Загадочность это: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Загадочность и неповторимость древних танцев Китая

Китайские танцы — стремление к гармонии и совершенству

Загадочность и неповторимость Китая наиболее полно отражена в его древней культуре. Музыка, искусство, литературы, танцы: все это подчинено одной единственной идее – стремлению ко всему прекрасному, гармоничному и совершенному.

История китайского танца начинается в IV тысячелетии до н.э. Сначала это были просто групповые движения по кругу во время различных ритуалов и религиозных действий. Постепенно танец начинает превращаться в искусство, появляются определенные каноны и требования.

В первом тысячелетии н.э. в Китае появляется две разновидности танца: гражданские (ритуальные) и военные. Военные танцы больше походили на сражение, очень часто в военных танцах можно проследить элементы китайских и других восточных единоборств.

Традиционные китайские танцы разнообразны по своему характеру. Некоторые из них поражают своей яркостью и динамичностью, другие же, наоборот, медлительностью и плавностью движений.

Очень часто в танцах используют дополнительные предметы, такие как веера, шарфы и т.д. Почти все традиционные танцы в Китае имеют какое-то значение: их посвящают богам, часто они символизируют события из истории Китая. Каждый танец имеет свое название: танец роз, танец с мечами, танец льва или танец дракона. Не стоит забывать о национальных меньшинствах, которые проживают в Китае. Каждый из этих народов также имеет свои танцевальные традиции.

Самым известным символом Китая в мире является дракон. Сами китайцы называют себя «детьми дракона», так как это мифическое существо ассоциируется с небом и высшими силами. Ни один китайский праздник не обходится без представления и танца дракона. Это традиционно китайское танцевальное представление уходит корнями вглубь веков и является неизменным атрибутом Китайского Нового года.

Дракон всегда ассоциировался с силой и достоинством, народы Юго-Восточной Азии называют это мифическое животное «приносящим удачу», поэтому неудивительно, что в Китае ему посвящен отдельный танец.

В представлении участвуют около 50 человек, которые должны действовать абсолютно синхронно. Они держат на специальных шестах тело дракона, которое иногда достигает 40-50 метров в длину. Кто хоть раз в жизни видел танец дракона, никогда не забудет это поразительное зрелище. Наиболее эффектно танец дракона выглядит ночью, когда при помощи спецэффектов дракон будто бы оживает, начиная светиться и изрыгать пламя.

Танец дракона – один из многих китайских танцев, который заставит вас окунуться в неповторимую атмосферу загадочного Китая.

Mystery/загадочность — Chapter 7 — Wattpad

                                    
                                          

Пройдя в лес Чейз взял меня за руку , я запуталась в своих чувствах к нему, он однозначно нравиться мне я это отрицала пару дней назад но сейчас незнаю есть ли в этом смысл , но я не нравлюсь ему как девушка это точно .

%MINIFYHTMLe2bade55f381d97029ab175458d2367115%
Рядом со мной что то пробежало и я взвизгнула и запрыгнула на руки Чейзу . Он успел поймать меня и улыбнувшись начал держать меня за талию. В моём животе пролетели уже стаи бабочек.
-Ты в порядке? Можно отпускать тебя, но если тебе все ещё страшно можем идти так
-Нет . Спасибо, оно же уже пробежало .
-Здесь есть место поспокойнее с тобой Думаю стоит пойти туда
Мы шли через глубь леса и раздвинув еловые ветки я увидела ярко голубое озеро окружённое лесом , кажеться что в моих глазах пошли искры так как это безумно красиво, как в сказке
-Это ... Офигенно
-Да ,-Чейз взяв меня на руки спустился ближе к озеру
-Я сильно тяжелая
-Как пушинка
%MINIFYHTMLe2bade55f381d97029ab175458d2367116%Я покраснела и опустив меня Чейз начал рассматривать мое  лицо от чего я покраснела ещё больше
-Ты как принцесса
Все бабочки в моем животе уже собирались улетать хпха ,у меня не было слов чтобы ответить ему, но все таки я ели выговорила
-Ссспасибо
-Ты веришь в любовь на подобии с первого взгляда ?
-Да . Но правда в ту когда люди уже пообщались немного
-Тогда у нас тот самый случай,-улыбнувшись Чейз который намного выше меня , нагнулся и нежно поцеловал меня, со всеми чувствами которые есть у меня я пыталась отвечать ему ,так как это мой первый поцелуй.
-Ты первый кто поцеловал меня
-Я рад что у тебя первый
Ещё немного походив и выйдя с леса , мы зашли в школу где Чейз провёл меня к своей комнате ,и я отдав ему его куртку зашла в комнату . Там на кровати сидела Диана , с взглядом злой мамы
-Юная леди , где вы были?
-Маммм прости я загулялась
%MINIFYHTMLe2bade55f381d97029ab175458d2367117%
Диана пыталась сделать ещё серьезнее лицо но резко засмеявшись она повалила меня на пол.
-Где ты была , и с кем ? Колись!
-С Чейзом Хадсоном
-Ты это так загадочно сказала
-Какой человек то так и сказала
-Стоооп с кем? Вот это ты чумовая . Он мне кажеться вообще не общительным
-И мы целовались
Отведя взгляд и смутившись сказала я
-Ого . Я тоже ещё не целовалась ,и как это?
-Ну с ним мне понравилось . Но я Думаю это не всегда круто
Ещё немного поболтав мы решили пойти спать . Я долго лежала и думала над всем что случилось за сегодня и счастливой погрузилась в царство Морфея

Психопатические типы в «Братьях Карамазовых»

В произведениях Ф. М. Достоевского мы имеем неисчерпаемый материал для изучения глубин человеческой психологии. Все образы его являются неподражаемыми по силе и яркости выявления всех тех переживаний, которые свойственны разнообразным категориям психопатических личностей в их жизненных связях, «взаимоотношениях и конфликтах с окружающей средой.

“Братья Карамазовы” по глубине идейного замысла, по тонкости и сложности психологического анализа, по наиболее всестороннему захвату психопатических элементов из разных конституциональных кругов представляются наиболее совершенным и законченным произведением Достоевского. Здесь перед нами потрясающая драма глубоко дегенеративной семьи, каждый член которой является индивидуальным выразителем характерологических особенностей, свойственных определенной группе конституциональных расстройств, имея в то же время точки взаимного соприкосновения и внутреннего сродства с другими членами той же семьи.

Вот сам глава семьи Федор Павлович Карамазов. По характеристике автора это тип не только дурного и развратного, но вместе с тем и бестолкового человека, сумасброда, умевшего, однако, обделывать свои имущественные делишки. Этот особый тип дегенерата с извращенными моральными и социальными инстинктами, чуждого высших духовных интересов, лишенного всякого самолюбия и сознания человеческого достоинства, с умом, настроенным исключительно на злую шутку и иронию, изолгавшегося перед людьми и перед самим собою, привыкшего рисоваться своим цинизмом и шутовством, ищущего до самой старости одних низменных удовольствий—пьянства и сладострастия. Особенное ощущение сладострастия он способен испытывать, имея дело с малолетками и с женщинами, которые у других не могли бы вызвать проявление сексуального чувства по своим физическим или психическим дефектам (какова, например, Елизавета Смердящая).

Злой и враждебный в отношении к старшему сыну Дмитрию, сдержанно трусливый по отношению к Ивану, Ф. П. лишь под впечатлением кротости и смирения Алеши становился иногда как бы способным к проявлению нежных чувств отца, но и здесь была больше одна слезливая сентиментальность и ни капли искренности.

Дегенеративным особенностям характера Ф. П. соответствует и описание его наружности: “длинные и мясистые мешечки под-маленькими его глазами, вечно наглыми, подозрительными и насмешливыми, множество глубоких морщин на его маленьком, но жирненьком личике, к острому подбородку его подвешивался еще большой кадык мясистый и продолговатый, как кошелек, что придавало ему какой-то омерзительно-сладострастный вид,. плотоядный длинный рот с пухлыми губами, из-под которых виднелись маленькие обломки черных, почти истлевших зубов, нос не очень большой, но очень тонкий с сильно выдающейся горбинкой”. Психопатические черты Ф. П. сказывались уже с ранних лет его жизни. Еще до первой женитьбы он слыл среди знакомых за ничтожного “мозгляка”.

Пьянство и развратный образ жизни только способствовали более резкому обнаружению упадка моральных чувств, крайнему сужению умственных и моральных интересов, сосредоточенности на удовлетворении одних эгоистических побуждений низшего порядка, при полном равнодушии к судьбе близких лиц. Старческий возраст, в каком мы застаем Ф. П действующим лицом романа, также мог оказать значительную долю своего влияния на усиление тех же особенностей характера, на развитие подозрительности и постоянного опасения ущерба своим личным интересам со стороны других, на патологическое проявление похотливых влечений, и повышенного эротизма.

Итак в лице Ф. П. мы видим патологическую личность с глубокими изъянами моральной сферы и сексуальными извращениями, с чертами алкогольной деградации и старческого оскудения, близкого, может быть хотя и не достигшего ступени настоящего старческого слабоумия, которое диагносцирует у него В. Ф. Чиж.

2

Старший сын Ф. П. — Дмитрий, родившийся от первой жены “красивой бойкой умницы”, активной, протестующей натуры, презиравшей мужа и вышедшей за него по недоразумению, лишь из желания проявить свою самостоятельность—унаследовал от матери эксцентричность, раздражительность, способность к высоким порывам, при полном, однако, отсутствии выдержки; от отца же заимствовал беспорядочность и склонность ко всякого рода эксцессам. Уже от природы он был, по выражению одного знакомого судьи, “ума отрывистого и неправильного”. С юных лет обращал общее внимание своею вспыльчивостью, раздражительностью, быстрой сменой настроений. Беспорядочно протекала вся его молодость: в гимназии не доучился, попал в военную школу, потом очутился на Кавказе, выслужился, дрался: на дуэли, был разжалован, опять выслужился, много кутил и прожил довольно денег. Ф. П. не трудно было эксплоатировать легкомысленного юношу, отделываясь от него легкими подачками на удовлетворение его минутных порывов и увлечений, а в результате обмануть в денежных рассчетах, заявив, что вся стоимость причитающегося ему имущества оказалась уже им забранной.

В этой коллизии безудержной натуры сына, не знающего счета деньгам, и скаредности отца, занятого лишь мыслью о том,. чтобы сберечь себе больше денег на удовлетворение своих сладострастных влечений,—в этой коллизии источник той непримиримой вражды, которая разгорается между отцом и сыном, в особенностей тогда, когда у них возникло соперничество за обладание Грушенькой. С момента разгара этой вражды и начинается роман. Захваченный бурным стремительным влечением к Грушеньке и неуверенный в ее чувствах и намерениях, Д. Ф. испытывает мучительное чувство ревности. Он целыми часами сторожит в саду, опасаясь, как бы Грушенька не поддалась сластолюбивому желанию Ф. П. и не пошла к нему. К отцу он питает такое непреодолимое чувство вражды и ненависти, которое заставляет его даже в минуту отрезвления от аффективных порывов в разговоре с Алешей высказать опасение, что он может неудержаться и убить отца из одного лишь чувства личного к нему омерзения.

В натуре Дмитрия нет каких-либо стойких преступных тенденций. В нем заложено, напротив, много добрых инстинктов и желаний, в нем много искренней любви и веры. Но он весь во власти сменяющихся чувств и настроений. Говорит он много, быстро, порывисто, отрывочными фразами, с обилием восклицательных знаков, междометий, с постоянным отвлечением в сторону от темы разговора, усиленно жестикулируя. Испытывает часто и беспричинно какое-то восторженное настроение, жалеет в разговоре с Алешей, чтоб тот не додумался до восторга, хочет начать ему свою исповедь гимнам к радости, декламирует стихи и тут же начинает рыдать, говорит о своем позоре, о падении в бездну, причем, однако, в этом-то позоре он вдруг начинает ощущать радость, без которой нельзя миру стоять и быть и т. д. Влияние задерживающих центров у Д. Ф. резко ослаблено. Он всегда экспансивен, одинаково несдержан—в проявлениях ли восторженных чувств, или гневных аффектов. Вместе с невоздержанностью в языке, он всегда склонен к разного рода бурным и агрессивным выходкам, в которых потом сам раскаивается, как например, в инциденте с штабс-капитаном Снегиревым, которого Д. Ф. вытащил за бороду из трактира и избил на улице. Достаточно было одного ложного впечатления, будто Грушенька прошла к отцу, чтобы Д. Ф. в порыве неудержимого аффекта ворвался в дом к Ф. П, и на глазах братьев избил отца; а в следующий раз—в роковой день убийства Ф. П., когда для Дмитрия не оставалось никакого сомнения в том, что Грушенька находится у отца, он безотчетно ведет себя, как человек решившийся на отцеубийство, схватывает медный пестик, случайно попавшийся в руку в комнате у Грушеньки, стремительно летит в сад отца, но убедившись, что Ф. П. в доме один, оставляет его в покое и лишь по пути ударяет пестиком некстати подвернувшегося Григория. Все это и создает обстановку очень благоприятную для того, чтобы именно Дмитрия Карамазова, а не кого другого, обвинить в убийстве Ф. П.

Мы видим, таким образом, что Д. Ф., отягченный патологической наследственностью, уже с юных лет проявлял черты психопатичности, свойственные по преимуществу циклоидам из группы гипоманиакальных (конституционально возбужденные — по Ганнушкину) с примесью некоторых особенностей другого круга психопатов, именно круга импульсивных (одной из разновидностей эпилептоидов).

Наиболее характерная особенность циклоидной конституции, как известно, — это наклонность к чередованию маниакального и депрессивного состояния, выраженных то в более слабой, то в более резкой степенях, когда уже речь идет не о конституции только, а о маниакально-депрессивном психозе. Возможно преимущественное обнаружение в жизни того или другого индивидуума одного из этих состояний, причем другое проявляется лишь в скрытой форме, или же одновременно одно из этих состояний некоторыми чертами примешивается к другому — это так называемое смешанное состояние. У Д. Ф. всегда превалирующими являются, как мы сказали, черты гипоманиакальной экзальтации (повышенное настроение, психомоторное возбуждение, ускоренное течение мыслей). К моменту начала романа под влиянием усиленных кутежей, обостренной вражды с отцом и бурного влечения к Грушеньке, эти черты доходят почти до степени выраженного психоза с проявлениями резкой аффективности и импульсивности. И в таком состоянии мы наблюдаем его почти все время перед тем, как совершиться убийству Ф. П., а равно и в последующие моменты, когда он кутит в Мокром с Грушенькой, а потом подвергается допросу прокурора и следователя.

В этом допросе особенно рельефно отражаются такие особенности гипоманиакального возбуждения, как быстрая эмотивная реакция, несоответствующая по силе и значению вызывающим ее внешним моментам; острая, хотя и поверхностная наблюдательность по отношению ко всей той необычайной обстановке, в которой он сам так .неожиданно очутился, а наряду с этим—отсутствие волевых задержек, полная несдержанность и неуменье владеть собой, постоянные аффективные вспышки, быстрые переходы от беспричинного энтузиазма и добродушной доверчивости — к грубому раздражительному тону. Отсутствие всякой вдумчивости и объективной рассудительности в своих ответах на дознании—при всем его остроумии и умении отмечать слабые стороны приемов судебного дознания со стороны юристов, которые, естественно, склонны были искать объективных улик преступления и при своих расспросах придерживались известного шаблона, мало вникая в сущность индивидуальной психологии преступника. Д. Ф. в своих показаниях нередко противоречит сам себе в самом существенном, как например, относительно подозрения Смердякова в убийстве отца. То убежденно говорит, что это не дело Смердякова, то в каком-то исступлении и ожесточении кричит, что только один он и мог это сделать. Далее, открыто без особенной нужды признается и как бы особенно подчеркивает такие свои интимные мысли и желания, которые явно могли только повредить ему (как, например, то, что он считал пакет с 3000 р. у Ф.П. все равно как бы своей собственностью). В то же время долго сопротивляется и не хочет открыть тайны того “позора”, который заключался для него в ладонке, спрятанной на груди, в утайке половины денег Екатерины Ивановны, переданных ему для отправки по почте, причем другая половина из них была прокучена им в Мокром в первую поездку с Грушенькой. Это сопротивление, казавшееся непонятным формальному юридическому мышлению, вызвано было порывом аффективного, но более глубоко залегшего в его душе протеста против тягчайшего с его субъективной точки зрения преступления, совершенного им против чести и совести. Сопротивление было потом сломлено, Д. Ф. открыл свою тайну, но, как раз в такой момент, когда для лиц, тенденциозно настроенных шаблонным психологическим подходом, могло казаться, что обвиняемый хватается за эту “легенду о ладонке” лишь в минуту крайности, лишь после того, как убедился, что мысль о Смердякове, как убийце, не может его спасти, так как против него выдвинута тяжелая улика — показание Григория об открытой двери.

Те же черты гипоманиакальности, с одной стороны, и импульсивности—с другой, сказываются и в поведении Д. Ф. на суде, в его несдержанных, порывистых репликах по адресу свидетелей, особенно при допросе Екатерины Ивановны и Грушеньки. Но наряду c постоянной склонностью к повышенному—то веселому, то раздражительному настроению, большой подвижности и стремительности как в речах, так и в действиях—Достоевский отмечает у Дмитрия и такие состояния, когда он был задумчив, мало подвижен и угрюм, и в это время вдруг появляется у него смех в связи с какими-то игривыми мыслями. Это состояние можно считать близким к одному из смешанных состояний при циркулярном психозе, именно, для так называемого маниакального ступора, когда при малой подвижности у больного на лице играет улыбка, являющаяся выражением каких-то непрерывно текущих ассоциативных процессов, с эмоциональной и эйфорической окраской (существование в одной личности полярных противоположностей по Кречмеру). У Дмитрия мы видим не цельную картину такого ступора, а лишь отдельные эпизодически возникающие черты такого состояния,—основной же фон остается гипоманиакальным с той, однако, существенной особенностью, что в отличие от чистых циклоидов здесь мы видим человека, всецело находившегося во власти инстинктов и примитивных влечений, человека совершенно безудержного, всегда готового к аффективным и импульсивным взрывам, способного легко дойти и до криминального поступка, вытекающего из этой безудержности и горячности. Это уже относится в значительной мере за счет импульсивных черт его личности — эпилептоидных компонентов, так как чистые циклоиды, как мы знаем, менее расположены к криминалам вообще и к аффективным правонарушениям — в частности,. С этой точки зрения можно понять те сомнения, которые возникали еще у В. Ф. Чижа в его работе “Психопатология Достоевского” в отношении вопроса о вменяемости Дмитрия. Чиж категорически не решает вопрос ни в ту, ни в другую стороны, находит, однако, что психиатрическая лечебница для такого субъекта более полезна, чем каторга. В наше время, когда вменяемые правонарушители посылаются ни на каторгу, а в трудовые учреждения, вопрос мог бы быть решен более положительно в другом смысле (т. е. в смысле вменяемости), если только не признать, что обострение типоманиакальной конституции к моменту правонарушения еще не дошло у Дмитрия до степени выраженного психотического состояния.

Иван Федорович, первый сын Ф.П. от второй его жены, страдавшей истерическими припадками; был другого психического склада, чем Дмитрий. Он рос угрюмым, недоверчивым, замкнутым в себе ребенком и с ранних лет обнаруживал необыкновенные способности к учению. Получил oн высшее образование, из гордости не обращался к отцу за помощью в трудную пору своей жизни, добился литературной работы, написал по окончании университета статью о церковном суде—статью, которая понравилась и церковникам, и атеистам, и которую некоторые признали вместе с тем за “детский фарс и насмешку”. Иван представлял тип юноши с недюжинным развитием интеллектуальной сферы, с умом богатым критикой, не имевшим, однако, опоры в положительных творческих основах этически-социального характера.

Поэтому некоторые и находили в Иване более сходства с отцом, чем у других братьев. Обоим им (Ф. П. и И. Ф.) в одинаковой, может быть, степени не чужд тот моральный индиферентизм, за которым следовала формула “все позволено”. Разница в том, что у отца этот индиферентизм и эта формула стояли в неразрывной связи с жизненной практикой: он всею своею жизнью, заполненной всевозможными эксцессами, хотел доказать исключительное пренебрежение к вопросам этики, разыгрывая из себя намеренно роль шута и циника и игнорируя всякие нормы семейной и общественной жизни. Иван же был, можно сказать, аморалистом-теоретиком: аморализм его был скорее мучительной для него идеей, чем воплощаемым в жизнь принципом, был плодом глубокого критического анализа и протестующего направления мыслей, которое нашло себе выражение в сочиненной им поэме “Великий инквизитор”.

Старец Зосима в беседе с Иваном по поводу его неверия отметил то особенное свойство его души, что сердце его всегда будет лишь великой мукою мучиться и что вопрос о вере для него не может решиться ни в положительную, ни в отрицательную сторону. Алеша говорил об Иване, что ум его в плену, что в нем мысль великая и неразрешенная. Однако же и для него, как и для всех других, Иван остается сфинксом, загадкой, не такой, правда, как Николай Ставрогин в “Бесах”,3 загадочность которого представляла лишь замаскированную душевную пустоту кататоника. Иван Карамазов—это глубокосодержательная натура, гордая, высокомерная, скрытная (“могила”, по выражению Дмитрия), таившая, однако, многое внутри себя. Подозрительно и враждебно настроенный по отношению к людям вообще, он один только раз решился высказать кое-что из интимного мира своих идей перед единственным любимым братом Алешей, рассказав ему свою поэму об инквизиторе. Но после этой откровенной беседы чувствует уже тоску и раскаяние: “столько лет молчал, со всем светом не удостоил говорить и вдруг наговорил столько ахинеи”.

В общем нужно сказать, что мышление Ивана, при всей его глубине и оригинальности, представляется слишком рассудочным, аналитическим, лишенным синтетической цельности и интуитивной проницательности, слишком поэтому односторонним и парадоксальным в конечных выводах. В своих предпосылках он исходит лишь из одной критики существенных явлений, из одного отрицания и протеста, без веры в возможность высших творческих достижений. Он отрицает будущую мировую гармонию и те светлые идеалы, к которым стремится человечество, не хочет признавать никаких побудительных моральных импульсов для отдельной личности к борьбе за эту гармонию и за общечеловеческие идеалы. Он объявляет бунт против руководящей высшей силы, “бунт явления против сущности”, по выражению Мережковского, приходя к тому же единоличному убеждению, которое на практике проводил его отец, что в конце концов “все позволено”. Делает он это, якобы, во имя сострадания к неискупленным жертвам и жалости к слезинке загубленного ребенка, но эта жалость и сострадание оказываются у него не живым непосредственным чувством, реакция которого пробуждает к деятельности творческие силы в душе. человека, а скорее — каким-то отвлеченным мотивом резонирующего свойства, хотя и действующим на воображение силой своей разрушительной критики. К живой деятельной любви Иван неспособен, так как, по его собственному признанию, может любить людей лишь издали, теоретически. Если такое бунтарское мировоззрение Ивана Карамазова и не носит характера систематизированного паранойяльного бреда, то в нем есть все же несомненные черты, приближающие Ивана к типу психопатов с параноидной конституцией, рассматривая последнюю как один из подвидов широко понимаемой схизоидной психопатии. Мировоззрение это, будучи продукцией его оригинального, критического хотя и односторонне направленного ума, представляется так же, как у настоящего параноика, неотделимым от его внутреннего “я”, тесно слившимся с самой основой его личности. Этим именно мировоззрение его отличается от того состояния, какое испытывает морально чуткий Раскольников, в. связи с казавшейся ему заманчивой ницшеанской теорией о сверхлюдях, которым также, якобы, все, позволено (навязчиво” сверхценная идея у эпилептоида с психастеническими наслоениями). В волевых своих проявлениях Иван в отличие от Раскольникова всегда прямолинеен, смел и решителен. Рефлексия мысли, навязчивые сомнения и тревоги несвойственны его характеру. По своему психическому складу он более, может быть, способен совершить правонарушение, чем Раскольников, хотя в действительности и происходит совсем другое. Иван остается вне сферы активного воздействия на совершенное Смердяковым убийство Ф. П. и лишь обнаруживает полную пассивность к готовившейся разыграться драме, но это объясняется скерее какой-то незаконченностью и обостренностью в то время внутренней работы его паранойяльного мышления, чем определенно выраженным намерением уклониться от участия в преступном деле и отрицательным к нему отношением. Вот почему отец так боится Ивана, чувствуя в нем полную холодность и неспособность проникнуться чувством жалости и снисходительности. Вот почему и Смердяков убежденно видит в нем своего главного вдохновителя на совершение убийства Ф. П., хотя Иван не давал к тому никакого прямого повода и лишь пользуется возможностью уехать в Москву в то самое время, когда напряженность враждебных отношений между Дмитрием и отцом достигла крайней точки — этим, правда, косвенно обнаруживая в глазах Смердякова свою солидарность с его намерениями и планами.

И вот на фоне этой дегенеративной конституции схизоидно-паранойидного характера, к началу судебного процесса над Дмитрием, у Ивана, в связи с раскрывающейся в его душе догадкой о том, кто настоящий убийца Ф. П., и в особенности после предсмертного признания Смердякова, развивается остро выраженное помешательство с галлюцинаторно-бредавым синдромом. Его преследует галлюцинаторный образ черта, который является к нему под видом какого-то приживальщика и ведет с ним целые диалоги, отражая в своих рассуждениях те обуревающие Ивана Федоровича его собственные мысли, которые особенно пропитаны духом скептицизма, неверия и морального безразличия. Он чувствует себя как бы одержимым властью этой темной силы так ярко господствующей в его сознании, готов признать за галлюцинаторным образом черта реальное существование, сам говорит, что желал бы поверить в него, хотя и не верит будто бы ни на одну минуту. Он сознает, что черт—это ложь, призрак,. галлюцинация, неотвязный кошмар, болезненно стучащий в мозгу, что в словах черта он слышит только свои собственные мысли, иногда даже не видит его самого и не слышит его голоса, а чувствует, что это он сам говорит, а не черт (внутренние голоса), считает черта воплощением одной стороны своего существа, своих гладких и глупых мыслей и чувств. Вместе с тем, однако, все время беседует с ним, как с действительным лицом, выслушивает его — то более снисходительно, то с гневным протестом и раздражением и зажимает руками уши, когда не хочет его более слушать. С приходом брата Алеши, когда, казалось, кошмарные ощущения уменьшились, живость галлюцинаторного образа исчезла, Иван остается, однако, при убеждении, что это был не сон, что перед ним действительно сидел черт и говорил с ним, внушая ему его же собственные насмешливые, мысли, которые являлись в противовес серьезно появившемуся намерению объявить на суде о своей причастности к убийству отца.

На другой день после этого на суде Иван Федорович производит на всех определенное впечатление больного человека. В лице его было что-то как бы тронутое землею, по описанию автора. Мутными глазами обводил он зал суда. В начале своих показаний ограничивается формальными короткими ответами, потом неожиданно передает предсмертное признание Смердякова и объявляет себя главным виновником убийства. Одновременно с тем обнаруживает уже явные признаки помешательства и бредовое отношение к окружающему, по адресу публики делает резкие и грубые замечания (“все эти рожи, друг перед другом кривляются… лгуны… один гад съедает другую гадину”), конфиденциально сообщает суду о “свидетеле с хвостом”, который, по его убеждению, находился где-нибудь на суде под столом с вещественными доказательствами. Когда судебный пристав хотел увести И. Ф. из зала суда, тот схватил его за плечи и яростно ударил об пол. Картину дальнейшего течения психоза Достоевский в своем романе не обрисовывает, указывает лишь, что И.Ф. лежал в горячке и беспамятстве спустя пять дней после суда в квартире Екатерины Ивановны и что врачи не высказывались определенно относительно возможного исхода болезни.

Ввиду такой неопределенности не так легко включить развившееся у И. Ф. острое помешательство в клинические рамки того или другого психоза. Но это нисколько не умаляет живости, яркости и художественной правдивости, изображаемой автором картины душевного состояния И. Ф. Подобные бурные вспышки на фоне той или другой психопатической конституции и в психиатричеокой клинике затемняют часто диагноз заболевания, так как для наблюдателя остается неясным, как эти острые симптомы отразятся на исходном состоянии больного. Называя помешательство И. Ф. белой горячкой, Достоевский не имел в виду тот же современный научно-психиатрический термин, который соответствует определенному заболеванию у алкоголиков (И.Ф. не алкоголик). Вероятнее всего этим названием, следуя ходячему среди публики взгляду, он хотел указать вообще на острый характер болезни И. Ф., сопровождавшийся признаками буйства, имея в виду, может быть, и некоторые действительно сходные черты в картине болезни из белой горячки (видение черта, полукритическое отношение к галлюцинациям, юмор). Подобного рода картины галлюцинаторно-бредового возбуждения у И. Ф. с симптомокомплексом, близким к картине острой паранойи, которую выделяли раньше в эпоху симптоматической классификации, :как самостоятельную форму душевного заболевания, такую картину некоторые из современных психиатров склонны во многих случаях относить к бредовой форме мании. Соприкасаясь с некоторыми формами смешанных состояний маниакально-депрессивного психоза там, где из сочетания повышенного настроения с чувством недовольства и страха может вырастать аффект подозрительности с развивающимися потом бредовыми идеями, такие случаи могут говорить об известного рода сродстве паранойи и маниакально-депрессивного психоза, представляющих, по мнению Странского, две отдельные ветви, которые исходят из одного корня.

По предположению наличия в данном случае фазы маниакально-депрессивного психоза не соответствует все же ни сама картина болезни, в которой мы не видим явлений первично возникающего непрерывного психомоторного возбуждения свойственного мании, а видим, наоборот, на первом плане участие галлюцинаций и бредовых идей, нарушающих цельность сознания, ни та схизопараноидная конституция, существование которой у И. Ф. мы констатировали. Принимая во внимание наличие такой конституции, а также ту тяжелую ситуацию, в связи с которой развилась галлюцинаторно-бредовая вспышка у Ивана Карамазова (признание Смердякова, участие в суде по несправедливому единению брата в отцеубийстве, внутренний конфликт, сознание своей косвенной вины в этом деле), естественнее всего считать эту вспышку психогенной параноидной реакцией с возможностью полного выздоровления, или во всяком случае с ликвидацией острых симптомов в картине болезни.

Младший из братьев Карамазовых, второй сын от. второго брака Ф. П. — Алеша унаследовал инфантильно-истерическую конституцию матери — этой безответной страдалицы, покорно сносившей гнусные издевательства мужа, находя против них единственную защитную реакцию в судорожных припадках, которым была подвержена и которые доводили ее временами даже до потери рассудка (сумеречные состояния). В детской душе Алеши (мать умерла, когда ему было четыре года) она оставила глубокий неизгладимый след, он всю жизнь свою помнил ее “как будто стоит перед ним живая”. Особенно памятным остался для него один момент, когда она, в порыве глубокого страдания и молитвенного экстаза, с исступленным, но прекрасным выражением лица, рыдала в истерике перед иконой, крепко держа в руках маленького Алешу и как бы передавая его из своих объятий под покров богородицы. Это впечатление детства, глубоко запавшее в душу Алеши, осталось неотреагированным. Естественной поэтому должна казаться существовавшая у него, благодаря унаследованной коеституции, при наличии травмирующих впечатлений детства, склонность к истерическим припадкам, в связи с воспоминаниями о матери, о ее страданиях. Поэтому-то циничный рассказ Ф. П., в присутствии детей—Ивана и Алеши, о том, как он, издеваясь над религиозными чувствами жены, вздумал кощунствовать и как она реагировала на это сильным припадком—вскочила, всплеснула руками, закрыла руками лицо, вся затряслась и упала на пол, — этот рассказ имел своим последствием такой же точно припадок у Алеши, причем Ф. П. Был поражен необычайным сходством внешних проявлений этого припадка с припадочными явлениями у матери.

По характеру своему Алеша с ранних лет обладал свойством возбуждать к себе особенную любовь окружающих. У него было особое ровное, светлое настроение, которое наполняло его душу и не давало места чувствам обиды, злобы и раздражению. По своей необыкновенной стыдливости и целомудренности он резко выделялся среди своих сверстников, возбуждая нередко их насмешки по этому поводу. Учился он легко, ровно, но, не окончив гимназии, вдруг под влиянием какого-то внутреннего импульса, приехал к отцу, розыскал могилу матери и вскоре после этого решил поступить в монастырь. В это время он подчинился всецело влиянию старца Зосимы и настолько проникся его миросозерцанием, что считал себя как бы “душевно ,с ним спаянным”. Взамен страстей, поработивших отца и брата Дмитрия, Алеша был захвачен интуитивным настроением и решил отдаться идее самоотречения, которая во взглядах Зосимы имела для него особую привлекательность, т. к. не порывала его с деятельной жизнью и любовью. Здесь особенно сказалась истерическая черта характера Алеши с его инфантильной психикой—внушаемость и самовнушаемость. Сила этой самовнушаемости была достаточно велика, чтобы в пору половой зрелости оказать противодействие влиянию бурных эгоистических инстинктов карамазовской натуры, которым не чужда была и душа Алеши, как он в том не раз признается, и заменить их господство высшими альтруистическими стимулами (сублимация по Фрейду).

В этой стойкости самовнушения и сосредоточенности внимания на одной идее заключается особенность той категории истеричных, к которым принадлежит Алеша. В жизни их превалирует мистическое настроение, и подсознательная сфера играет особенно важную роль. Эмотивную энергию они не расходуют теми беспорядочными разрядами во вне, как это свойственно другим истеричным (какова, например, Хохлакова — мать), а сосредотачивают ее полностью на интуитивном и целостном проникновении в то или иное идейное или религиозное верование. Этот моноидеизм, эта своеобразная одержимость у такого рода истериков, как Алеша, позволяет сблизить их в значительной мере с теми фанатиками — мистиками из (психопатической группы параноиков, с фанатиками чувства по преимуществу, у которых по описанию Ганнушкина сверхценная идея целиком превращается в экстатическое переживание преданности вождю и самопожертвования во имя дела для многих, из них часто непонятного и во всяком случае логически мало обоснованного (замена идеи аффектом).

В отношении оценки Алеши нужно признать односторонним суждение В.Ф. Чижа, который находит неестественным, что Алеша изображен чуть ли не героем, симпатичным юношей с большими альтруистическими задатками. Он думает, что если Алеша еще не совершил ничего дурного, то это лишь случайность, он еще не подпал под дурное влияние, сознательное “я” у него слишком слабо и бедно. Такое мнение правильно лишь постольку, поскольку действительно у Алеши, как это свойственно вообще истерии, сила подсознательной сферы, сила интуиции преобладает над рассудочно-сознательной работой мышления, но отсюда еще далеко до того, чтобы исключить возможность захвата альтруистическими чувствами в связи с той или другой ситуацией у истеричных, среди которых приходится нередко наблюдать и проявления высокого героизма.и подвижничества в жизни. Правда, наряду с такой высотой морального подъема, психика Алеши представляется вообще инфантильной и до известной степени — детской. Вот почему он так легко сходится с детьми, и те так легко его понимают, любят и ценят. Вместе с тем, однако, при всем недостатке жизненной опытности, критического анализа и соответственного умственного развития он поражает и взрослых глубоким пониманием взаимных человеческих отношений и человеческих поступков (аналогия в этом отношении с инфантильным эпилептиком Мышкиным), потому-то к Алеше так доверчиво относятся все окружающие и готовы поверять ему самые интимные свои тайны (оба брата и Екатерина Ивановна). Он особенным чутьем угадывает внутреннюю борьбу, происходящую в душе Ивана, и решается высказать ему свое убеждение, внушенное какой-то таинственной силой из области подсознательного: “не ты убил отца”, на что Иван резко отвечает ему, что пророков, эпилептиков и посланников божьих он не терпит. Алеша имеет также субъективную уверенность, заимствованную из той же области подсознательного, без определенных к тому рассудочных доказательств—уверенность в том, что не Дмитрий убил отца, хотя все кругом считали его отцеубийцей.

Как особенно характерное проявление склонности к экстатическим переживаниям у инфантильного Алеши, мы наблюдаем острое сумеречное состояние (несомненно истерического характера), развившееся под впечатлением смерти любимого старца Зосимы и зародившиеся у него вместе с другими сомнения в его святости, благодаря начавшемуся трупному разложению. Вот Алеша утомленный стоит перед гробом старца и слушает то, что читает из евангелия отец Паисий. При этом мысли его принимают беспорядочное течение, он как бы во сне, как-будто дремлет. Реальные впечатления (слова евангелия о Кане Галилейской) и личные переживания последних дней (посещение квартиры Грушеньки, беседа с Ракитиным и др.) переплетаются с фантастическими образами и мыслями, полными какого-то душевного восторга. А далее, перед Алешей открывается уже настоящее галлюцинаторное видение. Он видит своего любимого старца на званом брачном пиру небесном, слышит голос его, ласково призывающий Алешу к себе на тот же званый пир. Тотчас же после этого видения Алеша, выйдя на улицу из кельи, испытывает состояние необыкновенного экстаза и молитвенного благоговения перед природой, когда ему казалось, что “тишина земная как-бы сливалась с небесною, тайна земная соприкасалась со звездною”. Он обнимал и целовал землю, исступленно клялся любить ее, а душа его вся трепетала, как бы — “соприкасались мирам иным”. Объят он был восторженным чувством любви и всепрощения, и казалось ему, что “кто-то посетил его душу в тот час”.

В лице Алеши мы видим, следовательно, тип инфантильного психопата с истерическими реакциями и с мистическим уклоном фанатика. Обладая вообще удивительной способностью ориентироваться в том подавляющем многообразии симптомов, какие наблюдаются при истерии, в особенности у женщин, Достоевский в том же романе выводит на сцену рядом с Алешей трех истеричек с более типичными характерологическими свойствами — тех именно, которые более всего склонны к частой смене настроения и к аффективным беспорядочным вспышкам в зависимости от внешних влияний, которые в своих жизненных реакциях чаще всего ищут себе оценки, требуют признания своей личности в окружающей среде, стараясь компенсировать этим свою неполноценность, и которые не могут достичь той высоты морального подъема, на какую способны лица подобные Алеше, обнаруживая больше черты театральности, лживости и притворства в своем поведении. Такие истерические типы представлены Достоевским в лице Екатерины Ивановны и Хохлаковых — матери и дочери.

Екатерина Ивановна — гордая себялюбивая натура, живущая своей мечтой, своей идеей, любящая свою “добродетель”, свой подвиг, когда-то совершенный ею ради спасения чести отца, готовая все простить Дмитрию из одного лишь сознания того, что она осуществляет свою идею, что она стоит выше его и всех. Она любит Дмитрия “надрывом”, к Ивану же питает как-будто более определенное романическое чувство, которое и выразилось на суде неожиданным выступлением против Дмитрия и в защиту Ивана — выступлением, закончившимся истерическим припадком. В действительности же она ни того, ни другого в сущности не любила настоящей цельной и искренней любовью, выступление же это вызвано было скорее порывом неотреагированного чувства мести за свой позор и за измену Дмитрия. Насколько личное самоудовлетворение для Екатерины Ивановны дороже всего другого — это особенно ярко сказалось при первом свидании ее с Грушенькой, где она под впечатлением неожиданной обиды дала полную волю своему злобному чувству.

Хохлакова—мать эксцентричная особа, легко увлекающаяся, любящая эффекты, всегда склонная поверить в чудесное, но также легко и отказывающаяся от своих увлечений и верований. Она живет одними порывами, склонна то к самовосхвалению, то к самобичеванию, готова говорить без конца, легко создавая фантастические мечты по всякому случайному поводу (“золотые прииски”, на которые посылает Дмитрия Федоровича), способна иногда при всем своем легкомыслии путем интуиции правильно оценить характер взаимоотношений окружающих лиц, как например, в отношениях Екатерины Ивановны к Дмитрию и Ивану. К дочери своей относится неровно, подчиняется деспотическим ее наклонностям, по-своему любит ее, но как-то неглубоко, всегда готова отвлечься от забот о ней и от ее болезни другими впечатлениями и личными увлечениями, всегда неглубокими и носящими характер кокетства. В ней есть сочетание чувствительности и искренней доброты с эгоистическим желанием выставить себя с выгодной стороны, порисоваться своей добротою и искренностью, и во всем этом она сама легко сознается в беседе со старцем Зосимою.

Дочь Хохлаковой — Лиза носит в себе черты глубокой психопатичности и инфантилизма. Истерия здесь переплетается с импульсивностью, навязчивостью и сексуальной извращенностью. С детства она страдала параличем ног, несомненно, истерического происхождения — иначе, конечно, не отразилось бы так благотворно на ходе ее болезни влияние внушения старца Зосимы. В лице Лизы мы видим своеобразное сочетание детской непосредственности, искренности с порывами “бесенка”, с извращенными влечениями. Она способна к острой наблюдательности, временами может тонко понимать и чувствовать в решении некоторых серьезных вопросов, склонна к проявлениям нежной заботливости, сострадания и в то же время готова всегда помучить других, даже самых близких любимых лиц. Настроения ее крайне изменчивы—то экзальтирована, весела, то раздражительна, капризна, временами способна и серьезно отнестись к своему положению и к окружающему (но это ненадолго), временами же овладевает ею какое-то злое настроение, любовь к беспорядку, как отмечает Алеша, тяготенье к чему-то преступному. Ей хочется, например, поджечь дом (импульсивное влечение). Она любит Дмитрия за то, что он убил отца. У нее какой-то странный порыв сексуального чувства к Ив. Ф., пишет ему письмо, просит придти к ней и рассказывает ему, как у нее под впечатлением прочитанного рассказа о мальчике, распятом евреями, явилась мысль, будто она сама распяла мальчика, видит его перед собой будто распятого, слышит его стон, сама же в это время как будто сидит против него и ест ананасный компот. Эта идея о компоте неодолимо преследует Лизу, не отстает от нее, как она признается в том Алеше, и ассоциируется с мыслью о мальчике (навязчивая ассоциация по контрасту). К Алеше Лиза относится неодинаково — то уважает его, то смеется над ним, вместе с тем несомненно, питает к нему нежные чувства и чувствами его также дорожит, серьезно мечтая о замужестве с ним и о будущем счастьи. Чувство живого сострадания и беспокойства охватывает ее при виде укушенного пальца Алеши, хотя и проявляется, правда, это чувство больше в излишней суетливости. Несмотря, однако, на такое отношение к Алеше, она ему же передает записку, адресованную Ив. Ф., которая понята была последним, как предложение отдаться ему. Потребовавши от Алеши непременной передачи этой записки, она намеренно ущемляет себе палец дверью, называя себя при этом “подлая, подлая”. Тут сказалась новая патологическая черта, склонность к самоистязанию, стоящая в связи с сексуальной извращенностью.

Каждый из трех только что разобранных женских персонажей имеет свою определенную физиономию, каждому свойственны, наряду с общими симптомами истерии, особые патологические черты, как можно сказать то же самое и обо всех тех истеричках, каких наблюдаем мы в других произведениях Достоевского (Настасья Филипповна и Аглая в “Идиоте”, Варвара Петровна в “Бесах”, жена Мармеладова в “Преступлении и наказании” и др.) — так велико в действительности богатство и многообразие психопатических особенностей свойственных истерии. Есть, конечно, среди этих разнообразных типов истеричек более близко стоящие друг к другу, есть у многих такие общие черты, на основании которых можно было бы всех распределить на отдельные группы. Но эта задача не входит в рамки настоящей статьи.

Из других действующих лиц в “Братьях Карамазовых” большое внимание со стороны психиатра привлекает к себе Смердяков — эпилептик, анализ которого вместе с другими типами эпилептиков включен в мою статью “Эпилепсия в творческом освещении Ф. М. Достоевского”4).

Таковы психопатические типы “Братьев Карамазовых”, обрисованные со всей яркостью присущей гению Достоевского. Почти все они так же, как и типы в других его произведениях, стоят чаще всего на той переходной грани от жизни к клинике, когда еще сохранено их право на участие в активных жизненных выступлениях, хотя уклонение от нормы в некоторых случаях близки, как мы видим, к картине выраженного душевного расстройства, а в других эти уклонения, в связи с теми или другими социальными факторами, носят криминогенный характер, образуя почву благоприятную для правонарушений при соответствующей жизненной ситуации.

Вопрос о психопатиях, несмотря на богатую литературу, до сих пор остается больным вопросом современной психиатрии. Как бы ни расходились, однако, взгляды психиатров по этому вопросу, в художественных, бессмертных образах Достоевского можно найти бесспорных представителей самых разнообразных психопатических уклонов, лиц со своеобразными особенностями характера, с постоянными колебаниями в проявлениях психической энергии, со склонностью к периодическим или эпизодическим заболеваниям психозами, наиболее свойственными психопатическому складу данной личности и большею частью преходящими (реакции, обострения, вспышки).

В этом неоценимая заслуга великого художника-психопатолога, материал которого дает неисчерпаемо много именно в свете современного учения о психопатиях и пограничных состояниях.

Примечания.

1 Статья из сборника “Профессору Н.П.Брухансккому (20 лет психиатрической работы).Проблемы психиатрии и психопатологии”. Биомедгиз. 1935.

2 В. Ф. Чиж. Психопатология Достоевского.

3 Д. Аменицкий. “Психиатрический анализ Николая Ставрогина”, “Современная «психиатрия”, 1915 г.

4 Сборник памяти П. Б. Ганнушкина.

Сексуальность, загадочность и винтаж: стиль Аланы Хаим

В этом году на премии BAFTA за лучшую женскую роль поборется с Леди Гагой восходящая звезда — Алана Хаим. Американка еврейского происхождения выделяется талантами (Хаим вместе с сёстрами играет в рок-группе и собирает толпу на фестивалях), яркой внешностью и самобытным стилем. Немного girl next door, очень аутентична, всегда с капелькой секса и в этом коктейле бесконечно загадочна.

 

Одежду девушка подбирает такую, что непонятно: это новые коллекции или из бабушкиного сундука? Модная обувь с квадратным мысом намекает, что перед нами девушка из 2022.

В винтажное происхождение гардероба легко поверить — семейные традиции и в принципе понятие “семья” очень важны для Аланы Хаим. Она много говорит о своей семье в интервью, поёт вместе с сёстрами, а на роль её родителей в Лакричной пицце были приглашены… её родители. Одежда Аланы полностью отражает её внутренний мир и историю. 

Любовь к моде и искусству с детства прививали родители, девушки регулярно рассматривали модные журналы, но позволить брендовую одежду себе не могли и искали альтернативу. Например, секонд-хэнд. 

Источник: Vogue

Так, когда-то модное препятствие стало узнаваемой чертой личного стиля актрисы и музыкантки, которое теперь вдохновляет стилистов по всему миру.

Источник: Vogue

Для глянцевых съёмок Алану наряжают в Dior с головы до ног. Сложный нюдовый оттенок создаёт иллюзию наготы и провоцирует, эффект усиливают красной помадой. Стоит отметить, что стиль Аланы Хаим хоть и похож на манеру одеваться всего трио в целом, но и имеет свои особенности. В нём намного больше лаконичности, интеллигентной сдержанности и загадки.

Источник: Getty Image

В работе над образами Аланы стилисты только подчёркивают его будь то съёмки для глянца, светские выходы или костюмы в фильме. Так асимметричное чёрное платье, сложной конструкции из полупрозрачной ткани рисует крайне притягательный образ девушки, в которой есть и стать, и ум, и сексуальность, и глубина. 

Для роли, которая принесла Алане номинацию, художники по костюмам смещают акцент и вот уже перед нами та самая girl next door, что отлично коррелирует и с темой фильма, и с эпохой, где разворачиваются действия.

Интересно, что режиссер фильма “Лакричная пицца” Пол Томас Андерсон так же знаменит своей любовью к 70-м и винтажной эстетике. Он начал сотрудничество с группой рок-группой HAIM ещё задолго до выхода ленты. Общая эстетика объединила творческий союз, а сотрудничество укрепило и раскрыло стиль Аланы ещё сильнее. Хаим везёт на раскрытие собственной аутентичности, ен многие могут похвастаться такой карьерой.

Источник: IMDb

 

Хотя отсутствие нижнего белья и подчёркнутая ремнём талия оставляют образу перчинку.

Эти же отсылки к образу главной героини “Лакричной пиццы” оставляют и стилисты, работавшие над обложкой Harper’s BAZAAR: ремень и трикотажный комбинезон, надетый без бюстгальтера. 

Источник: Getty Image

 

Точно такой же эффект (сочетание сексуальности, интеллекта и винтажного стиля) получается от короткого платья-пиджака. Цвет горького шоколада и классический крой создают глубину, мягкость и даже строгость, но глубокий вырез и длина не делают образ слишком занудным.

 

Стрижка младшей из сестёр Хаим, длинное каре, уже много лет остаётся одной из самых актуальных стрижек, став современной классикой. И это отлично дополняет её образ, делая его одновременно и модным, и элегантным. 

Источник: IMDb

 

Перед нами яркая индивидуальность с самобытным стилем и манерой самовыражения. И теперь именно личность диктует правила стилистам, а не наоборот, когда внешность подгонялась под стандарты красоты. Во-вторых, кажется на голливудском олимпе появилась не только новая звезда, но и икона стиля. И мы точно ещё захотим вещь “как у Аланы”.

Окно. 1886 год — Музей русского импрессионизма

«Лёлька, дорогая моя! Прости меня, что так долго не писал. Ох, я сам знаю, что я негодяй», – так начинает свое письмо Оле Трубниковой художник Валентин Серов. «Смотри, не разлюби меня. Твой В. Серов», – приписывает он в конце послания.

Начало августа 1884 года – Серов гостит у Мамонтовых в Абрамцеве, а Ольга Трубникова проводит лето в Псковской губернии. Они встретятся после долгой разлуки только летом 1886-го. Ольга приедет из Одессы в деревню Едимоново. И Валентин Серов задумает написать ее у окна.

Эта небольшая картина – этюд к будущему портрету. Самой девушки на полотне еще нет. Но почувствуйте эту легкую загадочность, приподнятое настроение художника, радость в предвкушении встречи с любимой, волнение, тревожное ожидание свидания. Воздушное пространство этюда наполнено летним светом.

«Все, что я добивался, это той особой свежести, которую всегда чувствуешь в натуре и не видишь в картинах», – говорил Серов.

Портрет Оли Трубниковой, не в пример этюду, получился слишком темным, и поначалу вовсе не нравился автору. Только позже Серов писал в письме Ольге: «Знаешь, я иногда вынимаю мой летний этюд с тебя, помнишь, у окна, и с удовольствием на него смотрю, хотя он и черен, но мне нравится, и ты похожа. Мои работы мне всегда начинают нравиться спустя долгое или некоторое время».

Ольга Трубникова познакомилась с Серовым в доме его тети. Девушка с аристократическими корнями осталась сиротой. Дядя Валентина Серова, лечащий врач матери Ольги, взял девочку в свой дом. Большое семейство привязалось к ней. Лёля – называли ее в новой семье. Она помогала воспитывать детей, работала в детском саду и элементарной школе. А по субботам в гости в большой дом приходили студенты-академисты – Валентин Серов с друзьями Михаилом Врубелем и Владимиром фон Дервизом. К моменту написания этого этюда Валентин Серов твердо решил вернуть возлюбленную из Одессы, где Ольга живет и работает домашней учительницей в богатой семье. Спустя два года в петербургской церкви состоится их скромное венчание.

* Музыкальная композиция «Ворота Ростовского Кремля» из цикла «Прогулки по Музею русского импрессионизма», композитор Дмитрий Курдяндский, 2016 год. 

Брекеты Хабаровск. Исправление прикуса у детей и подростков


Исправление положения зубов (ортодонтия) в возрасте, когда кости активно растут — самое благодарное время для исправления прикуса методом съемных (пластиночные аппараты и каппы трейнеры) и несъемных аппаратов — брекетов.

Для выбора метода лечения большое значение имеет возраст ребенка, съемные пластиночные аппараты (пластинки) применяются в возрасте преимущественно до 11 лет. Активируя различные детали пластинки, ортодонт легко стимулирует или замедляет рост челюстных костей, создавая тем самым место для будущих зубов, которые на этом этапе роста костей находятся еще в толще челюсти или частично прорезались.

Съемные пластиночные аппараты изготавливаются индивидуально для каждого ребенка, для их производства в нашей клинике используется специальная детская гипоаллергенная цветная пластмасса, цвет будущей пластинки ребенок выбирает сам, тем самым ношение аппарата становится более приятным и комфортным. Средний срок ношения таких аппаратов составляет 6-12 месяцев. При помощи «пластинок» можно исправлять и положение отдельных зубов, и патологию прикуса.


Несъемные ортодонтический аппарат Марко-Роса 

для расширения верхней челюсти. Этот аппарат не только улучшает внешний вид лица ребенка, но и способствует решению проблем с нарушением носового дыхания.

Съемные каппы

бывают разные, но наиболее зарекомендовали себя трейнеры. Трейнеры носят в себе не только лечебную, но и профилактическую функцию. Трейнеры бывают разные и подбираются по возрасту, размеру челюстей, жесткости. Трейнер — это отличный способ исправить развивающуюся патологию прикуса, устранить вредные привычки такие как сосание пальца, языка, ротовое дыхание.

Современные дети очень сильно перевозбуждаются, психика ребенка не способна справиться с огромным потоком информации, и в результате у детей развивается бруксизм (скрежетание зубами), и здесь незаменим трейнер для расслабления мускулатуры и избавления от вредных привычек.

Несъемные ортодонтические аппарат Марко-Роса для расширения верхней челюсти. Этот аппарат не только улучшает внешний вид лица ребенка, но и способствует решению проблем с нарушением носового дыхания.

Брекеты (брекет-система) – это фиксаторы, закрепляющиеся на зубах специальным клеем. В них вставляется ортодоническая дуга, которая позволяет исправить зубной ряд, возвращая ему правильную форму.

Эстетические брекеты – это такие брекеты, которые не заметны на зубах: пластиковые, керамические, сапфировые. Предлагаем разобраться по подробнее в одних из них.

Среди преимуществ сапфировых брекетов стоит отметить самые современные реализации ортодонтии:

  • Отлично удовлетворяют эстетические запросы, при этом также хорошо, как и другие брекет-системы справляются с проблемой кривых зубов.
  • Сапфировые брекеты практически незаметны, так как прозрачны, а следовательно сливаются с зубами.
  • При ярком освещении брекеты придают улыбке особый шарм, загадочность и оригинальность.

Каковы еще преимущества сапфировых брекетов перед другими?

Помимо эстетики к плюсам сапфировых брекетов можно отнести и особую прочность. В отличие от керамики и пластика, в основе искусственного сапфира лежит кристаллическая решетка, за счет чего этот материал способен выдержать даже самые сильные нагрузки. Более того производители обрабатывают каждый брекет таким образом, чтобы он прочно держался на зубе на протяжении всего периода лечения и крепко удерживал дуги брекет-системы.

Фотография с неоновым светом | Практическое руководство и советы экспертов

Ночная фотография встречается с уличной фотографией

Хотя неоновая вывеска может сниматься в студии, обычно это происходит там, где обитает неон — на городских улицах. Поскольку вы не можете контролировать окружающую среду, когда снимаете на улице, будьте готовы адаптироваться к окружению. Сухой климат многолюдного Лас-Вегаса создаст другие задачи, чем влажность в Гонконге или дождливая площадь Пикадилли в Лондоне.

 

«Здесь, во Флориде, неон в основном используется в витринах магазинов. В вывесках он распространен чуть меньше. Замена неоновых ламп стоит дорого, поэтому их обычно можно найти в окнах, — говорит Макминн. — Самое интересное, что вы снимаете неоновые снимки через стекло. Стекло иногда бывает грязным, или на нем собираются капли воды — ведь во Флориде очень влажно — так что вы получите дополнительный встроенный фильтр».

 

Фотографирование неоновых вывесок обычно происходит от сумерек до ночи, когда они включаются. Убедитесь, что настройки камеры оптимизированы для качественной ночной фотосъемки.

 

Настройки камеры для съемки неона ночью

Высокое значение ISO, которое регулирует чувствительность датчика камеры к свету, помогает делать снимки при слабом освещении. Длинная выдержка, пропускающая больше света в камеру, также может быть полезна для ночной съемки. Но если вы выберете длинную выдержку, возьмите штатив, чтобы делать четкие снимки ночью, поскольку длинная выдержка может привести к размытию движения, если камера не стабильна.

 

Снимайте в ручном режиме, чтобы лучше контролировать настройки. «Чем выше ISO, тем больше зернистости на снимках. Иногда этим можно пожертвовать, — объясняет Акоста. — Но если вы снимаете в режиме RAW, можно отредактировать больше в ходе постпроизводства. Вы всегда можете компенсировать слабое освещение».

 

В качестве диафрагмы Акоста использует до f/1.8, чтобы камера могла пропускать больше всего света.

 

Для съемки в условиях низкой освещенности можно использовать выдержку 1/60 или даже установить значение 1/15, если объект съемки неподвижен или вы используете штатив. Для ночной съемки без позирования используйте короткую выдержку. Помните, что более высокие скорости пропускают в камеру меньше света. Чтобы заморозить интересное действие, можно использовать 1/100 или быстрее, но будьте осторожны с тем, как это может ограничить свет, попадающий на датчик камеры.

Тайна: определение и примеры | LiteraryTerms.net

I. Что такое тайна?

Тайна (произносится как мис-тух-ри, ) — это литературный жанр, рассказы которого сосредоточены на загадочном преступлении, ситуации или обстоятельстве, которое необходимо разгадать. Термин происходит от латинского mysterium , что означает «тайная вещь». истории могут быть как вымышленными, так и документальными, и могут быть посвящены как сверхъестественным, так и несверхъестественным темам. Многие детективные истории включают в себя то, что называется сценарием «детектива», что означает, что тайна вращается вокруг раскрытия преступника или преступника.

 

II. Пример тайны

  Прочитайте следующий короткий отрывок:

 Я посмотрел на труп, лицо которого было закрыто лыжной маской. Рядом с телом лежала куча денег. Самая большая куча денег, которую я когда-либо видел. К телу была приложена записка. Я вырвал его из куртки мертвеца и медленно, снова и снова перечитывал, пытаясь вникнуть в его слова: избавься от этого, и деньги твои, а вторую половину я доставлю после того, как работа будет сделана.С уважением, Ф. То, что я сделал дальше, было тем, о чем я буду сожалеть всю оставшуюся жизнь.

Вышеупомянутый отрывок создает загадочную ситуацию для зрителей. Он начинается с преступления — убийства — и заканчивается зловещим намеком зрителям. Однако отрывок совсем не раскрывает, что решил сделать рассказчик, о чем позже пожалеет. Книга с этим отрывком, скорее всего, закончилась бы раскрытием убийства и раскрытием истинных обстоятельств решения рассказчика.

 

III. Типы тайны

Загадки определяются либо как научно-популярные , либо как вымышленные , и внутри каждого из них есть дополнительные подразделения, включающие сочетание других литературных жанров.

а. Фантастика Тайны

Вымышленные загадки — это истории, которые могут быть реалистичными или фантастическими по своей природе, но не основаны конкретно на реальных событиях. Они пересекаются с другими литературными жанрами, такими как фэнтези (чаще всего для создания готической фантастики), триллерами, ужасами, детективами, исторической фантастикой и даже научной фантастикой.Детективная фантастика, в которой детектив раскрывает преступление, является, пожалуй, самой популярной формой художественной тайны, однако в настоящее время считается отдельным жанром литературы.

б. Документальные тайны

Документальные детективы книги охватывают широкий спектр тем, касающихся реальных событий, часто связанных с тайнами истории, науки, религии, магии, сверхъестественного или загробной жизни. Например, есть много работ о нераскрытых преступлениях, необъяснимых исчезновениях людей или групп людей, странных наблюдениях, таких как снежный человек, Лохнесское чудовище и НЛО, или таинственных местах, которые кажутся обитаемыми.Научно-популярные детективы также являются очень популярным жанром для документальных фильмов и реалити-шоу, часто фокусирующихся на тайнах, которые остаются неразгаданными или необъяснимыми.

  *Важное различие между художественными и научно-популярными детективами состоит в том, что фантастические детективы почти всегда заканчиваются раскрытием тайны, в то время как научно-популярные детективы обычно существуют для раскрытия тайн, которые остаются неразгаданными.

 

IV.Важность тайны

Мистерии начали набирать популярность в викторианскую эпоху, в основном в виде готической литературы, предназначенной в первую очередь для женщин. С тех пор он развился как по форме, так и по охвату и стал широко читаемым жанром среди читателей мужского и женского пола всех возрастов. Тайны важны, потому что они затрагивают темы, которые обычно одновременно интересны и беспокоят человеческий разум: нераскрытые преступления, необъяснимые вопросы и события в естественной и человеческой истории, сверхъестественные курьезы и так далее.

 

V. Примеры мистерии в поп-культуре

  Пример 1

Популярная серия детективных романов для подростков « Милые обманщицы » и одноименного телесериала рассказывает о тайне исчезновения девочки-подростка по имени Элисон глазами ее друзей, которые предположительно были последними людьми, когда-нибудь увидеть ее. Следующий рекламный ролик пилотной серии сериала:

Здесь сценаристы сразу превращают сериал в загадку, открывая сериал ночью, когда пропала Элисон.Позже зрители узнают, что Элисон была объявлена ​​мертвой, когда было найдено тело, однако тайна продолжается, поскольку ее друзья получают сообщения и угрозы о личных вещах, которые всегда подписаны «А». Весь сериал сосредоточен на тайне личности А и обстоятельствах исчезновения и убийства Элисон, а также на возможности того, что она все еще жива.

Пример 2

На протяжении почти двадцати лет научно-популярный детективный телесериал « Неразгаданные тайны » развлекал аудиторию рассказами о необъяснимых событиях и преступлениях в Соединенных Штатах.В нем были представлены правдивые рассказы о тайнах любого характера — преступлениях, убийствах, НЛО, пропавших без вести, разлученных членах семьи или друзьях, историях о привидениях — рассказанных реальными свидетелями, историками, детективами и так далее.

Из-за своей популярности и возможности привлечь внимание публики шоу также было известно тем, что время от времени помогало раскрывать преступления и тайны — после выхода эпизодов в эфир зрители иногда связывались с шоу с информацией, которая помогла раскрыть преступление, найти пропавшего человека или воссоединить разлученных людей. Неразгаданные тайны будет делиться этими историями успеха в более поздних эпизодах, часто обновляя аудиторию через недели, месяцы или годы после того, как история вышла в эфир.

 

VI. Примеры тайны в литературе

Пример 1

Конец 1800-х годов породил культового вымышленного персонажа Шерлока Холмса, сыщика, фигурирующего в серии детективных романов и рассказов, написанных сэром Артуром Конан Дойлем.Большинство историй рассказываются с точки зрения доктора Ватсона, помощника и компаньона Холмса. Холмс — независимый детектив из Лондона, обладающий эксцентричным характером и способный мыслить логически. Ниже небольшой отрывок из романа Собака Баскервилей :

Еще один пункт был добавлен к этому постоянному и явно бесцельному ряду маленьких тайн, которые так быстро сменяли друг друга. Если оставить в стороне всю мрачную историю смерти сэра Чарльза, то в течение двух дней у нас была череда необъяснимых происшествий, включая получение печатного письма, чернобородого шпиона в экипаже, потерю нового каштанового ботинок, потеря старого черного ботинка и теперь возвращение нового коричневого ботинка.Холмс молча сидел в кебе, пока мы ехали обратно на Бейкер-стрит, и по его насупленным бровям и проницательному лицу я понял, что его ум, как и мой собственный, был занят попытками составить некую схему, в которую вошли бы все эти странные и явно несвязанные эпизоды. можно было приспособить.

Здесь Ватсон прокручивает в голове некоторые улики смерти жертвы. Он также выражает свое знакомство с характером и навыками Холмса, говоря аудитории, что он знает, что детектив находит связи между всеми этими подсказками в его уме; что неизбежно приведет к раскрытию таинственного убийства.

Пример 2

Южные тайны вампиров , также известные как Романы Сьюки Стаккауз,  – это серия романтических детективов-бестселлеров, написанная автором детективов Шарлин Харрис. Как следует из названия, сериал рассказывает главная героиня Сьюки Стакхаус и рассказывает о ее отношениях с вампирами и другими сверхъестественными существами. Романы также вдохновили на создание провокационного телесериала HBO « True Blood». Сюжет происходит в современной Луизиане и часто отсылает к популярной культуре, как показано ниже:

  Предполагается, что «Бабба» — это Элвис, который, как утверждает Билл, превратился в вампира в ночь, когда он умер несколько десятилетий назад.Харрис раскрывает зрителям такие маленькие секреты и ссылается на них на протяжении всего сериала. В каждом романе Сьюки сталкивается с новой загадкой, и она всегда играет существенную роль в ее разгадке. Как и многие детективные сериалы, каждая книга серии «Южный вампир» может существовать как отдельная отдельная история, поскольку в каждом романе она представляет и раскрывает новую тайну; однако настоящая популярность заключается в том, что она следит за Сьюки и ее жизнью.

 

VII. Связанные термины

  Детективная фантастика

Детективная фантастика считается отдельным литературным жанром, хотя технически это поджанр мистики.В этих историях рассказывается о детективе, расследующем ситуацию или преступление, обычно убийство. Это популярная форма криминальной и готической фантастики, где главный герой чаще всего является официальным детективом, расследующим преступление, или человеком, который действует как неофициальный детектив, чтобы раскрыть более личную тайну, соответственно.

 

VIII. Заключение

В заключение, художественные детективы вовлекают читателей в необъяснимое событие или ситуацию от ее возникновения до ее разрешения, в то время как научно-популярные детективы позволяют авторам исследовать неразгаданные или необъяснимые тайны мира.Этот жанр можно успешно сочетать со многими другими стилями литературы, создавая увлекательные истории для зрителей всех возрастов.

Party: A Mystery: 9781617757167: Kincaid, Jamaica, Cortés, Ricardo: Books

«Рассмотрение истории, иллюстрированной рисунками Рикардо Кортеса, дает ей новую жизнь и дает читателям совершенно новый способ быть вовлеченным в нее. Кинкейд и Кортес также запечатлеть то чудо, через которое дети видят новый опыт, что делает это приключение особенно трогательным чтением.»
Bookstr

» Party имеет слои. Он действует как тонкое сообщение о том, что значит быть свидетелем ужаса до такой степени, что мы теряем из-за этого наш язык; это тихая история о внезапном взрослении молодой черной девушки из-за того, что показывает нам мир. Речь идет о многих словах, которые может хранить наше молчание, о том, как наше отсутствие может звучать так же громко и диссонансно, как и слова, которые мы чувствуем в состоянии произнести.»
Literary Hub

его игривое, скрытное окончание заставит юных читателей пролистывать его снова и снова, создавая собственные истории и наблюдения. Вечеринка: Тайна — идеальный подарок для юных читателей. Книга заставит детское любопытство работать во время напряженного праздничного сезона.»
Загадочный журнал Альфреда Хичкока

«Кинкейд считает, что, иллюстрируя Party , Кортес только усилил загадку истории, придав ей больший смысл. интриги и игривости, вероятно, понравятся юным читателям».
Publishers Weekly , из материала Майамиской книжной ярмарки 2019 года

«Каждая девушка настолько уникальна и любезна, что читатели будут вовлечены в тайну, прежде чем они узнают это, отчаянно ища подсказки.Выразительные картины Кортеса помогают показать характеры персонажей и обстановку, давая читателям некоторые скрытые подсказки… Очаровательная книга о характерах и саспенсе, которая заинтригует многих юных читателей детективов.»
Журнал школьной библиотеки

«Эта история известного автора Кинкейда обретает новую жизнь в этой иллюстрированной книге с пышными, сияющими реалистичными иллюстрациями… Художественное произведение великолепно, и ощущение себя ребенком, который слишком мал, чтобы видеть, что происходит, скорее всего, резонирует с целевая аудитория.»
Список книг

«Эта пародия на загадки о Нэнси Дрю Кинкейдом впервые появилась в 1980 году как рассказ жителя Нью-Йорка о гала-вечере, посвященном 50-летию публикации первой книги. Здесь произведение Кинкейда переделано в иллюстрированную книгу с драматическими произведениями искусства Кортеса … Подробные, почти фотографически реалистичные портреты девушек и тусовщиков Кортеса, показанные на фоне мраморных архитектурных фонов, напоминающих Нью-Йоркскую публичную библиотеку, привлекают внимание повсюду…Жемчужина.»
Publishers Weekly

«Красиво нарисованная приключенческая книжка с картинками, которая обещает вопросы, которые захватят детей в возрасте 3-7 лет, но не гарантирует ответов! Книга «Вечеринка: Тайна » уникальна, необычна, интересна и идеально подходит для детей. Книга «Вечеринка: Тайна » необыкновенна и настоятельно рекомендуется». это найдет отклик у младших братьев и сестер (или любого, кто испытал разочарование от невежества).Два других аспекта «Вечеринка » дополняют то, что уже вполне удовлетворяет книгу: концовка и тот факт, что вечеринка посвящена Нэнси Дрю». — Пэм, Бесс и Сью — присутствуют на вечеринке, посвященной выходу в свет первой из книг о Нэнси Дрю. На причудливом мероприятии много отвлекающих факторов: цветочные композиции, тусовщики, прохладительные напитки и много-много мрамора. Внезапно старшая девочка, Пэм, видит то, что можно описать только как нечто истинное…желчные…нехорошо! Бесс тоже это видит. Младшая, Сью, этого не делает, и, как обычно, ей трудно заставить кого-либо что-либо сказать ей. Party: A Mystery — это прекрасно нарисованная приключенческая история, которая обещает вопросы, которые захватят детей, но не гарантирует ответов.

Самая большая загадка пандемии — наша собственная иммунная системаПохищены иммунолог и кардиолог. Похитители угрожают застрелить одного из них, но обещают пощадить того, кто внес больший вклад в человечество. Кардиолог говорит: «Ну, я определил лекарства, которые спасли жизни миллионов людей». Под впечатлением похитители обращаются к иммунологу. «Что вы наделали?» они спрашивают. Иммунолог говорит: «Дело в том, что иммунная система очень сложная…» А кардиолог говорит: «Просто пристрелите меня сейчас».

Чтобы узнать больше тематических статей, скачайте приложение Audm для iPhone.

Дело в том, что иммунная система очень сложная. Возможно, самая сложная часть человеческого тела после мозга, это абсурдно запутанная сеть клеток и молекул, которые защищают нас от опасных вирусов и других микробов. Эти компоненты вызывают, усиливают, раздражают, успокаивают и трансформируют друг друга: представьте себе тысячу машин Руба Голдберга, некоторые из которых агрессивно разносят вещи на куски. Теперь представьте, что их компоненты помечены чем-то вроде цепочки высокозащищенных паролей: CD8+, IL-1β, IFN-γ.Иммунология сбивает с толку даже профессоров биологии, которые не являются иммунологами — отсюда и шутка Меткалфа.

Даже слово иммунитет создает путаницу. Когда иммунологи используют его, они просто имеют в виду, что иммунная система отреагировала на патоген, например, выработкой антител или сбором защитных клеток. Когда все остальные используют этот термин, они имеют в виду (и надеются), что они защищены от инфекции — что они невосприимчивы . Но, что раздражает, иммунный ответ не обязательно обеспечивает иммунитет в этом разговорном смысле.Все зависит от того, насколько эффективны, многочисленны и долговечны эти антитела и клетки.

Из сентябрьского номера 2020 года: Как пандемия победила Америку

Иммунитет, как правило, зависит от степени, а не от абсолютных значений. И это лежит в основе многих самых больших вопросов, связанных с пандемией COVID-19. Почему одни люди сильно болеют, а другие нет? Могут ли инфицированные люди снова заболеть тем же вирусом? Как будет развиваться пандемия в ближайшие месяцы и годы? Будет ли работать вакцинация?

Чтобы ответить на эти вопросы, мы должны сначала понять, как иммунная система реагирует на коронавирус SARS-CoV-2.Что прискорбно, потому что, видите ли, иммунная система очень сложная.


Это работает примерно так.

Первый из трех этапов включает в себя обнаружение угрозы, вызов помощи и начало контратаки. Это начинается, как только вирус проникает в ваши дыхательные пути и проникает в клетки, которые их выстилают.

Когда клетки чувствуют молекулы, общие для патогенов и необычные для человека, они производят белки, называемые цитокинами. Некоторые действуют как сигналы тревоги, вызывая и активируя разнообразный отряд лейкоцитов, которые отправляются в бой с вторгшимися вирусами, проглатывая и переваривая их, бомбардируя разрушительными химическими веществами и высвобождая еще больше цитокинов.Некоторые из них также непосредственно предотвращают размножение вирусов (их восхитительно называют интерферонами). Эти агрессивные действия приводят к воспалению. Покраснение, жар, отек, болезненность — все это признаки того, что иммунная система работает должным образом.

Прочтите: Почему некоторые люди болеют тяжелее, чем другие

Этот первоначальный набор событий является частью так называемой врожденной иммунной системы. Это быстро, происходит в течение нескольких минут после проникновения вируса. Это древний метод, в котором используются компоненты, общие для большинства животных.Он общий, действует почти одинаково на всех. И он широк, набрасываясь на все, что кажется и нечеловеческим, и опасным, не особо заботясь о том, какой конкретно патоген находится в движении. Недостаток точности врожденной иммунной системе компенсируется скоростью. Его работа заключается в том, чтобы остановить инфекцию как можно скорее. В противном случае он выигрывает время для второй фазы иммунного ответа: привлечения специалистов.

Во время всей борьбы в ваших дыхательных путях посыльные клетки захватывают небольшие фрагменты вируса и переносят их в лимфатические узлы, где их ждут высокоспециализированные лейкоциты — Т-клетки.Т-клетки являются избирательными и запрограммированными защитниками. Каждый из них устроен немного по-своему и поставляется готовым к атаке всего лишь нескольких из миллионов патогенов, которые могут существовать. Для любого нового вируса у вас, вероятно, где-то есть Т-клетка, которая теоретически может с ним бороться. Ваше тело просто должно найти и мобилизовать эту клетку. Представьте себе лимфатические узлы в виде баров, заполненных седыми наемниками Т-клеток, у каждого из которых есть только один тип цели, с которой они готовы сражаться. Сотовая связь врывается с зернистой фотографией, показывая ее каждому наемнику по очереди, спрашивая: Это твой парень? Когда совпадение найдено, соответствующий наемник вооружается и клонирует себя в целый батальон, который марширует к воздушным трассам.

Некоторые Т-клетки являются киллерами, которые взрывают инфицированные респираторные клетки, в которых прячутся вирусы. Другие являются помощниками, которые укрепляют остальную часть иммунной системы. Среди своих бенефициаров эти Т-клетки-помощники активируют В-клетки, которые вырабатывают антитела — небольшие молекулы, которые могут нейтрализовать вирусы, разрушая структуры, которые они используют, чтобы прикрепиться к своим хозяевам. Грубо говоря — и это будет важно позже — антитела уничтожают вирусы, которые плавают снаружи наших клеток, а Т-клетки убивают те, которые уже проникли внутрь.Т-клетки разрушают; антитела делают очистку.

И Т-клетки, и антитела являются частью адаптивной иммунной системы. Эта ветвь более точная, чем врожденная ветвь, но гораздо медленнее: поиск и активация нужных клеток может занять несколько дней. Кроме того, она долговечна: в отличие от врожденной ветви иммунной системы, у адаптивной есть память.

Прочтите: Реальная проверка вакцины

После уничтожения вируса большая часть мобилизованных сил Т- и В-клеток останавливается и отмирает.Но небольшая часть остается на гонораре — ветераны войны с COVID-19 2020 года, укрытые в ваших органах и патрулирующие ваш кровоток. Это третья и последняя фаза иммунного ответа: держите наготове нескольких специалистов. Если тот же вирус атакует снова, эти «клетки памяти» могут вступить в действие и запустить адаптивную ветвь иммунной системы без обычной многодневной задержки. Память — это основа иммунитета, как мы ее знаем в просторечии, — прочная защита от всего, что раньше нас беспокоило.

Это описание того, что должно произойти, когда новый коронавирус попадает в организм, исходя из общих знаний об иммунной системе и о том, как она реагирует на другие респираторные вирусы. Но что происходит на самом деле? Ну… вздох … дело в том, что иммунная система очень сложная.


В целом, реакция иммунной системы на SARS-CoV-2 — это «то, чего я ожидал бы, если бы мне сказали, что возникла новая респираторная инфекция», — говорит Шейн Кротти из Института иммунологии Ла-Хойи.Сначала включается врожденная иммунная система, затем адаптивная иммунная система. В нескольких исследованиях у большинства инфицированных людей вырабатываются разумные уровни коронавирус-специфических Т-клеток и антител. «Суть в том, что больших сюрпризов нет, — говорит Сара Коби, эпидемиолог из Чикагского университета.

Тем не менее, «любой вирус, от которого люди могут заболеть, должен иметь по крайней мере один хороший способ обойти иммунную систему», — говорит Кротти. Новый коронавирус, похоже, полагается на раннюю скрытность, каким-то образом задерживая запуск врожденной иммунной системы и подавляя выработку интерферонов — тех молекул, которые изначально блокируют репликацию вируса.«Я считаю, что эта [задержка] действительно является ключом к определению хороших и плохих результатов», — говорит Акико Ивасаки, иммунолог из Йельского университета. Он создает короткое временное окно, в течение которого вирус может незаметно размножаться до того, как зазвучит сигнал тревоги. Эти задержки каскадируются: если врожденная ветвь медленно мобилизуется, адаптивная ветвь также будет отставать.

Многие инфицированные люди все еще избавляются от вируса после нескольких недель неприятных симптомов. Но другие нет. Возможно, они изначально вдохнули большую дозу вируса.Возможно, их врожденная иммунная система уже была ослаблена из-за старости или хронических заболеваний. В некоторых случаях адаптивная иммунная система также работает неэффективно: Т-клетки мобилизуются, но их уровни снижаются до того, как вирус будет побежден, «почти вызывая иммуносупрессивное состояние», — говорит Ивасаки. Эта двойная неудача может позволить вирусу мигрировать глубже в организм, к уязвимым клеткам легких и другим органам, включая почки, кровеносные сосуды, желудочно-кишечный тракт и нервную систему.Иммунная система не может его сдерживать, но не перестает пытаться. И это тоже проблема.

Иммунные реакции по своей природе агрессивны. Клетки разрушаются. Высвобождаются вредные химические вещества. В идеале это насилие должно быть целенаправленным и сдерживаемым; как выразился Меткалф, «половина иммунной системы предназначена для отключения другой половины». Но если позволить инфекции выйти из-под контроля, иммунная система может сделать то же самое, нанося большой побочный ущерб в своих длительных и безуспешных попытках контролировать вирус.

По-видимому, это происходит в тяжелых случаях COVID-19. «Если вы не можете избавиться от вируса достаточно быстро, вы подвержены повреждению иммунной системы вирусом и », — говорит Донна Фарбер, микробиолог из Колумбийского университета. Многие люди в отделениях интенсивной терапии, кажется, поддаются разрушительному действию собственных иммунных клеток, даже если они в конечном итоге побеждают вирус. Другие страдают от длительных проблем с легкими и сердцем еще долгое время после выписки. Такие чрезмерные иммунные реакции также случаются в крайних случаях гриппа, но они наносят больший ущерб при COVID-19.

Есть еще одна особенность. Обычно иммунная система мобилизует различные группы клеток и молекул при борьбе с тремя широкими группами патогенов: вирусами и микробами, проникающими в клетки, бактериями и грибками, остающимися вне клеток, и паразитическими червями. Только первая из этих программ должна активироваться при вирусной инфекции. Но команда Ивасаки недавно показала, что все три активируются в тяжелых случаях COVID-19. «Это кажется совершенно случайным», — говорит она. В худших случаях «иммунная система почти не понимает, что она должна производить.

Пока никто не знает, почему это происходит, и только у некоторых людей. Спустя восемь месяцев после начала пандемии разнообразие переживаний, связанных с COVID-19, остается досадной загадкой. Например, до сих пор неясно, почему так много «дальнобойщиков» месяцами страдали от изнурительных симптомов. Многие из них никогда не были госпитализированы, и поэтому они не представлены в существующих исследованиях, в которых измеряли реакцию антител и Т-клеток. Дэвид Путрино из Mount Sinai рассказал мне, что он обследовал 700 дальнобойщиков, и у третьего был отрицательный результат на антитела, несмотря на наличие симптомов, характерных для COVID-19.Неясно, делает ли их иммунная система что-то по-другому при столкновении с коронавирусом.

Мы должны ожидать, что такие тайны будут строиться. Реакция иммунной системы на вирус — это вопрос биологии, но диапазон реакций, которые мы на самом деле наблюдаем, также зависит от политики. Плохие решения означают большее количество случаев, что означает более широкий спектр возможных иммунных ответов, что означает более высокую распространенность редких событий. Другими словами, чем хуже будет пандемия, тем страннее она станет.

Несколько шаблонов предлагают более простые возможные объяснения. «У детей врожденная иммунная система очень быстро срабатывает», — говорит Флориан Краммер из Медицинской школы Икана на горе Синай, что может объяснить, почему они редко страдают тяжелыми инфекциями. Пожилым людям повезло меньше. У них также есть меньшие постоянные пулы Т-клеток, из которых можно черпать, как будто полоса, заполненная наемниками из более ранней метафоры, только скудно упакована. «Для мобилизации адаптивной реакции требуется больше времени, — говорит Фарбер.

Пейджинг Dr.Хэмблин: Дети действительно избавлены от коронавируса?

Есть также предварительные намеки на то, что у некоторых людей может быть определенный иммунитет против нового коронавируса. Четыре независимые группы ученых из США, Германии, Нидерландов и Сингапура обнаружили, что от 20 до 50 процентов людей, которые никогда не подвергались воздействию SARS-CoV-2, тем не менее имеют значительное количество Т-клеток, которые могут распознавать Это. Эти «перекрестно-реактивные» клетки, вероятно, появились, когда их владельцы были инфицированы другими, родственными коронавирусами, в том числе четырьмя легкими, вызывающими треть простудных заболеваний, и многими другими, которые заражают других животных.

Но Фарбер предупреждает, что наличие этих перекрестно-реактивных Т-клеток «абсолютно ничего не говорит вам о защите». Интуитивно думать, что они будут защищать, но иммунология — это место, где интуиция умирает. Т-клетки могут ничего не делать. Есть вероятность, что они могут предрасполагать людей к более тяжелой болезни. Мы не можем знать наверняка, не набрав множество добровольцев, не проверив уровень их Т-клеток и не проследив за ними в течение длительного периода времени, чтобы увидеть, кто заразился и насколько сильно.

Даже если перекрестно-реактивные клетки полезны, помните, что Т-клетки действуют, уничтожая инфицированные клетки. Таким образом, они вряд ли предотвратят заражение людей, но могут снизить тяжесть этих инфекций. Может ли это помочь объяснить, почему, помимо политики, некоторым странам было легче справиться с COVID-19, чем другим? Может ли это объяснить, почему у некоторых людей проявляются только легкие симптомы? «Вы можете довольно быстро сойти с ума от спекуляций», — говорит Кротти, один из руководителей одного из исследований, в ходе которого были выявлены эти перекрестно-реактивные клетки.«Многие люди ухватились за это и сказали, что это может все объяснить. Да, мог! Или это ничего не могло объяснить. Это действительно неприятная ситуация».

«Хотелось бы, чтобы это было не так, — добавляет он, — но иммунная система действительно сложна».


Одной из самых насущных загадок является то, что происходит после того, как вы заразились, и можете ли вы заразиться снова. Важно отметить, что исследователи до сих пор не знают, насколько оставшиеся антитела, Т-клетки и клетки памяти могут обеспечить защиту от COVID-19, или даже как это измерить.

В июле группа британских исследователей опубликовала исследование, показывающее, что многие пациенты с COVID-19 через несколько месяцев теряют значительный уровень антител, нейтрализующих коронавирус. Более раннее китайское исследование, опубликованное в июне, дало аналогичные результаты. Оба вызвали каскады тревожных заголовков, в которых высказывались опасения, что люди могут заражаться повторно, или даже что вакцина, многие из которых работают за счет подготовки нейтрализующих антител, не обеспечит долговременной защиты. Но многих иммунологов, с которыми я разговаривал, это не слишком беспокоило, потому что — и на этот раз обнадеживающе — иммунная система действительно сложна.

Во-первых, ожидается снижение. Во время инфекции антитела вырабатываются двумя разными группами В-клеток. Первая группа является быстрой и недолговечной, и быстро вызывает огромное цунами антител, прежде чем погибнуть. Вторая группа более медленная, но продолжительная и вызывает более мягкие выбросы антител, которые постоянно омывают тело. Переход из первой группы во вторую означает, что уровень антител обычно снижается в течение инфекции. «В этом нет ничего страшного, — говорит Краммер.

Тайя Ван из Стэнфорда немного менее оптимистична. Она говорит мне, что несколько исследований, в том числе предстоящие, постоянно показывают, что многие люди теряют свои нейтрализующие антитела через пару месяцев. «Если бы вы попросили меня угадать шесть месяцев назад, я бы подумала, что они прослужат дольше», — говорит она. «Долговечность — это не то, что нам бы хотелось».

Но «тот факт, что у вас нет измеримых антител, не означает, что у вас нет иммунитета», — говорит Ивасаки. Т-клетки могут продолжать обеспечивать адаптивный иммунитет, даже если антитела исчезнут.В-клетки памяти, если они сохранятся, могут быстро восполнить уровни антител, даже если текущие запасы низки. И, что особенно важно, мы до сих пор не знаем, сколько нейтрализующих антител нужно для защиты от COVID-19.

Читайте: Нам нужно поговорить о вентиляции

Ван соглашается: «Существует распространенное мнение, что все, что имеет значение, — это количество антител, но все гораздо сложнее», — говорит она. «Качество антитела не менее важно». Качество может определяться тем, к какой части вируса прилипают антитела или насколько хорошо они прилипают.Действительно, у многих людей, выздоравливающих от COVID-19, в целом низкий уровень нейтрализующих антител, но некоторые из них нейтрализуют очень хорошо. «Количество легче измерить», — добавляет Ван. «Есть больше способов охарактеризовать качество, и мы не знаем, какие из них актуальны». (Эта проблема еще хуже для Т-клеток, которые гораздо труднее выделить и проанализировать, чем антитела.)

Эти неопределенности усиливают потребность в крупных и тщательных испытаниях вакцины. фактически приведет к существенной защите на практике.(Разработка и внедрение вакцин — тема для другой статьи, которую написала моя коллега Сара Чжан.) Ученые пытаются выяснить, как измерить иммунитет к COVID-19, изучая большие группы людей, которые либо заразились естественным путем, либо приняли участие в испытание вакцины. Исследователи будут неоднократно измерять и анализировать антитела и Т-клетки добровольцев с течением времени, отмечая, заразится ли кто-либо из них снова. Краммер ожидает, что результаты появятся через несколько месяцев или, возможно, до конца года.«Нет никакого способа ускорить это», — говорит он. Потому что… ну, вы знаете.


Тем временем в отдельных сообщениях описывались предполагаемые повторные заражения — люди, которые, по-видимому, заразились COVID-19 во второй раз и снова получили положительный результат на коронавирус после нескольких месяцев улучшения здоровья. Такие случаи вызывают беспокойство, но их трудно интерпретировать. Вирусная РНК — генетический материал, обнаруживаемый диагностическими тестами — может сохраняться в течение длительного времени, и люди могут давать положительный результат в течение нескольких месяцев после того, как они излечились от фактического вируса.Если бы такой человек подхватил грипп и обратился к врачу, его могли бы снова сдать на коронавирус, получить положительный результат и ошибочно принять за повторное заражение. «Очень сложно доказать повторное заражение, если вы оба раза не секвенируете гены вируса», — говорит Ивасаки. «Ни у кого нет таких данных, и ожидать этого неразумно».

Иммунитет сохраняется на всю жизнь для некоторых болезней — ветряной оспы, кори — но со временем проходит для многих других. По мере затягивания пандемии следует ожидать, по крайней мере, нескольких случаев, когда люди, победившие COVID-19, должны будут победить его снова.До сих пор тот факт, что повторное заражение все еще является предметом разрозненных анекдотов, предполагает, что «это происходит очень редко, если вообще происходит», — говорит Коби. Но помните: большая пандемия — это более странная пандемия. Когда есть почти 5 миллионов подтвержденных случаев, то, что происходит всего в 0,1 процента случаев, по-прежнему затрагивает 5000 человек.

Читать: COVID-19 может длиться несколько месяцев

Если люди перенесут повторный приступ COVID-19, то исход снова назвать сложно.Для некоторых болезней, таких как лихорадка денге, реакция антител на одну инфекцию может, вопреки здравому смыслу, сделать следующую инфекцию более тяжелой. Пока нет никаких доказательств того, что это происходит с SARS-CoV-2, говорит Краммер, который ожидает, что любые повторные заражения будут мягче, чем первые. Это связано с тем, что у коронавируса более длительный инкубационный период — более широкое окно между инфекцией и симптомами — чем, скажем, у гриппа. Возможно, это даст клеткам памяти больше времени для мобилизации новой силы антител и Т-клеток.«Даже если в будущем произойдет некоторая потеря иммунитета, это не значит, что нам придется снова пережить эту пандемию», — говорит Коби.

Что будет определять наше будущее с вирусом, так это то, как долго продлится защитный иммунитет. Для тяжелых коронавирусов, таких как MERS и оригинальный SARS, он сохраняется как минимум пару лет. Для более легких коронавирусов, вызывающих простуду, он исчезает в течение года. Разумно предположить, что продолжительность иммунитета против SARS-CoV-2 находится в пределах этих пределов и что она будет сильно различаться, как и все остальное, связанное с этим вирусом.«Все хотят знать, — говорит Нина Ле Берт из Duke-NUS в Сингапуре. «У нас нет ответа».

Большинство людей до сих пор не заразились в первый раз, не говоря уже о втором. Непосредственная неопределенность в отношении нашего пандемического будущего «проистекает не из иммунного ответа», — говорит Коби, а из «принятой политики, а также от того, будут ли люди дистанцироваться или носить маски». Но на следующий год и далее модельные исследования показали, что точные детали реакции иммунной системы на вирус и будущую вакцину будут радикально влиять на нашу жизнь.Вирус может вызывать ежегодные вспышки. Он может охватывать мир до тех пор, пока достаточное количество людей не будет вакцинировано или инфицировано, а затем исчезнет. Он может годами лежать на низком уровне, а затем внезапно приходит в норму. Все эти сценарии возможны, но диапазон возможностей будет сужаться, чем больше мы узнаем об иммунной системе.

Эта система может быть досадно сложной, но она также эффективна и устойчива, и наше общество могло бы извлечь из нее уроки. Он готовится заранее и учится на своем прошлом.У него есть много резервов на случай, если какая-либо защита не сработает. Он действует быстро, но имеет систему сдержек и противовесов для предотвращения чрезмерной реакции. И, в основном, это просто работает. Несмотря на множество инфекционных угроз, постоянно окружающих нас, большинство людей проводят большую часть времени, не болея.

«Это сложная система, — говорит Ивасаки. «Я думаю, что это красиво».

Письма о кино и религии Малика, фон Триера и Кесьлёвского – пунктуальные книги

Чудо, ужас, тайна — это диалог между двумя друзьями, известными искусствоведами, в форме серии писем о кино и религии.Один из друзей, Дж. М. Тайри, кинокритик, писатель и агностик, а другой, Морган Мейс, доктор философии, искусствовед и практикующий католик. Вопрос о кино поднимается здесь в духе дружеских трений, связывающих личное с критическим и духовным. Что такое фильм? Для чего это? Что оно делает? Почему мы так сильно любим или ненавидим фильмы, осмеливающиеся затрагивать темы божественного и дьявольского? Эти вопросы побуждают к дальнейшим размышлениям о жизни, смысле, философии, абсурде, дружбе, трагедии, юморе, смерти и Боге.

Письма посвящены трем кинематографистам, которые бросили вызов светским представлениям в конце 20-го и начале 21-го века с помощью различных способов кинематографического перевоплощения: Терренсу Малику, Ларсу фон Триеру и Кшиштофу Кесьлёвскому. Книга движется назад во времени, давая интенсивный анализ « To The Wonder » Малика (2012 г.), « Antichrist » фон Триера (2009 г.) и « Dekalog » Кесьлёвского (1988 г.) соответственно в каждом из трех разделов книги. Мейс и Тайри обсуждают создателей фильма и фильмы, а также связанные с ними идеи о философии, теологии и теории кино в доступной, но поучительной форме.Обсуждение варьируется от бесстыдно интеллектуального до смущающе личного. Спойлер: никаких выводов ни о Боге, ни о фильмах не делается. Тем не менее, это веселая поездка.

Об авторах

Морган Мейс является корреспондентом The New Yorker. Он имеет докторскую степень по философии и является одним из основателей Flux Factory, художественного коллектива в Нью-Йорке. Он писал для n+1, The Believer, Harper’s Magazine, и The Virginia Quarterly Review. Он получил премию Уайтинга за документальную литературу в 2013 году. Морган также является редактором 3 Quarks Daily, и лауреатом премии Creative Capital | Грант Фонда Уорхола для художественных писателей. Он является автором книг Ruins , Dead People (Zero Books) и The Drunken Silenus: On Gods, Goats and the Cracks in Reality (Slant).

Дж. М. Тайри является автором книги Классика кино BFI: продавец (Британский институт кино/Блумсбери) и соавтором книги Наша тайная жизнь в кино (с Майклом МакГриффом, Странный объект/Глубокий пергамент), Выбор лучших книг NPR.Его статьи о кино публиковались в журналах Sight & Sound, Film Quarterly, Film International, и Critical Quarterly. Бывший стипендиат Кизби в области религиоведения в Кембридже и научный сотрудник Стегнера в программе творческого письма в Стэнфорде, в настоящее время он работает редактором документальной литературы в New England Review и преподает в качестве заслуженного приглашенного доцента в Университете Содружества Вирджинии.

Что это за слово? Используйте Word Type, чтобы узнать!

К сожалению, с текущей базой данных, на которой работает этот сайт, у меня нет данных о том, какие смыслы ~term~ используются чаще всего.У меня есть идеи, как это исправить, но мне нужно будет найти источник «чувственных» частот. Надеюсь, приведенной выше информации достаточно, чтобы помочь вам понять часть речи ~term~ и угадать его наиболее распространенное использование.

Тип слова

Для тех, кто интересуется небольшой информацией об этом сайте: это побочный проект, который я разработал, работая над описанием слов и связанных слов. Оба этих проекта основаны на словах, но имеют гораздо более грандиозные цели.У меня была идея веб-сайта, который просто объясняет типы слов, которые вы ищете — точно так же, как словарь, но с упором на части речи слов. И так как у меня уже была большая часть инфраструктуры с двух других сайтов, я решил, что не будет слишком много работы, чтобы настроить и запустить это.

Словарь основан на замечательном проекте Wiktionary от wikimedia. Сначала я начал с WordNet, но потом понял, что в нем отсутствуют многие типы слов/лемм (определители, местоимения, аббревиатуры и многое другое).Это побудило меня изучить издание Словаря Вебстера 1913 года, которое теперь находится в открытом доступе. Однако, после целого дня работы по внесению его в базу данных, я понял, что было слишком много ошибок (особенно с тегами частей речи), чтобы его можно было использовать для Word Type.

Наконец, я вернулся к Викисловарю, о котором я уже знал, но избегал его, потому что он неправильно структурирован для синтаксического анализа. Именно тогда я наткнулся на проект UBY — удивительный проект, который нуждается в большем признании.Исследователи проанализировали весь Викисловарь и другие источники и собрали все в единый единый ресурс. Я просто извлек записи из Викисловаря и вставил их в этот интерфейс! Так что это потребовало немного больше работы, чем ожидалось, но я рад, что продолжал работать после первых двух грубых ошибок.

Особая благодарность авторам открытого исходного кода, использованного в этом проекте: проекту UBY (упомянутому выше), @mongodb и express.js.

В настоящее время это основано на версии Викисловаря, которой несколько лет.Я планирую обновить его до более новой версии в ближайшее время, и это обновление должно принести кучу новых значений слов для многих слов (или, точнее, леммы).

Ефесянам 5:32 Эта тайна глубока, но я говорю о Христе и церкви.

(32) Это великая тайна. — Скорее, Эта тайна велика. Слова применимы как к типу, так и к Прообразу. (1) Нерушимая и первостепенная святость брака, как показывает вся история, есть «тайна», то есть (см. Ефесянам 1:9), тайна закона Божия, полностью открытая только во Христе.Ибо в языческой и, в некоторой степени, даже в иудейской мысли брак был гораздо менее священным договором, чем неразрывные кровные узы; и везде, где отвергается или затемняется христианский принцип, эта древняя идея повторяется в наше время. Можно отметить, что из перевода здесь слова «таинство» посредством sacramentum в латинских версиях возникло применение слова «таинство» к браку. (2) Но следующие слова: «Но я» (слово «я» выделено) «говорю о Христе и о Церкви» показывают — то, что уже было показано всем отрывком, — что св.Основная мысль Павла перешла от прообраза к Прообразу. Он постоянно останавливался на вопросах, которые соответствуют только отношению Христа к Церкви, и к этому отношению он вновь и вновь возвращался непреодолимым тяготением мысли. (3) Тем не менее, они не могут быть разделены. Тип выявляет некоторые черты Антитипа, которые не проясняет никакое другое сравнение; и история показывает, что святость прообраза в Церкви зависела от этого великого отрывка, являющегося убедительным свидетельством против аскетической тенденции смотреть на брак просто как на уступку слабости и как на обязательное ведение к жизни. ниже безбрачной жизни.Стих 32. — Эта тайна велика; но я говорю о Христе и Церкви. Речь идет о прообразных отношениях между браком мужа и жены и союзом Христа и Церкви. Это называется тайной, и не сказано, как сказано о другой тайне, упомянутой выше (Ефесянам 3:5), что она полностью объяснена. Некоторый свет был пролит на это, но это все. Подразумевается, что во многих отношениях между вещами природными и вещами духовными есть что-то таинственное, но что в глубине и величии предмета преобладает тайна, связанная с брачными отношениями, — это «великая тайна». Аналогия ветра Святому Духу; произрастание растений к воскресению; меланхолические звуки природы — к преобладанию греха; и многие другие аналогии представляют смутные тени истины, ясные, полные формы которой мы не можем видеть.Когда рассвело и «убегают тени», такие вещи предстанут в более ясном свете. Параллельные комментарии …

Греческий

This
τοῦτο (touto)
Указательное местоимение — именительный средний род единственного числа
Strong’s 3778: This; он она оно.

тайна
μυστήριον (mystērion)
Существительное в именительном падеже среднего рода единственного числа
Strong’s 3466: от производного от muo; секрет или «тайна».

is
ἐστίν (estin)
Глагол — Настоящее Индикативное Активное — 3-е лицо Единственное число
Strong’s 1510: Я есть, существую.Настоящее изъявительное первое лицо единственного числа; удлиненная форма основного и дефектного глагола; Я существую.

глубокий,
μέγα (мега)
Прилагательное в именительном падеже среднего рода единственного числа
Strong’s 3173: Большой, большой, в самом широком смысле.

но
δὲ (de)
Соединение
Стронга 1161: Первичная частица; но, и и т. д.

I
ἐγὼ (egō)
Личное/притяжательное местоимение — именительный падеж 1-го лица единственного числа
Strong’s 1473: I, местоимение первого лица.Первичное местоимение первого лица I.

am говорящий
λέγω (legō)
Глагол — Настоящее Индикативное Активное — 1-е лицо единственного числа
Strong’s 3004: (a) я говорю, говорю; То есть, упоминаю, рассказываю, (б) зову, именую, особенно в пропуск., (в) говорю, командую.

около
εἰς (eis)
Предлог
Strong’s 1519: первичный предлог; в или в место, время или цель; также в деепричастных оборотах.

Христос
Χριστὸν (Christon)
Существительное в винительном падеже Мужского рода единственного числа
Strong’s 5547: Помазанник; Мессия, Христос.из хрио; Помазанник, т.е. Мессия, эпитет Иисуса.

и
καὶ (кай)
Соединение
Стронга 2532: И, даже, также, а именно.

the
τὴν (tēn)
Артикль — Винительный падеж женского рода единственного числа
Strong’s 3588: The, определенный артикль. Включая женский род he и средний род to во всех их вариантах; Определенный артикль; в.

церковь.
ἐκκλησίαν (ekklēsian)
Существительное в винительном падеже женского рода единственного числа
Strong’s 1577: от соединения ek и производного от kaleo; призыв, т.е. народное собрание, особенно религиозное собрание.

Перейти к предыдущему

Ассамблея Христа, Великая до сих пор хранимая средняя тайна, Глубокая ссылка Относится к Сокровенному, говорить, говорить, говорить, говорить, говорить слова истины

Перейти к следующему

Ефесянам 5:32 NIV
Ефесянам 5:32 NLT
Ефесянам 5:32 ESV
Ефесянам 5:32 NASB
Ефесянам 5:32 KJVEфесянам 5:32 БиблияApps.com
Ефесянам 5:32 Biblia Paralela
Ефесянам 5:32 Китайская Библия
Ефесянам 5:32 Французская Библия
Ефесянам 5:32 Католическая Библия NT Письма: Ефесянам 5:32 Эта тайна велика, но я говорю (Ефесянам, Ефесянам, Ер)

Тайна — Викицитатник

Тайна — это что-то необъяснимое или неизвестное.

См. также:
Секреты
Я никогда не видел, чтобы кто-то действительно нашел ответ, но они думают, что нашли. Поэтому они перестают думать.Но задача состоит в том, чтобы искать тайну, пробуждать тайну, разводить сад, в котором растут странные растения и расцветают тайны. Потребность в тайне больше, чем потребность в ответе. ~ Кен Кизи Почтение вам, о вы, божественные Владыки вещей, вы, святые существа, чьи места сокрыты завесой! Почтение вам, о вы, Владыки Вечности, чьи формы сокрыты, чьи святилища — тайны, чьи места пребывания неизвестны! ~ Книга мертвых
  • Человек всегда боялся всего таинственного, забывая, что ключ к тайне находится внутри него самого.Нужно освободиться от всех мешающих условий или обстоятельств, которые у всех разные. Прогресс зависит от свободной воли, направленной к добру.
  • Иногда я подозревал, что единственное, в чем нет никакой тайны, — это счастье, потому что оно является его собственным оправданием.
    • Хорхе Луис Борхес, «Недостойный», In Praise of Darkness (1969), тр. Эндрю Херли, Сборник художественных произведений (1998).
  • Тайны изобилуют там, где мы чаще всего ищем ответы.
    • Рэй Брэдбери в книге «Вся плоть едина: какое значение имеет баллы?» в году, когда слоны последний раз цвели во дворе: празднования почти любого дня в году (1975).
  • Я хочу услышать твой смех.
    Не отпускай тайну.
  • Я не могу предсказать вам действия России. Это загадка, окутанная тайной, внутри загадки; но, возможно, есть ключ. Этот ключ — национальный интерес России.”
  • Мне кажется, что в мире гораздо больше, чем позволяет увидеть обычный глаз. Я верю, что если хорошенько приглядеться, в этой вселенной больше чудес, чем вы могли когда-либо мечтать. Это цвет! Цвет, который держит ключ! Я слышу цвета, слушаю их. Каждый раз, когда я выхожу на улицу, я чувствую, что природа кричит на меня. Ну давай же! Достань меня! Ну давай же! Захвати мою тайну!
  • Всем интересно, что и откуда они взялись.
    Все беспокоятся о том, куда они пойдут, когда все будет сделано.
    Но никто не знает наверняка ‘н’, так что мне все равно.
    Думаю, я просто оставлю тайну в покое.
  • Самое прекрасное, что мы можем испытать, это таинственное. Это источник всего истинного искусства и науки. Тот, кому это чувство чуждо, кто не может больше остановиться, чтобы удивиться, и замереть в благоговении, все равно что мертв: его глаза закрыты.
    • Альберт Эйнштейн в Mein Weltbild (1931), как цитируется в Introduction to Philosophy (1935) Джорджа Томаса Уайта Патрика и Фрэнка Миллера Чепмена, с.44.
  • Мне достаточно созерцать тайну сознательной жизни, увековечивающей себя через всю вечность, размышлять о чудесной структуре вселенной, которую мы смутно воспринимаем, и смиренно пытаться постичь бесконечно малую часть ее. разум, проявленный в природе.
    • Альберт Эйнштейн в Mein Weltbild (1931), как цитируется в Introduction to Philosophy (1935) Джорджа Томаса Уайта Патрика и Фрэнка Миллера Чепмена, с.44.
  • Есть несколько загадок настолько больших, что для их разгадки потребуется весь мир.
  • Разум совершенно правильно отвергает противоречие, но рационализм ненавидит тайну, которую каждая ересь пытается по-своему разрешить.
  • Ангел, которого я видел стоящим на море и на земле, поднял руку свою к небу и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, и землю и что в нем, и море, и что в нем, что времени уже не будет, но во дни голоса седьмого Ангела, когда он вострубит, тайна Божия должно быть совершено, как Он возвестил рабам Своим пророкам.
    • Иоанн Патмосский, Откровение 10:5 — 7, (KJV)
    • Варианты перевода:
    • Во дни голоса седьмого Ангела, когда он вострубит, тогда совершится тайна Божия, как Он благовествовал рабам Своим пророкам.
  • Я за тайну, а не за интерпретацию ответов. … Ответ никогда не бывает ответом. Что действительно интересно, так это тайна. Если вы ищете тайну вместо ответа, вы всегда будете искать.Я никогда не видел, чтобы кто-то действительно нашел ответ, но они думают, что нашли. Значит, они перестают думать. Но задача состоит в том, чтобы искать тайну, пробуждать тайну, разводить сад, в котором растут странные растения и расцветают тайны. Потребность в тайне больше, чем потребность в ответе.
    • Кен Кизи в «Искусстве фантастики» — интервью Роберта Фаггена, Парижское обозрение № 130 (весна 1994 г.), с. 92.
  • Мы встретились тайно: тайна — это любовь
    Как аромат для цветка; румянец девы
    Выглядит прекраснее всего, когда ее щеки бледны от страха.
    • Летиция Элизабет Лэндон, The London Literary Gazette (18 мая 1822 г.), Poetic Sketches . Вторая серия — Эскиз третий Розали
  • Всегда без желаний можно увидеть тайну.
    Всегда желая, можно увидеть проявления.
    Эти два источника происходят из одного и того же источника, но отличаются названием;
    это выглядит как темнота.
    Тьма внутри тьмы.
    Врата во все тайны.
  • О Дао можно говорить, но не о Вечном Дао.
    Имена могут быть названы, но не Вечное Имя.
    Как источник неба и земли, оно безымянно:
    Как «Мать» всех вещей, оно именуемо.
    Итак, как всегда скрытое, мы должны смотреть на его внутренние аспекты.
    Как всегда проявляется, мы должны смотреть на его внешние аспекты.
    Эти два источника происходят из одного и того же источника,
    хотя и называются по-разному;
    И то, и другое называется тайнами.
    Тайна тайн — Дверь всего сущего.
  • Свободный от желаний, ты реализуешь тайну.
    Охваченный желанием, ты видишь только проявления.

    Однако тайна и проявления
    происходят из одного и того же источника.
    Этот источник называется тьмой.
    Тьма внутри тьмы.
    Врата ко всему пониманию.
  • Освободившись от желаний, вы можете увидеть скрытую тайну.
    Имея желание, вы можете видеть только то, что видимо реально.
    Однако тайна и реальность
    возникают из одного источника.
    Этот источник называется тьмой.
    Тьма, порожденная тьмой.
    Начало всякого понимания.
  • Нежелающая душа
    видит то, что скрыто,
    и вечно желающая душа
    видит только то, что хочет.
    Две вещи, одного происхождения,
    , но разные по имени,
    , чья личность остается загадкой.
    Тайна всех тайн!
    Дверь в сокровенное.
  • Тайны раздражают факты.
  • Тайна — это эмоция, отвратительная политическому животному.
  • Зачем еще вести жизнь с плохими банкетными обедами, сигарным дымом, складными стульями, неприятным запахом изо рта и мучительно скучным жаргоном, если не избегать отголосков того, что неизвестно.
  • Некоторые вещи должны обрести тайну, прежде чем мы вообще сможем подумать о них. Без тайны все они неясны. Кто может думать, например, о бесконечности пространства, не добавляя к своей медитации непостижимых вещей?
    • Алиса Мейнелл, «Сто лет назад», в The Second Person Singular and Other Essays (Oxford University Press, 1921), p.69.
  • Высший дар сознательной жизни — это ощущение тайны, которая ее окружает.
    • Льюис Мамфорд, Поведение жизни (Нью-Йорк: Harcourt Brace Jovanovich, 1951), с. 57
  • Даосские мистики никогда не говорят о Боге, реинкарнации, рае, аде. Нет, они не говорят об этих вещах. Все это творения человеческого разума: объяснения того, что объяснить невозможно, объяснения тайны. На самом деле все объяснения против Бога, потому что объяснение демистифицирует существование. Существование — это тайна, и следует принять ее как тайну и не претендовать на какое-либо объяснение. Нет, объяснений не надо — только восклицание, сердце изумленное, пробужденное, удивленное, ежеминутно ощущающее таинство жизни. Тогда и только тогда вы узнаете, что такое истина. И правда освобождает.
  • Поклонение вам, о божественные владыки вещей, вы, святые существа, чьи места сокрыты завесой! Почтение вам, о вы, Владыки Вечности, чьи формы сокрыты, чьи святилища — тайны, чьи места пребывания неизвестны!
  • Скачи, капитан, на своем таинственном корабле,
    Удивись друзьям, которых ты здесь находишься.

    Лети, капитан, на своем загадочном корабле,
    На пути к миру, который другие могли пропустить.
  • «Можете ли вы придумать причину, по которой кто-то мог убить его?»
    Тролль почесал затылок. — Ну, я думаю, потому что они хотели его смерти. Это веская причина.
  • «Люк, это напоминает мне головоломку»
    • Серия «Профессор Лейтон»
  • «Настоящий джентльмен не оставляет неразгаданной головоломки»
    • Профессор Лейтон и любопытная деревня (2007)
  • Тайна восхитительна, но ненаучна, поскольку зависит от невежества.
    • Бертран Рассел, Анализ разума (1921), Лекция I: Недавняя критика «сознания».
  • Но божественная тайна присуща божественному, является частью природы Бога и никогда не может исчезнуть. А это значит, что она остается тайной даже для мистика, непосредственно испытавшего ее, более того, даже для Самого Бога. Вот почему это невыразимо. Тайна и невыразимость Бога суть одно и то же.
  • Между тайнами смерти и жизни
    Ты стоишь, любя, направляя,— не объясняя;
    Мы просим, ​​и Ты молчишь, — а мы смотрим,
    И наши очарованные сердца забывают тоскливую жалобу;
    Ни сокрушающей судьбы, ни каменной судьбы!
    Ты, Агнец закланный, в Тебе мы покоимся.
    • Гарриет Бичер-Стоу, «Тайна жизни», опубликованная в Charlotte Fiske Rogé, The Cambridge Book of Poetry and Song (1832), p. 544.
    • Будьте предельно тонкими, вплоть до бесформенности. Будьте предельно таинственны, вплоть до беззвучия. Тем самым вы можете стать вершителем судеб противника.
    • Альтернативный перевод : Тонкий и бесплотный, эксперт не оставляет следов; божественно таинственный, он неслышим.Таким образом, он хозяин судьбы своего врага.
    • Альтернативный перевод : О божественное искусство тонкости и тайны! Благодаря вам мы учимся быть невидимыми, благодаря вам неслышимыми, и поэтому мы можем держать судьбу врага в своих руках.
  • Нет никакой тайны — только неумение воспринимать очевидное.
    • Вэй Ву Вэй, Все остальное — рабство: невольная жизнь (1964)

Словарь обжигающих слов блестящих писателей (1895)[править]
Цитаты из Джозайи Хотчкисс Гилберт, Dictionary of Burning Words of Brilliant Writers (1895).
  • Кто вообще верит в Бога, тот верит в бесконечную тайну; и если существование Бога является такой бесконечной тайной, мы вполне можем ожидать и позволить себе, чтобы многие из Его путей были для нас загадочными.
  • Нет религии без тайн. Сам Бог есть великая тайна Природы.
  • Где субъект, не ветвящийся в бесконечность? Ибо каждая песчинка — тайна; так бывает с каждой маргариткой летом и с каждой снежинкой зимой.И вверх, и вниз, и вокруг нас наука и умозрение наконец переходят в тайну.
  • Августин, отец [[теологов], прогуливался по берегу океана и размышлял над истиной, «три отдельные личности, не отдельные, но разные; и все же только один Бог»; и он наткнулся на маленького мальчика, который играл с цветной морской ракушкой, выкапывая ямку в песке, а затем спускаясь к волнам, наполняя свою раковину водой и опуская ее в ямку.Августин сказал: «Что ты делаешь, мой маленький мальчик?» Мальчик ответил: «Я собираюсь вылить [море]] в эту дыру». «Ах, — сказал Августин, — это то, что я пытался сделать. Стоя в океане бесконечности, я пытался постичь его своим ограниченным разумом».
  • Если бы в Библии не было тайн, мы бы сомневались, что это запись Вечного Разума. «Тайна благочестия» приспосабливает его к нашему погибшему роду. Эти тайны Библии подобны горам мира; они придают великолепие ландшафту и плодородие почвы.
  • Тайны Библии должны учить нас одновременно и нашему ничтожеству, и нашему величию; порождая смирение и вселяя надежду. Я преклоняюсь перед этими тайнами. Я знал, что должен их найти, и делаю вид, что не удаляю их. Но пока я так падаю ниц, это происходит с глубокой радостью и ликованием духа. Бог не намекнул бы на эту тайну, если бы Он не намеревался впоследствии объяснить ее. И посему мысли мои о доме дальнем, и вокруг меня богатые дела, и голоса многих арфистов, и сияния светлых созвездий, и грозди херувимов и серафимов; и шепот, который кажется неземным, циркулирует в душе: «Теперь мы видим сквозь мутное стекло, а тогда лицом к лицу; теперь я знаю отчасти, но тогда я познаю, как и я познан.»
  • Библия ясно говорит мне, что Христос был Богом; и это так же ясно говорит мне, что Христос был человеком. Далее в нем не говорится о модусе или способе союза. Поэтому я останавливаюсь там, где останавливается Библия. Я преклоняюсь перед Богочеловеком как моим Посредником, но признаю непостижимыми тайны Его личности.
  • Глядя на схему искупления, я кажусь человеком, рассматривающим огромную и сложную машину изысканного изобретения; то, что я понимаю в нем, прекрасно, чего я не понимаю, может быть, еще больше.
  • Та великая цепь причин, которая, связывая одну с другой, даже с престолом Самого Бога, никогда не может быть распутана никаким нашим усердием.
  • Мы знаем и чувствуем, что огромное дело нашего искупления, устроенное на советах далекой вечности и разыгранное среди удивления и пульсации вселенной, не могло быть тем колоссальным делом, которое воздал славу Богу, предоставив грешникам безопасность, если боговдохновенный отчет привел свои измерения в рамки человеческой арифметики или определил свои результаты линиями человеческого разграничения.
  • Я допускаю, что природа Христа от одного конца до другого представляет собой паутину тайн; но эта таинственность не соответствует трудностям, которые содержит все существование. Пусть будет отвергнуто, и весь мир загадка; пусть это будет принято, и мы получим прекрасное объяснение истории человека.
  • Может ли быть что-нибудь более таинственное, чем союз души и тела, если не еще более великая тайна, в которую некоторые заявляют, что верят, что материя может быть организована таким образом, чтобы произвести удивительные интеллектуальные результаты, которые мы наблюдаем в человек? Веря в собственное существование, мы верим в тайну столь же великую, как и все, что представляет христианская религия.
  • В какой-то поворотный момент вашей жизни, когда какая-то великая радость вспыхнула, или какая-то великая тень омрачила вас всех сразу; когда явился какой-нибудь кризис, желавший немедленного решения, — зачем, какие области мысли, намерения, плана, решения, какие пустыни безысходной скорби и какие райские радости цветущей прошла душа твоя в одно мгновение.
  • Мы живем посреди бесконечного существования; и широко, как мы можем видеть, и обширно, как мы обнаружили, мы только переступили порог, мы только вошли в преддверие храма Творца. В этом храме есть вечное поклонение жизни, гимн многих хоров, гимн благовоний, который восходит вечно.
  • Мы дети, запертые еще в узкой лощине родной долины, со всей вселенной, вне тесно опоясывающих холмов, ради великой страны чудес, о которой мечтаем ребячливыми, как свет утренний или вечерний зажигает извне. «Законы природы» — что ты знаешь о них, о человек? Взгляни на великие чудеса природы, расцветающие цветами и звездами, на врата града божьего, что ты знаешь о ее законах и чудесах?
    • Джон Каннингем Гейки, с.424.

Внешние ссылки[править]

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.