствуете сейчас?» (рис. 1с). Запрошенная оценка была предоставлена ​​без ограничения по времени путем перемещения курсора (всегда начиная с середины) по шкале от «очень недовольна» в крайнем левом углу до «очень счастлива» в крайнем правом углу экрана.Вопрос появлялся несколько раз в блоке с фиксированными интервалами (три раза в блоках из 48 попыток, четыре раза в блоках из 72 попыток).

Манипуляция настроением. Чтобы создать большую ошибку прогноза, которая может повлиять на эмоциональное состояние субъекта, мы использовали розыгрыш WoF в перерывах между блоками обучения в сеансе II (день 1) и сеансе IV (день 7; рис. 3a). Возможные результаты, выигрыш или проигрыш в размере 1–9 фунтов стерлингов, отображались на WoF, которые постепенно менялись в течение ок. 45 с. Когда колесо остановилось, индикатор над ним показывал результат розыгрыша.Без ведома испытуемых и во избежание необоснованных различий в оплате между субъектами жеребьевка WoF была организована таким образом, что каждый участник выигрывал и проигрывал один раз, с уравновешиванием порядка между субъектами. Фактические суммы, случайным образом варьирующиеся от 7 до 9 фунтов стерлингов, были достаточно высокими, чтобы вызвать эмоциональную реакцию (см. Результаты). Участники были заранее уведомлены о том, что им будут платить в соответствии с их заработком за весь эксперимент, поэтому все выигрыши и проигрыши были реальными.

Перемежающиеся пробные тесты обслуживания во время блоков обучения: Субъекты были проинструктированы, что они снова столкнутся со всеми изображениями в будущих сеансах, и им будет предложено выбрать между изображениями, о которых они узнали на предыдущих сеансах.Как и в тестовом блоке, в таких испытаниях результаты не раскрывались. Важно отметить, что изображения вновь появлялись только в следующем сеансе, т. е. изображения, изученные на сеансе I, вновь появлялись на сеансе II, изображения из сеанса II — на сеансе III и т. д. Такие испытания с использованием изображений из предыдущих сеансов чередовались во время блоков обучения, с каждым блоком, содержащим 24 таких испытания без обратной связи.

Анализ данных

Статистический анализ проводился с использованием MATLAB 2014a (Mathworks) и SPSS 22 (IBM).

Аффективное состояние (1-й, 4-й и 7-й дни): Мы оценили предполагаемые эффекты препарата путем расчета изменения баллов анкеты аффективного состояния с 7-го дня (сеанс IV), т. е. в конце периода лечения, по сравнению с состоянием до приема препарата ( занятие I). Кроме того, мы оценили самоотчеты об аффективном состоянии, измеренные во время экспериментального задания. Здесь базовые оценки для сеансов I-IV были рассчитаны как средний рейтинг настроения во время первого блока обучения каждого сеанса.

Манипуляции с настроением (день 1 и 7): Чтобы оценить влияние WoF на эмоциональное состояние, мы сравнили средние самоотчеты о настроении в блоках до и после WoF во время сеансов II и IV.

В дополнение к непосредственному влиянию на аффективные реакции, мы также оценили отсроченный эффект влияния WoF на настроение. Чтобы проверить это отдаленное влияние манипуляции WoF, мы сравнили настроение во время тестового блока с настроением во время блока 1. задействованные пары изображений с различной вероятностью вознаграждения, т. е. высокой или низкой. Выполнение заданий испытуемыми в каждый день количественно оценивалось как доля выбора изображений с высокой вероятностью вознаграждения в таких испытаниях.Данные сеансов, в которых испытуемые не выбирали стимул с высокой вероятностью вознаграждения в > 50% испытаний с высокой и низкой вероятностью вознаграждения, были исключены из дальнейшего анализа (два сеанса плацебо/один сеанс СИОЗС, т. е. 1,1% от общего числа данных).

Поскольку все изображения снова появлялись в чередующихся поддерживающих испытаниях без обратной связи во время следующего сеанса, испытуемым необходимо было сохранять усвоенные ассоциации вознаграждения, чтобы хорошо работать. Здесь производительность была аналогичным образом количественно определена как доля изображений с высокой вероятностью выбора в испытаниях, сравнивающих изображения с разной вероятностью вознаграждения.Эта процедура позволила оценить снижение производительности из-за временной задержки между первоначальным обучением и повторным появлением.

Смещение настроения при обучении (дни 1 и 7): Основываясь на нашей предыдущей работе 21 , мы предсказали, что розыгрыш WoF повлияет не только на эмоциональное состояние испытуемых, но и на их последующую оценку вознаграждения. Чтобы количественно оценить такое взаимодействие между эмоциональным состоянием и обучением, мы рассчитали пропорцию выбранных изображений, встречающихся до (до-WoF) и после (после-WoF) манипуляции с настроением.Важно отметить, что этот анализ был проведен для испытаний тестовых блоков, которые включали пары изображений с объективно схожими вероятностями вознаграждения, которые встречались в разных блоках. Для выигрыша (F 1,60  = 0,9, p  = 0,350) или проигрыша (F 1,60  = 3,2) не было значимой разницы для (высокий против высокого) против (низкий против низкого) , p  = 0,086) условия. Таким образом, мы свернули испытания, т. е. высокое против высокого и низкое против низкого, чтобы увеличить статистическую мощность для анализа испытаний, включающих пары изображений с одинаковыми вероятностями вознаграждения.Мы провели тот же анализ нейтрального настроения сеанса, имевшего место во время медикаментозного лечения, но без манипулирования настроением, т. е. сеанса III. Этот результат был регрессирован из анализа наших манипуляций с настроением для контроля предполагаемых эффектов первичности или недавности независимо от розыгрыша WoF.

Предвзятость настроения при обучении, логистическая регрессия (дни 1 и 7): в дополнение к прямому сравнению изображений с одинаковой вероятностью вознаграждения мы провели более полный и индивидуальный анализ выбора тестов испытуемыми, включая выбор между изображениями с равными и различные вероятности вознаграждения.{ — \left( {\beta _0 + \beta _1x_{1_t} + \beta _2x_{2_t}} \right)}}},$$

где либо слева ( c t  = 1 ) или правое ( c t  = 2) изображение на экране выбрано на пробу t , \({\mathrm{x}}_{1_{{t}}}\) разница в количестве испытанных вознаграждений во время предыдущего обучения для правого и левого изображения (например, 9 – 3 = 6), \({\mathrm{x}}_{2_{{t}}}\) указывает на то, правильное изображение было изучено в блоке после WoF (закодировано как результат WoF для изображений, изученных после WoF, и 0 для изображений, изученных до WoF).Обратите внимание, что тестовый блок включал только испытания, сравнивающие изображения из блока 1 и блока 2. Таким образом, правое изображение всегда встречалось во время другого блока обучения, чем левое изображение. Положительные коэффициенты для первого предиктора (\({\beta}_1\)) показывают, насколько сильно испытуемые отдавали предпочтение изображениям, за которые они получили больше вознаграждения во время обучения. Положительные коэффициенты для второго предиктора (\({\beta}_{2_{{\mathrm{положительный}}}}}\) или \({\beta}_{2_{{\mathrm{отрицательный}}}}\ ) соответственно) показывают, насколько сильно испытуемые предпочитали изображения, о которых они узнали после победы в WoF, и не одобряли изображения, о которых они узнали после проигрыша в WoF.{ — \left( {\beta _0 + \beta _1x_{1_t} + \beta _2x_{2_t}} \right)}}},$$

где либо слева ( c t  = 1 ) или правое ( c t  = 2) изображение на экране выбирается пробным в количестве полученного вознаграждения во время предыдущего обучения, для правого и левого изображения (например, 9 – 3 = 6), \({\mathrm{x}}_{2_{{t}}}\) разница в том, сколько раз изображение было выбрано во время предыдущего обучения, для правого и правого.левое изображение (например, 12 – 9 = 3). Положительные коэффициенты для первого предиктора ( β 1 ) показывают, насколько сильно испытуемые отдавали предпочтение изображениям, за которые они получили больше вознаграждения во время обучения. Положительные коэффициенты для второго предиктора (\({\beta}_2\)) показывают, насколько сильно испытуемые отдавали предпочтение изображениям, которые они чаще выбирали во время обучения (сверх количества опытных вознаграждений за изображение). \({\beta}_0\) — перехват.

Смещение настроения при реконсолидации (день 7): чтобы изучить влияние розыгрыша WoF на реконсолидацию ранее изученных ассоциаций вознаграждения, подмножества изображений вновь появлялись в будущих сеансах определенным образом.Например, в сеансе III испытуемые узнали о четырех новых образах во время блоков 1 (набор А) и 2 (набор В) соответственно. Во время сеанса IV половина этих изображений снова появлялась до (подмножества A1 и B1) или после (подмножества A2 и B2) манипуляции настроением (без обратной связи с вознаграждением), так что испытуемым приходилось полагаться на свои выученные ассоциации 3 днями ранее. . Во время тестового блока на сеансе IV (рис. 4b) испытуемым предлагался дополнительный набор вариантов, состоящий из 24 испытаний с изображениями объективно схожих вероятностей вознаграждения (например,ж., А1 против А2, В1 против В2). По замыслу эти образы были изучены в одном блоке во время сеанса без манипуляции с настроением тремя днями ранее. Однако они встречались без обратной связи ни до, ни после положительного или отрицательного манипулирования настроением во время следующего сеанса. Это позволило нам количественно оценить влияние розыгрыша WoF на реконсолидацию путем вычисления доли выбранных изображений, которые повторно появлялись до (до WoF) или после (после WoF) розыгрыша. Важно отметить, что изображения всегда снова появлялись таким образом во время следующих сеансов, чтобы облегчить сравнение.Однако эта процедура была введена специально для проверки влияния настроения на реконсолидацию, т. е. для образов, первоначально возникающих во время сеанса III и повторно появляющихся во время сеанса IV. Этот анализ включал испытания тестовых блоков, сравнивающие пары изображений с объективно схожими вероятностями вознаграждения, которые повторно встречались в разных блоках. Для выигрыша (F 1,62  = 0,06, p  = 0,801) или проигрыша (F 1,62  = 0) не было значимой разницы для (высокий против высокого) против (низкий против низкого) .3, p  = 0,583) условий. Таким образом, мы свернули испытания, т. е. высокое против высокого и низкое против низкого, чтобы увеличить статистическую мощность для анализа испытаний, включающих пары изображений с одинаковыми вероятностями вознаграждения.

Вычислительное моделирование

Моделирование: обучение на основе вознаграждения. Чтобы определить, какие вычисления управляют поведением испытуемых, мы сравнили набор вычислительных моделей обучения с точки зрения того, насколько хорошо каждая модель соответствует выбору испытуемых.

Сначала мы определили, как испытуемые учились на результатах путем проб и ошибок.Мы использовали стандартные модели обучения с подкреплением, которые изучают ожидаемое значение ( Q ) изображения, обновляя его в соответствии с ошибкой предсказания вознаграждения ( δ ), отражая разницу между полученным результатом ( R ) и ожидаемым результатом ( Q ):

$$\delta _t = R_t — Q_t(s_{t,\,c_t}),$$

где \(s_{t,\,c_t}\) — образ, выбранный при испытании T, Q T ( S ) — ожидаемый результат для изображения S в суде T , R R T — это результат в суде T ( R = 0 соответствует отсутствию вознаграждения, а R  = 1 соответствует результату с вознаграждением), а δ t — ошибка предсказания при испытании t .

Модель 1 имеет фиксированный параметр скорости обучения ( η ), который взвешивает влияние ошибок прогнозирования на последующие ожидания и присваивает больший вес более поздним результатам:

$$Q_{t + 1}(s_{t,\ ,c_t}) = Q_t(s_{t,\,c_t}) + \eta \delta _t.$$

Напротив, Модель 2 имеет динамическую скорость обучения ( α ), которая изменяется в зависимости от числа наблюдаемых результатов ( N ) для выбранного изображения. Здесь ε  > 0 — свободный параметр, определяющий начальную скорость обучения.Скорость обучения постепенно уменьшается асимптотически к нулю с количеством наблюдаемых результатов ( N ):

$$\begin{array}{l}Q_{t + 1}(s_{t,\,c_t}) = Q_t (s_{t,\,c_t}) + \alpha _t\delta _t,\\ \alpha _t = \frac{1}{{\varepsilon + N_t(s_{t,\,c_t})}}.\end {array}$$

Такое снижение скорости обучения согласуется с оптимальным выводом при фиксированных вероятностях вознаграждения 54 . В обеих моделях функция Softmax используется для получения вероятностей выбора ( p ) в соответствии с полученными ожиданиями.{{\upbeta }}Q_t(s_{t,\,i})}}.$$

Моделирование: восприятие вознаграждения, влияющее на настроение: Основываясь на более ранней работе 19 , мы предположили, что настроение искажает субъективную ценность во время обучения. Чтобы учесть влияние настроения на оценку, модели 3 (фиксированное обучение) и 4 (динамическое обучение) вычисляют ошибки прогнозирования в отношении воспринимаемого, а не фактического вознаграждения:

$$\delta _t = R_{{\mathrm{{воспринимаемое}} }}_t} — Q_t(s_{t,\,c_t}).$$

Здесь воспринимаемое вознаграждение ( R воспринимаемое ) отличается от фактического вознаграждения ( R ) тем, что оно отражает эффект смещения настроения ( M ).Такое аддитивное смещение согласуется с нормативной ролью настроения в учете импульса в изменении вознаграждения 19 . После победы в розыгрыше WoF это смещение было рассчитано как:

$$R_{{\mathrm{{воспринимаемое}}}_t} = R_t + M,$$

, тогда как после проигрыша розыгрыша было реализовано противоположное смещение:

$$R_{{\mathrm{{perceived}}}_t} = R_t — M.$$

Здесь M  = 0 не влияет на восприятие вознаграждения, тогда как M  > 0 оказывает положительное воздействие как вознаграждение воспринимается как большее в хорошем настроении и как меньшее в плохом настроении (и наоборот для M  < 0).

Примечательно, что эта модель предполагает, что эффект позитивного и негативного настроения качественно различен, но количественно подобен. Таким образом, затем мы проверили, оказывают ли позитивное и негативное настроение различные эффекты на участников. Здесь модели 5 (фиксированное обучение) и 6 (динамическое обучение) включают разные параметры для положительного (\(M_{{\mathrm{{положительный}}}}}\)) и отрицательного (\(M_{{\mathrm{{отрицательный) }}}}\)) настроение после выигрыша:

$$R_{{\mathrm{{воспринимаемое}}}_t} = R_t + M_{{\mathrm{{положительное}}}},$$

и проигрыш розыгрыш WoF:

$$R_{{\mathrm{{воспринимаемый}}}_t} = R_t + M_{{\mathrm{{отрицательный}}}}.$$

Моделирование: скорость обучения, влияющая на настроение. Кроме того, мы выдвинули гипотезу о том, что настроение не влияет на восприятие вознаграждения, а влияет на скорость обучения в зависимости от вознаграждения. Здесь, в моделях 7 (фиксированное обучение) и 8 (динамическое обучение), скорость обучения отражает искажающий эффект настроения ( M ) после победы в розыгрыше WoF:

$$\eta = \eta + M({ \mathrm{model}}\,{\mathrm{7}})$$

$$\alpha _t = \alpha _t + M({\mathrm{model}}\,8),$$

и выше проигрыш в розыгрыше:

$$\eta = \eta — M({\mathrm{model}}\,7)$$

$$\alpha _t = \alpha _t — M({\mathrm{model}} \,8).$$

Наконец, модели 9 (фиксированное обучение) и 10 (динамическое обучение) включают разные параметры для положительного ( M положительного ) и отрицательного ( M отрицательного ) настроения после победы:

$$\ eta = \eta + M_{{\mathrm{{положительный}}}}\left( {\mathrm{model}}\,{\mathrm{9}}} \right)$$

$$\alpha _t = \alpha _t + M_{{\mathrm{{положительный}}}}\left({{\mathrm{model}}\,{\mathrm{1}}0} \right),$$

и потеряв Ничья WoF:

$$\eta = \eta + M_{{\mathrm{{отрицательный}}}}{\mathrm{(модель}}\,{\mathrm{9)}}$$

$$\ alpha_t = \ alpha_t + M_ {{\ mathrm {{отрицательный}}}} {\ mathrm {(модель}} \, {\ mathrm {10)}}.$$

Подгонка модели: чтобы подогнать параметры различных моделей к решениям испытуемых, мы использовали итеративную иерархическую процедуру максимизации ожидания по всей выборке 29,55 . Мы выбрали 10 5 случайных значений параметров из предопределенных ранее распределений. Затем мы рассчитали вероятность наблюдения за выбором испытуемых с учетом каждой настройки и использовали вычисленные вероятности в качестве весов важности для повторной подгонки параметров предыдущих распределений. Эти шаги повторялись итеративно до тех пор, пока модельное свидетельство не переставало увеличиваться.Чтобы получить наиболее подходящие параметры для каждого отдельного субъекта, мы вычислили средневзвешенное значение для последней партии настроек параметров, в которой каждая настройка была взвешена по вероятности, которую она приписывала решениям отдельного субъекта. Обратите внимание, что процедура иерархической подгонки, включая все предыдущие, применялась ко всей выборке без различия между субъектами СИОЗС и плацебо. Это гарантировало, что оценки параметров на уровне отдельных субъектов были взаимно независимыми с учетом общего априорного значения, что делало его подходящим для оценки различий между группами.

Фиксированные скорости обучения (η) были смоделированы с помощью бета-распределений (инициализированы параметрами формы a  = 1 и b  = 1). Параметры настроения ( M , M положительный , M отрицательный ) были смоделированы с нормальным распределением, чтобы учесть как положительные, так и отрицательные эффекты (инициализированы с μ  = 0 и

5 σ). Остальные параметры ( ε , β ) были смоделированы с гамма-распределениями (инициализированы с помощью κ  = 1, θ  = 1).

Сравнение моделей: мы сравнили пары моделей с точки зрения того, насколько хорошо каждая модель учитывала выбор испытуемых с помощью интегрированного байесовского информационного критерия (iBIC 29,56 ). Здесь мы оценили свидетельство в пользу каждой модели ( λ ) как среднюю вероятность модели с учетом 10 5 случайных настроек параметров, взятых из подобранных априорных значений на уровне группы. Затем мы рассчитали iBIC путем штрафования модельных свидетельств для учета сложности модели следующим образом: общее количество выбранных предметов, используемых для вычисления вероятности.Более низкие значения iBIC указывают на более экономное соответствие модели. Мы проверили эту процедуру сравнения моделей, создав смоделированные данные с использованием каждой модели и применив нашу процедуру сравнения моделей для восстановления модели, которая сгенерировала каждый набор данных (см. Дополнительный рисунок 7).

Сводка отчета

Дополнительная информация о дизайне исследования доступна в Кратком отчете об исследовании природы, связанном с этой статьей.

Банк Японии Курода сигнализирует о том, что у него нет настроения спешить с выходом из программы стимулирования, даже несмотря на то, что ФРС сворачивает покупку активов

Управляющий Банка Японии Харухико Курода выступает на пресс-конференции в Токио, Япония, 21 января 2020 г.REUTERS/Kim Kyung-Hoon

Зарегистрируйтесь прямо сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Зарегистрируйтесь

  • Курода обсуждает экономику и рынки с премьер-министром Кишидой % инфляции за счет сохранения YCC даже после пандемии

ТОКИО, 4 ноя (Рейтер) — Управляющий Банка Японии (BOJ) Харухико Курода в четверг предположил, что его банк не настроен в ближайшее время выходить из масштабной программы монетарного стимулирования, выступая после .Федеральная резервная система Южной Кореи в одночасье решила сократить массовые покупки активов.

Курода, выступая перед журналистами после встречи с премьер-министром Фумио Кисида, сказал, что его учреждение сталкивается с другой ситуацией в отношении пандемии коронавируса по сравнению с западными центральными банками.

Федеральная резервная система, как и ожидалось, объявила в среду, что она начнет сокращать свои ежемесячные покупки казначейских облигаций и ипотечных ценных бумаг на 120 миллиардов долларов со скоростью 15 миллиардов долларов в месяц, с планом полностью прекратить покупки в середине 2022.читать далее

Зарегистрируйтесь прямо сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Зарегистрируйтесь

«Мы продолжаем смягчение денежно-кредитной политики для достижения целевого показателя ценовой стабильности (инфляции) на уровне 2%. Кроме того, мы также реализуем специальную программу по справиться с распространением коронавирусной инфекции», — сказал Курода журналистам после встречи в четверг.

Встреча Куроды с премьером стала первой обычной встречей с тех пор, как Кишида вступил в должность в прошлом месяце. Курода сказал, что пара обсудила ситуацию в экономике и на финансовых рынках в Японии и за ее пределами после его встречи во вторник с министрами финансов и экономики Японии, на которой все трое подтвердили приверженность Банка Японии достижению целевого уровня инфляции в 2%.

Число новых коронавирусных инфекций в Японии «быстро сокращается», сказал Курода, но центральный банк продолжит поддерживать финансирование финансовых учреждений до марта следующего года.

«Мы продолжим контроль кривой доходности (YCC) даже после того, как коронавирусные инфекции будут локализованы. Ситуация на Западе отличается от ситуации в Японии».

В соответствии с политикой YCC Банк Японии устанавливает краткосрочные процентные ставки на уровне -0,1%, а доходность 10-летних облигаций составляет около 0%.

Поскольку базовая потребительская инфляция колеблется около нуля, центральный банк также покупает государственные облигации и рискованные активы, чтобы достичь своего неуловимого ценового ориентира в 2%.

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Зарегистрируйтесь

Репортаж Тецуши Каджимото; дополнительный репортаж Лейки Кихары; Под редакцией Чанг-Ран Ким и Кеннета Максвелла

Наши стандарты: Принципы доверия Thomson Reuters.

Расстройства настроения | Медицина Джона Хопкинса

Расстройство настроения — это класс психического здоровья, который медицинские работники используют для общего описания всех типов депрессии и биполярных расстройств.

У детей, подростков и взрослых могут быть расстройства настроения.Однако дети и подростки не всегда имеют те же симптомы, что и взрослые. У детей труднее диагностировать расстройства настроения, потому что они не всегда могут выразить свои чувства.

Терапия, антидепрессанты, поддержка и самопомощь могут помочь в лечении расстройств настроения.

Какие бывают виды расстройств настроения?

Наиболее распространенные типы расстройств настроения:

  • Большая депрессия. Снижение интереса к обычной деятельности, чувство грусти или безнадежности и другие симптомы в течение как минимум 2 недель могут указывать на депрессию.

  • Дистимия. Это хроническое, субфебрильное, депрессивное или раздражительное настроение, которое длится не менее 2 лет.

  • Биполярное расстройство. Это состояние, при котором у человека периоды депрессии чередуются с периодами мании или приподнятого настроения.

  • Расстройство настроения, связанное с другим состоянием здоровья. Многие медицинские заболевания (включая рак, травмы, инфекции и хронические заболевания) могут вызывать симптомы депрессии.

  • Расстройство настроения, вызванное употреблением психоактивных веществ. Симптомы депрессии, вызванные воздействием лекарств, злоупотреблением наркотиками, алкоголизмом, воздействием токсинов или другими формами лечения.

Что вызывает расстройства настроения?

На расстройства настроения влияют многие факторы. Они, вероятно, вызваны дисбалансом химических веществ мозга. Жизненные события (например, стрессовые изменения в жизни) также могут способствовать депрессивному настроению.Расстройства настроения также имеют тенденцию передаваться по наследству.

Кто подвержен риску расстройств настроения?

Каждый может время от времени чувствовать грусть или депрессию. Однако расстройства настроения более интенсивны и с ними труднее справиться, чем с нормальным чувством грусти. Дети, подростки или взрослые, чьи родители страдают расстройством настроения, имеют больше шансов также иметь расстройство настроения. Однако жизненные события и стресс могут выявить или усугубить чувство грусти или депрессии. Это затрудняет управление чувствами.

Иногда жизненные проблемы могут спровоцировать депрессию.Увольнение с работы, развод, потеря любимого человека, смерть в семье и финансовые проблемы, и это лишь некоторые из них, могут быть трудными, и справиться с давлением может быть проблематично. Эти жизненные события и стресс могут вызвать чувство грусти или депрессии или затруднить управление расстройством настроения.

Риск депрессии у женщин почти в два раза выше, чем у мужчин. Если у кого-то в семье есть этот диагноз, у его братьев, сестер или детей больше шансов получить такой же диагноз.Кроме того, родственники людей с депрессией также подвержены повышенному риску биполярного расстройства.

Если у члена семьи диагностируют биполярное расстройство, вероятность того, что у его братьев, сестер или детей будет такой же диагноз, увеличивается. Родственники людей с биполярным расстройством также подвержены повышенному риску депрессии.

Каковы симптомы расстройств настроения?

В зависимости от возраста и типа расстройства настроения у человека могут быть разные симптомы депрессии.Ниже приведены наиболее распространенные симптомы расстройства настроения:

  • Продолжающееся грустное, тревожное или «пустое» настроение

  • Чувство безнадежности или беспомощности

  • Низкая самооценка

  • Чувство неполноценности или бесполезности

  • Чрезмерная вина

  • Повторяющиеся мысли о смерти или самоубийстве, желание умереть или попытка самоубийства ( Примечание: Люди с этим симптомом должны немедленно получить лечение!)

  • Потеря интереса к обычным занятиям или занятиям, которые когда-то доставляли удовольствие, включая секс

  • Проблемы в отношениях

  • Проблемы со сном или слишком много сна

  • Изменения аппетита и/или веса

  • Снижение энергии

  • Проблемы с концентрацией внимания

  • Снижение способности принимать решения

  • Частые физические жалобы (например, головная боль, боль в животе или усталость), которые не проходят при лечении

  • Побег или угроза побега из дома

  • Очень чувствителен к отказу или отказу

  • Раздражительность, враждебность или агрессия

При аффективных расстройствах эти чувства более интенсивны, чем то, что человек может испытывать время от времени в норме.Также вызывает беспокойство, если эти чувства сохраняются со временем или мешают интересу к семье, друзьям, сообществу или работе. Любой человек, который выражает мысли о самоубийстве, должен немедленно обратиться за медицинской помощью.

Симптомы расстройств настроения могут выглядеть как другие состояния или проблемы с психическим здоровьем. Всегда консультируйтесь с врачом для постановки диагноза.

Как диагностируются расстройства настроения?

Расстройства настроения — это настоящее медицинское расстройство. Психиатр или другой специалист в области психического здоровья обычно диагностирует расстройства настроения на основе полной истории болезни и психиатрической оценки.

Как лечат расстройства настроения?

Расстройства настроения часто успешно лечатся. Лечение может включать:

  • Антидепрессанты и препараты, стабилизирующие настроение — особенно в сочетании с психотерапией показали очень хорошие результаты при лечении депрессии

  • Психотерапия — чаще всего когнитивно-поведенческая и/или межличностная терапия. Эта терапия направлена ​​на изменение искаженных взглядов человека на себя и окружающую его среду.Это также помогает улучшить навыки межличностных отношений, а также выявить факторы стресса в окружающей среде и способы их предотвращения

    .
  • Семейная терапия

  • Другие методы лечения , такие как электрошоковая терапия и транскраниальная стимуляция

Семья играет жизненно важную вспомогательную роль в любом процессе лечения.

При правильной диагностике и лечении люди с расстройствами настроения могут жить стабильной, продуктивной и здоровой жизнью.

Можно ли предотвратить расстройства настроения?

В настоящее время нет способов предотвратить или снизить частоту возникновения аффективных расстройств. Однако ранняя диагностика и лечение могут уменьшить тяжесть симптомов, ускорить нормальный рост и развитие человека и улучшить качество жизни людей с расстройствами настроения.

Ключевые моменты о расстройствах настроения

  • Расстройство настроения — это класс психического здоровья, который медицинские работники используют для общего описания всех типов депрессии и биполярных расстройств.

  • Наиболее распространенными типами расстройств настроения являются большая депрессия, дистимия (дистимическое расстройство), биполярное расстройство, расстройство настроения, связанное с общим состоянием здоровья, и расстройство настроения, вызванное психоактивными веществами.

  • Нет четкой причины расстройства настроения. Медицинские работники считают, что они являются результатом химического дисбаланса в мозге. Некоторые типы аффективных расстройств, по-видимому, передаются по наследству, но гены пока не связаны с ними.

  • В целом, почти каждый человек с расстройством настроения испытывает постоянное чувство грусти и может чувствовать себя беспомощным, безнадежным и раздражительным. Без лечения симптомы могут длиться недели, месяцы или годы и могут влиять на качество жизни.

  • Депрессию чаще всего лечат медикаментами, психотерапией или когнитивно-поведенческой терапией, семейной терапией или сочетанием медицины и терапии. В некоторых случаях могут использоваться другие методы лечения, такие как электросудорожная терапия и транскраниальная стимуляция.

Продолжить чтение

Расстройства настроения, связанные с менструальным циклом — Центр женских расстройств настроения

Расстройства настроения, связанные с менструальным циклом, — это расстройства настроения, связанные с менструальным циклом. Менопауза и циклы менструации — это время интенсивных гормональных колебаний, которые могут вызвать повышенную уязвимость к депрессии. В нашей программе лечат депрессию в перименопаузальный период, предменструальный синдром (ПМС) и предменструальное дисфорическое расстройство (ПМДР).

 

Предменструальный синдром (ПМС) и предменструальное дисфорическое расстройство (ПМДР)

Многие женщины испытывают симптомы предменструального синдрома (ПМС). В некоторых случаях симптомы настроения и эмоциональные компоненты ПМС вызывают наибольшее беспокойство. Для женщин в таких случаях ПМС часто называют предменструальным дисфорическим расстройством (ПМДР).

Предменструальное дисфорическое расстройство — более тяжелая форма ПМС, поражающая 5-10% женщин репродуктивного возраста. В отличие от ПМС, ПМДР характеризуется более значительным предменструальным расстройством настроения, которое может серьезно повлиять на отношения и ухудшить функционирование.Многие женщины с ПМДР испытывают клиническую депрессию или тревогу в течение недели или двух перед каждым менструальным циклом. Нередко эмоциональные симптомы депрессии, тревога и раздражительность могут серьезно мешать нормальному функционированию и отношениям.

Общие симптомы включают: раздражительность, депрессивное настроение, тревогу или перепады настроения. Симптомы настроения присутствуют только в течение определенного периода времени, во время лютеиновой фазы менструального цикла. Симптомы появляются за одну-две недели до менструации и полностью проходят с началом менструации.У женщин с ПМДР должен быть бессимптомный интервал между менструацией и овуляцией. По оценкам, 40% женщин, обращающихся за лечением ПМДР, на самом деле имеют предменструальное обострение основного расстройства настроения, а не ПМДР. Поэтому важно, чтобы пациенты были тщательно обследованы на наличие основного расстройства настроения, чтобы разработать наилучший план лечения.

Для получения дополнительной информации:

Посмотрите следующие видео о ПМДР:
Биология ПМДР
Оральные контрацептивы для облегчения ПМДР

Или прочтите эти статьи об исследованиях ПМДР в UNC:
Оральные контрацептивы могут облегчить страдания женщин с тяжелым ПМС
Исследование обнаруживает наследственную связь с предменструальной депрессией

Наверх

Перименопаузальная депрессия

Менопауза определяется как стойкое прекращение менструаций.Перименопауза определяется как переходный период от нормальных менструальных периодов к их полному отсутствию. В это время менструации постепенно облегчаются и становятся реже. Переход к полной менопаузе может длиться от нескольких месяцев до нескольких лет.
Во время перименопаузального перехода у вас может быть сочетание ПМС и симптомов менопаузы или вообще не быть симптомов. Некоторыми нормальными симптомами перименопаузального периода являются приливы, бессонница, сухость влагалища и проблемы с настроением.Симптомами перименопаузальной депрессии являются эмоциональная вялость, «неспособность справляться», раздражительность, социальная изоляция, плаксивость, снижение энергии и неспособность получать удовольствие от обычной деятельности и отношений.

Времена интенсивных гормональных колебаний могут вызвать повышенную уязвимость к депрессии. Перименопауза может быть периодом повышенной уязвимости к возникновению депрессии у женщин, не имевших депрессии в анамнезе. Поскольку симптомы проявляются постепенно, женщины не будут распознавать симптомы как часть обратимого расстройства, а будут интерпретировать их как постоянные изменения в своей жизни.

Для получения дополнительной информации:
Исследователи Университета Северной Каролины исследуют заместительную терапию эстрогенами для предотвращения депрессии и сердечно-сосудистых заболеваний

Шизоаффективное расстройство: шизофрения, расстройство настроения, лечение

Обзор

Что такое шизоаффективное расстройство?

Шизоаффективное расстройство — серьезное психическое заболевание. Он имеет черты двух разных расстройств:

  • «Шизофрения» означает психотические симптомы шизофрении.Это расстройство мозга изменяет то, как человек думает, действует и выражает эмоции. Это также влияет на то, как кто-то воспринимает реальность и относится к другим.
  • «Аффективное» относится к расстройству настроения или серьезным изменениям настроения, энергии и поведения человека.

Шизоаффективное расстройство не лечится. Но лечение может помочь людям справиться с симптомами и улучшить качество жизни.

Какие бывают виды шизоаффективного расстройства?

Существует два типа шизоаффективного расстройства: биполярное шизоаффективное расстройство и депрессивное шизоаффективное расстройство.Два типа основаны на ассоциированном расстройстве настроения у человека:

  • Тип биполярного расстройства: Это состояние характеризуется одним или двумя типами различных изменений настроения. У людей с биполярным расстройством бывают сильные подъемы (мания) отдельно или в сочетании с упадками (депрессия).
  • Депрессивный тип: Люди, страдающие депрессией, испытывают чувство печали, бесполезности и безнадежности. У них могут быть суицидальные мысли. Они также могут испытывать проблемы с концентрацией внимания и памятью.

Как шизоаффективное расстройство влияет на людей?

Эта пожизненная болезнь может затронуть все сферы жизни человека. Человеку с шизоаффективным расстройством может быть трудно функционировать на работе или в школе. Это также влияет на отношения людей с семьей, друзьями и близкими. Многие люди с шизоаффективным расстройством имеют периодические эпизоды. Бывают моменты, когда их симптомы проявляются, и времена, когда их симптомы могут исчезнуть на некоторое время.

Кто болеет шизоаффективным расстройством?

Заболевание обычно начинается в позднем подростковом или раннем взрослом возрасте, до 30 лет.У детей встречается редко. Исследования показывают, что это расстройство чаще встречается у женщин, чем у мужчин.

Насколько распространено шизоаффективное расстройство?

Шизоаффективное расстройство встречается редко. По оценкам исследований, у 3 из каждых 1000 человек (0,3%) разовьется шизоаффективное расстройство в течение жизни. Тем не менее, трудно точно узнать, сколько людей страдают этим заболеванием из-за сложного диагноза. Люди с шизоаффективным расстройством имеют симптомы двух разных состояний психического здоровья.Некоторым людям может быть ошибочно поставлен диагноз шизофрения. Другим может быть ошибочно поставлен диагноз расстройства настроения.

Симптомы и причины

Что вызывает шизоаффективное расстройство?

Исследователи не знают точную причину шизоаффективного расстройства. Они считают, что задействовано несколько факторов:

  • Генетика: Шизоаффективное расстройство может быть наследственным. Родители могут передать склонность к развитию заболевания своим детям. Шизоаффективное расстройство также может возникать у нескольких членов большой семьи.
  • Химия мозга: У людей с этим расстройством может быть дисбаланс химических веществ мозга, называемых нейротрансмиттерами. Эти химические вещества помогают нервным клеткам мозга общаться друг с другом. Дисбаланс может нарушить эти связи, что приведет к симптомам.
  • Структура мозга: Аномалии размера или состава различных областей мозга (таких как гиппокамп, таламус) могут быть связаны с развитием шизоаффективного расстройства.
  • Факторы окружающей среды: Определенные факторы окружающей среды могут спровоцировать шизоаффективное расстройство у людей, унаследовавших более высокий риск.Факторы могут включать в себя очень стрессовые ситуации, эмоциональные травмы или определенные вирусные инфекции.
  • Употребление наркотиков: Употребление психоактивных веществ, таких как марихуана, может привести к развитию шизоаффективного расстройства.

Каковы симптомы шизоаффективного расстройства?

Симптомы шизоаффективного расстройства варьируются от одного человека к другому. Они могут варьироваться от легких до тяжелых.

У человека с шизоаффективным расстройством наблюдаются психотические симптомы.Они также испытывают серьезные изменения настроения с симптомами депрессии, мании или того и другого. У человека с шизоаффективным расстройством будут психотические симптомы, которые возникают сами по себе и сопровождаются изменениями настроения.

Психотические симптомы:

  • Бредовые идеи (ложные убеждения, не основанные на реальности, что человек не сдастся, даже если будут доказательства обратного).
  • Галлюцинации (воображаемые ощущения, которые не являются реальными, такие как слух голоса или видение теней).
  • Неспособность отличить реальное от воображаемого.
  • Дезорганизованная речь (трудно произносить четкие и связные предложения).
  • Неясное мышление.
  • Странное или необычное поведение.
  • Паранойя.
  • Отсутствие эмоций в мимике и речи.
  • Плохая мотивация.
  • Медленные движения или неспособность двигаться.

Симптомы депрессии:

  • Плохое или грустное настроение
  • Мысли о смерти или самоубийстве.
  • Чувство никчемности или безнадежности.
  • Вина или самообвинение.
  • Отсутствие энергии и плохое настроение
  • Потеря интереса к обычной деятельности.
  • Плохой аппетит.
  • Изменения режима сна (мало или много спит).
  • Проблемы с мышлением или концентрацией внимания.
  • Потеря или набор веса.

Симптомы мании:

  • Агитация.
  • Отвлекаемость.
  • Учащенная или быстрая речь.
  • Повышенная рабочая, социальная и сексуальная активность.
  • Завышенная самооценка.
  • Мало сплю.
  • Быстрые или скачущие мысли.
  • Саморазрушающее или опасное поведение (загулы, безрассудное вождение, небезопасный секс).

Диагностика и тесты

Как диагностируется шизоаффективное расстройство?

Если у кого-то проявляются симптомы шизофрении и расстройства настроения, обратитесь к врачу. Медицинский работник изучит историю болезни и проведет медицинский осмотр. Не существует лабораторных тестов для диагностики шизоаффективного расстройства.Но поставщик может использовать рентген и анализы крови, чтобы исключить другие заболевания, которые могут вызывать симптомы.

Если у симптомов нет физической причины, поставщик может направить человека к психиатру или психологу. Эти специалисты специализируются на диагностике и лечении состояний, связанных с психическим и поведенческим здоровьем.

Как психиатр или психолог диагностирует шизоаффективное расстройство?

Специалисты по психическому здоровью используют специально разработанные инструменты опроса и оценки для диагностики психотических расстройств.Они слушают, как человек (или любимый человек) описывает симптомы. Они также наблюдают за речью, движениями и поведением человека.

Медицинские работники выясняют, соответствуют ли эти симптомы и поведение конкретному расстройству, в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам, пятое издание (DSM-5). Американская психиатрическая ассоциация публикует DSM-5. Он считается справочником по психическим заболеваниям.

Согласно DSM-5, у человека шизоаффективное расстройство, если у него есть:

  • Периоды непрерывных психических заболеваний, таких как наличие симптомов депрессии или другого расстройства настроения в течение длительного времени.
  • Эпизод мании, большой депрессии или того и другого вместе с симптомами шизофрении.
  • По крайней мере две недели психотических симптомов (таких как бред или галлюцинации) без аффективных симптомов.
  • Нет признаков расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ, или лекарств, которые могут вызывать симптомы.

Управление и лечение

Как лечить шизоаффективное расстройство?

Лечение шизоаффективного расстройства включает медикаментозное лечение в сочетании с психотерапией и обучением навыкам.Лекарство помогает стабилизировать настроение человека и лечит психотические симптомы. Терапия и обучение навыкам помогают улучшить их отношения и навыки преодоления трудностей.

Какие лекарства лечат шизоаффективное расстройство?

Поставщик подберет подходящее лекарство в зависимости от типа расстройства настроения у человека:

  • Нейролептики: Это основное лекарство, используемое для лечения психотических симптомов, сопровождающих шизофрению, например бреда, галлюцинаций и расстройств мышления.
  • Антидепрессанты: Антидепрессанты или стабилизаторы настроения, такие как литий, могут помочь в лечении симптомов, связанных с настроением. Иногда человеку нужен и антидепрессант, и антипсихотик.

Как психотерапия лечит шизоаффективное расстройство?

Во время терапии человек разговаривает с квалифицированным специалистом в области психического здоровья. Цель психотерапии состоит в том, чтобы человек:

  • Узнать о болезни.
  • Установить цели.
  • Решение повседневных проблем, связанных с расстройством.

Также может помочь семейная терапия. Терапевт может помочь семьям научиться справляться с болезнью и поддержать своего близкого человека. Семейная терапия помогает улучшить симптомы и качество жизни человека с расстройством.

Как обучение навыкам помогает человеку с шизоаффективным расстройством?

Этот вид консультирования помогает человеку лучше управлять своей повседневной жизнью. Он часто фокусируется на:

  • Повседневная деятельность, например, управление деньгами и домашним хозяйством.
  • Уход и гигиена.
  • Социальные навыки.
  • Работа.

Нужно ли госпитализировать человека с шизоаффективным расстройством?

Большинство людей с этим заболеванием могут пройти амбулаторное лечение. Они идут в клинику или больницу для лечения в течение дня, а затем возвращаются домой. Однако иногда у людей наблюдаются серьезные симптомы, или они рискуют причинить вред себе или другим. Им может потребоваться госпитализация для стабилизации состояния.

Есть ли побочные эффекты шизоаффективного лечения?

Лекарства могут вызывать побочные эффекты.

Побочные эффекты лития:

Побочные эффекты антидепрессантов (зависит от типа антидепрессанта):

Побочные эффекты антипсихотических препаратов:

Профилактика

Можно ли предотвратить шизоаффективное расстройство?

Невозможно предотвратить шизоаффективное расстройство. Но обязательно получите раннюю диагностику и лечение, если вы начнете замечать симптомы у себя или у близкого человека.Своевременное лечение помогает избежать или уменьшить частые рецидивы и госпитализации. Это также может уменьшить разрушение жизни, семьи и отношений человека.

Какие еще состояния могут быть у человека с шизоаффективным расстройством?

У человека с шизоаффективным расстройством могут быть и другие психические расстройства, в том числе:

Перспективы/прогноз

Каковы перспективы шизоаффективного расстройства?

Шизоаффективное расстройство не лечится.Но лечение может помочь. Правильное сочетание лекарств и терапии может:

  • Помогите человеку справиться с расстройством.
  • Улучшение социального функционирования.
  • Уменьшить симптомы.

Жить с

Как мне позаботиться о себе (или о близком человеке), когда дело доходит до шизоаффективного расстройства?

Возможно, вы заметили у себя или близкого человека признаки шизоаффективного расстройства. Эти симптомы могут включать длительные галлюцинации, бред, депрессию или маниакальные эпизоды.Первый шаг — поговорить с врачом. Своевременная диагностика и лечение помогают улучшить симптомы и улучшить качество жизни. Обязательно следуйте инструкциям вашего врача по лечению:

  • Посещение сеансов терапии , включая индивидуальную и семейную терапию.
  • Оставайтесь на связи со своим поставщиком медицинских услуг, , который может помочь в управлении вашим лечением и при необходимости скорректировать его.
  • Принимайте лекарства в соответствии с указаниями.Поговорите со своим врачом, чтобы помочь справиться с побочными эффектами лекарств.
  • Лечение расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ , при необходимости.

Когда следует обратиться в отделение неотложной помощи?

Если вам или близкому человеку кажется, что вы можете причинить вред себе или другим, немедленно обратитесь за помощью. Обратитесь в отделение неотложной помощи, позвоните по телефону 911 или позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 800.273.8255. Эта национальная сеть местных кризисных центров предоставляет бесплатную конфиденциальную эмоциональную поддержку людям, переживающим суицидальный кризис или эмоциональный стресс.Он доступен 24/7.

Что еще я должен спросить у своего поставщика медицинских услуг?

Если вы или ваш близкий страдаете шизоаффективным расстройством, обратитесь к своему врачу:

  • Какое лекарство поможет?
  • Какая другая терапия может помочь?
  • Пройдёт ли когда-нибудь это расстройство?
  • Как долго будет продолжаться лечение?
  • Существует ли более высокий риск других состояний или расстройств?

Записка из клиники Кливленда

Шизоаффективное расстройство — серьезное психическое заболевание.Он имеет черты как шизофрении, так и расстройства настроения (аффективного). Шизоаффективные симптомы могут включать симптомы мании, депрессии и психоза. Важно как можно скорее начать лечение. Если вы заметили симптомы шизоаффективного расстройства, обратитесь к врачу. Лечение шизоаффективного расстройства включает медикаментозное лечение и терапию. Хотя от этого расстройства нет лекарства, лечение помогает улучшить симптомы и качество жизни людей.

Расстройства настроения | Эволюция поведенческого здоровья

Расстройства, связанные с настроением

Расстройства настроения включают большую депрессию, дистимию и биполярное расстройство.Эти расстройства настроения имеют некоторые общие симптомы:

  • Замедленность двигательного поведения/речи
  • Замедленные мыслительные процессы

  • Притупленные эмоции

  • Плохой уход

  • Социальная изоляция

  • Потеря/прибавка в весе
  • Пробуждение ранним утром

  • Чрезмерный сон

  • Низкая самооценка

  • Агитация

Кроме того, каждое из этих нарушений влияет на человека по-разному.Доступен информационный бюллетень в формате PDF с подробным описанием симптомов, причин и лечения каждого из этих расстройств.

Большая депрессия

Человек с большой депрессией чувствует сильную грусть, бесполезность, безнадежность и беспомощность в течение длительных периодов времени, превосходящие обычные взлеты и падения повседневной жизни. Депрессия — это не просто «плохое настроение» или «плохой день».

Симптомы включают:

  • постоянно грустное или раздражительное настроение

  • выраженные изменения сна, аппетита и энергии

  • трудности с мышлением, концентрацией внимания и запоминанием

  • физическое замедление или возбуждение

  • повторяющиеся мысли о смерти или самоубийстве

  • отсутствие интереса или удовольствия от деятельности, которая когда-то доставляла удовольствие; чувство вины, бесполезности, безнадежности или пустоты

  • стойкие физические симптомы, которые не реагируют на лечение, такие как головные боли, расстройства пищеварения и хроническая боль

дистимия

Дистимия – вялотекущая депрессия.Некоторые из симптомов могут быть похожи на большую депрессию, но не такие тяжелые.

Люди с дистимией могут считать нормальным всегда чувствовать себя подавленным. Насколько им известно, они всегда были такими, и они просто продолжают жить своей жизнью — плохо себя чувствуют, часто становятся раздражительными и злыми, имеют проблемы с аппетитом и сном. Эти симптомы обычно не мешают их повседневному функционированию.

Симптомы включают:

  • Длительное чувство безысходности, грусти, пессимизма

  • Чрезвычайная усталость, чувство слишком физической усталости, чтобы выполнять даже небольшие задачи.

  • Нерешительность

  • Чувство бесполезности, вины или постоянная самокритика

  • Невозможно сконцентрироваться или сосредоточиться

  • Раздражительны и легко разочаровываются

  • Проблемы со сном или пересыпание

Биполярное расстройство

Биполярное расстройство вызывает резкие перепады настроения, начиная от мании или крайнего счастья, грандиозности, эйфории или раздражительности или снижения потребности во сне.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.