Как понять что на тебя колдуют: Признаки того что на вас колдуют. Как узнать колдует ли против тебя человек. Как определяют магическое воздействие на человека. Как с помощью заговора узнать, кто делает порчу

Содержание

Интервью с ведьмой: чем занимаются колдуньи в 21 веке — Люди — интервью с интересными людьми

По статистике, россияне не очень-то верят в магию, а про ведьм вспоминают разве что на Хэллоуин. В эпоху цифровых технологий колдовство и ритуалы ассоциируется с телешоу «Битва экстрасенсов» и кажутся чем-то сродни шарлатанству. Тем не менее, даже в 21 веке есть те, кто не просто верит в магию, но и практикует ее. К ним относятся виккане – современные неоязычники, или ведьмы. Они варят зелья, устраивают шабаши и поклоняются природе. Корреспондент РИАМО пообщалась с викканкой Полиной Парнадой и узнала, как изменились ведьмы и зачем колдовать в 21 веке. 

— Полина, как вы пришли в магию?  

  личный архив

— Люди обращаются к магии по разным причинам: кто-то хочет найти духовный путь, кто-то – решить свои проблемы с помощью заклинаний, а кто-то просто смотрит фантастические фильмы и очаровывается атмосферой.

Меня к викке, пусть это прозвучит романтизированно, привела судьба. 

Я росла в бедной семье – денег на увлечения мне не выделяли. В 10 лет моим главным авторитетом была двоюродная сестра. Когда она рассказала, что увлеклась магией, я тоже загорелась этим. Книг на эту тему тогда особо не было, разве что «заговоры сибирской целительницы».

Однажды мы с родителями поехали к родственнице в гости, мне дали денег на сладости и отправили гулять. В незнакомом районе я случайно наткнулась на книжную лавку, где увидела книгу по магии для тинейджеров. Она выглядела красочно и была необычно оформлена – денег как раз хватило. Оттуда я и узнала о викке и сразу поняла – это мое. Благодаря череде совпадений по этому пути я иду уже 20 лет. 

«Вокруг слышались страстные вздохи»: что происходит на тантрических практиках в Москве>>

— В чем  заключается это учение и что оно значит для вас?

  личный архив

— Стоит сказать, что не все ведьмы – это виккане, но все виккане – ведьмы.   Мы – сторонники неоязыческой религии, которая предполагает содружество с природой. Ее создателем считается Джеральд Гарднер, который занимался оккультизмом в 20 веке. 

Также мы впитали многое из других магических течений. Мы верим в колдовство и сверхъестественные силы, с которыми можем контактировать. Однако в первую очередь для нас это нечто духовное – такая же религия, как и христианство, например, просто со своими особенностями.

В викке есть основное правило: «Если это никому не вредит, делай то, что хочешь». 

Сейчас ведьмы адаптировались к современным реалиям. Мы живем той же жизнью, что и обычные люди: устраиваемся на работу, ходим за продуктами, используем новые технологии.

— Для того, чтобы стать ведьмой, нужны сверхспособности или это может делать каждый? Для этого нужно быть потомственной ведьмой? 

— Сколько виккан – столько и мнений. Некоторые верят, что если по роду тебе не передались такие таланты, то особого результата ты не достигнешь, но я не сторонник такой теории. В магическом сообществе мы общаемся на сходках. Если с самооценкой плохо, то, как в «Битве экстрасенсов», можно услышать что-то типа: «У меня прабабка колдунья, она погибла во время инквизиции» и прочее. Думаю, что сгоревшими на кострах предками хвалятся только по глупости. Если родственника не выходит приплести, то начинаются сказки в духе «я была ведьмой в прошлой жизни».

— И все-таки слово «ведьма» связано с массой негативных стереотипов. Как ваши близкие относятся к тому, что вы занимаетесь колдовством?

  личный архив

— Я не делаю из этого тайну, но и не кричу на каждом шагу – тем более, никого не призываю следовать викке. Для меня очень важна свобода выбора.

На моей работе все в курсе: думаю, если ты адекватный человек, то никому нет дела до того, во что именно ты веришь.

Семья тоже в курсе. У меня маленькая дочка и муж, но он не практикует магию, зато меня поддерживает. Чаще вторая половина скептически относится к магии. Я знаю ситуации, когда приходится сидеть до ночи и ждать, пока домашние заснут, а потом тайком колдовать на кухне. Но случаются и брачные союзы двух виккан, а знания они передают своим детям. Я пойду на это со своей дочерью лишь в том случае, если она сама захочет.

Кроме того, далеко не все, кто занимается магией, выглядят специфически.

Есть те, кто носит темные балахоны, а есть и среднестатистические программисты в растянутых свитерах – разброс большой.

Скелет под деревом: что находят в Московском регионе любители случайных путешествий>>

— Считается, что ведьмы носят остроконечные шляпы, колдуют на шаре и варят зелья в котлах. Используется ли подобное на самом деле?  

  личный архив

  личный архив

  личный архив

— Мы правда любим подобную атрибутику, но важно разделять понятия. Есть просто забавные вещицы, которые радуют глаз. Та же шляпа валяется у меня дома, но это лишь забавный декор, как у ребят, которые отмечают Хэллоуин. 

Если мы говорим про магические практики, то там мы воздаем дань традиции: вещи выглядят необычно для обывателя. Например, развешанные по дому пентаграммы.

Также мы используем волшебную палочку, травы и минералы, символический нож атам. Но мы никого не приносим в жертву – это обусловлено особенностями ритуала, как и котла – это символ чрева, где зарождается что-то новое.

Еще ведьмы создают алтари: как правило, туда входят символы четырех стихий, церемониальные вещи, символизирующие наших Бога и Богиню, свечи. Если ведьма практикует связь с умершими – используются их фото и личные вещи, а порой и земля с могил. 

Село Крутое в Подмосковье: несуществующие колдуны и царство кошек>>

— Что вообще подразумевается под «занятием магией»?

— Магия – это про энергию и трансформацию, духовные практики. Заниматься ею и улучшать свои навыки может каждый. Это как учить языки: кому-то дается лучше, кому-то хуже, но, если ты работаешь – все получится.

Внутри викки можно уйти в различные направления: кто-то уделяет больше времени целительству, другие создают амулеты, третьи становятся ведьмами стихий. Есть люди, которые выходят на профессиональный уровень. Мой знакомый, например, помимо практик каждый год ездил в Китай и изучал там травы, движение энергии.

— Как и где можно научиться колдовству?

— Нужно читать книги, прислушиваться к себе, практиковать. Некоторые берут себе учителя, но есть и самоучки, которые просто могут попросить совета у комьюнити. Среди всяких курсов и обучающих лекций можно нарваться и на мошенников.

Традиционно последователи викки не берут за обучение денег, но мы живем в новом веке, и я не считаю, что в этом есть что-то плохое.

— Существует ли некий обряд посвящения?

  личный архив

— Обряд посвящения можно пройти самостоятельно или в ковене (группе для проведения общих практик – ред. ). Во втором случае, стоя в священном круге, человек заявляет о своем желании изучать колдовство. Есть древняя традиция брать второе или магическое имя – оно подчеркивает твой новый магический статус. Например, меня зовут Полина, но в магическом сообществе я известна как Парнада.

Маньяк или выживший: кто ты из фильмов ужасов>>

— Допустим, вас посвятили в ведьмы. А что  дальше, как происходит процесс?

— Практиковать можно как самостоятельно, так и в ковене. Я тоже состою в таком сообществе из четырех человек. 

Я делю практику на две части – магическую и ритуальную. Магическая – это чтение заклинаний, проведение ритуалов, направленных на достижение результата. Допустим, я хочу денег, улучшить здоровье или увидеть вещий сон – для этого произвожу определенные действия, например, зажигаю свечи, использую травяной порошок, делаю амулет и так далее. Вторая часть – ритуальная – это медитации, практики вхождения в контакт с природой, одним словом, духовное насыщение.

 

— Вы колдуете исключительно для себя или на этом можно заработать?

— Я колдую только внутри ковена. Посторонним людям услуг не оказываю. Если ты берешь деньги с людей, то это уже бизнес, а успешно вести бизнес – это отдельный навык, и не все им обладают. Я – нет!

Мне кажется, это как с кулинарией. Если я хорошо готовлю себе, это не значит, что я хочу открыть ресторан.

Я проводила обучающие лекции и курсы, но в основном стоимость была чисто символической, на аренду помещения.

— Современные ведьмы устраивают шабаши? Что на них происходит?  

— Они могут быть посвящены какому-либо празднику или просто совместной практике ковена. Считается, что совместная практика усиливает энергетику, открывает новые возможности. 

Мы одеваемся абсолютно обычно, общаемся, читаем заклинания. Слухи о том, что голые ведьмы прыгают через костер – весьма преувеличены.

Правда, последователи традиционной гарднерианской викки, к которым я не отношусь, на определенных праздниках могут быть обнажены – это часть духовных практик, в таком состоянии наличие одежды не играет роли.  

10 мощных атмосферных книг: мистика, ужасы и не только>>

— Есть ли у виккан свои праздники? Расскажите о самых интересных из них.

— Главный цикл праздников называется «Колесо Года», всего их восемь. Это своеобразный календарь, который отражает смену сезонов. Каждый праздник является важным. Так, Самайн, известный как Хэллоуин, предполагает, что границы между миром живых и мертвых истончаются и с ними можно установить связь, а Бельтэйн символизирует начало лета. Его часто отмечают в лесу, по традиции пляшут вокруг майского шеста.  

Не менее важным я считаю отмечать определенные жизненные переходы – этапы взросления, свадьбу, похороны. Самым ярким является свадебный ритуал. Мы с мужем тоже через него проходили.

Создается магический круг и призываются четыре стихии, каждая из которых символизирует нечто важное для будущей жизни супругов. Затем возлюбленные приносят клятвы верности и обмениваются символом союза. Это могут быть кольца, совместные татуировки, кулоны или что-то другое. Жрец поднимает в воздух ленту, просит сделать ее символом соединения, а затем обматывает руки возлюбленных. Из кубка они отпивают вино для сладкой жизни и делят хлеб как символ материального. В конце жених и невеста прыгают через красиво украшенную метлу. 

В целом, поводов что-то отпраздновать у нас много: мы вообще дружелюбное комьюнити и всегда за то, чтобы собраться вместе, поделиться своим опытом и радостью с единомышленниками.

Уроки ФБР: как понять, что вас обманывают

Вас часто обманывают? Многие из нас каждый день сталкиваются с ситуациями, когда неясно, говорит человек всю правду, придумывает какие-то детали или откровенно врет. Как это понять? Не помешают навыки детектора лжи. В конце концов, понимание, что от вас что-то скрывают, сэкономит время, деньги, отрицательные эмоции, а в некоторых случаях спасет жизнь.

Поможет разобраться в этом только профессионал — поэтому мы обратились к Джо Наварро, бывшему сотруднику ФБР с 25-летним стажем. В качестве спецагента и руководителя контрразведки и отдела по борьбе с терроризмом он стоял у истоков элитного подразделения бюро, занимающегося поведенческим анализом, и написал международный бестселлер «Я вижу, о чем вы думаете».

Секретные материалы

Нет ни одного примера конкретного поведения, которое указывает на обман, — так называемого «эффекта Пиноккио» не существует (например, бегающие глаза не всегда признак обмана). Есть поведение, которое указывает на психологический дискомфорт, беспокойство или стресс, но оно может проявиться из-за обстановки (дача показаний), собеседника (антипатия) или, возможно, чересчур навязчивых вопросов. Но иногда это признак того, что человек лжет или у него совесть нечиста.

Реклама на Forbes

В любом случае, максимум, что мы можем сделать, — наблюдать за поведением человека, когда ему задают вопрос.

И если он проявляет дискомфорт, можно задуматься над тем, почему это происходит.

Вот шесть основных моделей поведения, которые обозначают дискомфорт собеседника и должны заставить вас насторожиться.

1. Сжимать губы

Сжатые губы означают, что человек испытывает негативные эмоции. Мы часто видим это, когда люди дают показания.

2. Бурно спорить

Вы задаете вопрос, а человек вступает в бурную дискуссию уже во время вопроса или отвечая на него. Это проверенный показатель психологического дискомфорта.

3. Касаться шеи

Когда мы касаемся шеи, особенно яремной ямки, значит мы или беспокоимся, или нервничаем, или боимся чего-то. Мужчины маскируют этот жест прикосновением к галстуку.

4. Отворачиваться всем телом

Животное отрицание — это термин, который придумал я. Люди ведут себя так, когда им становится трудно о чем-то говорить или тема является спорной. Это поведение отдаления. Люди будут это делать незаметно, как будто они просто ерзают на месте, а на самом деле они постепенно отворачиваются от вас, даже перекидывая одну ногу через другую, создавая своего рода барьер, при этом продолжая смотреть вам в глаза. Это должно быть особенно заметно, если человек ведет себя так сразу после того, как ему задали вопрос.

Реклама на Forbes

5. Трогать глаза

Часто мы трогаем глаза, когда нас о чем-то спрашивают или нас что-то беспокоит. Это действие точно передает, что вопрос сложный. Вы часто увидите такое поведение во время заседаний советов директоров, когда кто-то не согласен с выступающими или когда сказанное намеренно содержит неточности. Как я уже говорил, «эффекта Пиноккио» не существует, но вышеупомянутое поведение можно часто увидеть, когда человека что-то беспокоит. Когда я изучал поведение детей, родившихся незрячими, то заметил, что они закрывают руками глаза, когда слышат то, что им не нравится.

6. Опускать или прятать большие пальцы рук

Этого жеста обычно никто не замечает. Но именно он наиболее точно передает состояние дискомфорта. Когда человек начинает опускать или прятать большие пальцы, я считываю неуверенность или отсутствие серьезного отношения к теме разговора. Это еще один знак, что есть какая-то проблема, потому что, с одной стороны, на словах мы настойчивы, но с другой — наше тело говорит об обратном.

Реклама на Forbes

Если человек что-то настойчиво и искренне рассказывает, его большие пальцы мы видим. Например, широко разведенные пальцы на руках. Чем больше расстояние, тем более убедительным и точным является это наблюдение.

Следите за речью 

Помимо языка тела, стоит также проанализировать особенности речи.

Обычно мы хорошо знаем личные качества и стиль поведения близких людей, поэтому не сложно заменить изменения в их поведении и речи. Но если перед вами чужой или малознакомый человек, нужно поработать над его базовым поведением, как это делают в ФБР.

vrezka

Реклама на Forbes

Мы сначала успокаиваем людей, чтобы понять, как те себя ведут в обычных, минимально стрессовых ситуациях. Таким образом, выяснив, какое у них базовое поведение, мы можем отследить изменения в поведении в отношении конкретного вопроса.

Некоторые люди начинают говорить быстрее, их голос может стать выше, или они начинают больше ошибаться в разговоре, появляются вынужденные междометия, они начинают кашлять и т. д.

Лжецы в большей степени хотят убедить вас, чем просто донести мысль.

Поэтому иногда они будут несколько раз повторять одно и то же — лишь бы им поверили. Их слова становятся слабыми в начале или в конце утверждения.

Вам надо быть внимательными к стратегическим задержкам, например, когда кто-то, отвечая на вопрос, начинает с фразы: «Это хороший вопрос». Такой зачин используют, чтобы «выковать» ответ. Так уж случилось, что эту тактику используют как честные, так и нечестные люди, поэтому сама по себе она не указывает на обман. Некоторые люди очень осторожны в ответах, поэтому юрист уровня Билла Клинтона будет очень внимательно строить свои предложения, аккуратно подбирая слова.

Реклама на Forbes

Вот в чем вопрос

Какие вопросы нужно задавать, чтобы поймать человека на лжи?

Прежде всего, основанные на эмоциях, например: «Когда вы обнаружили тело, что вы почувствовали?» Лжец знает, как лгать о том, как он нашел тело, но не об испытанных им эмоциях, поэтому его рассказ будет «механическим». Подумав немного, он скажет что-то типа: «Ну, это было ужасно». Невинный человек сам расскажет о пережитых эмоциях, а лжец, только что совершивший преступление, доволен содеянным, поэтому в его поведении возникнет эмоциональный конфликт.

А вот пример вопроса, который проще представить в бизнес-среде: «Когда вы обнаружили плесень в здании, что вы почувствовали?»

Можно ли приоткрыть карты и в какой-то момент, поняв, что вопросы причиняют человеку дискомфорт, сказать, что вы в нем сомневаетесь? Ни в коем случае — это ошибка неопытных новичков.

Вы никогда не должны говорить людям, что наблюдаете за ними.

Реклама на Forbes

Вы просто меняете тему разговора, а потом возвращаетесь к вопросу, вызвавшему стресс, задаете его в другой форме и, если и на этот раз он вызывает дискомфорт, вы понимаете, что дело не в обстановке или человеке, задающем вопрос, а в самом вопросе.

Лучший способ вывести на чистую воду лжеца — задавать больше вопросов и быть конкретным. Если вы спрашиваете кого-то, есть ли у них налоговые обязательства, а они начинают это бурно обсуждать, есть повод начать сомневаться. Единственный способ разобраться — задавать еще более конкретные вопросы. Я бы спросил: «В первом квартале 2012 года были ли какие-то проблемы, связанные с налогами, с задолженностью по их выплатам? А во втором квартале?»

Для некоторых такой метод может показаться чересчур жестким. Возможно, если вы будете использовать его слишком часто с одними и теми же людьми, они поймут тактику и научатся обходить сложные вопросы. И конечно, если вы честны и это вам задают такие вопросы, самый безопасный способ поведения — просто быть самим собой. Меня как-то в аэропорту остановил полицейский, и я на мгновение перепугался. А полицейский просто хотел меня поблагодарить за книги, которые я написал. Удивительно, что человек в форме смог вызвать стресс даже у меня, бывшего агента ФБР.

Черная магия, колдовские атрибуты и чемоданчик ведьмы | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Ношение приносящих удачу и спасающих от сглаза талисманов-амулетов. Восприятие природных явлений в качестве дурных или добрых предзнаменований. Вера в приметы и в магическое значение цифр. По мнению социологов, такого всплеска предрассудков, как сейчас, не было со времен Средневековья. И не случайно вестфальский музей религиозной культуры «Religio» в городке Тельгте (федеральная земля Северный Рейн — Вестфалия) решил провести тематическую выставку, посвященную истории суеверий.

Нашествие колдунов

Более 100 тысяч паломников ежегодно прибывают в живописный Тельгте специально для того, чтобы припасть к здешней святыне — скульптурному изображению Девы Марии с мертвым Иисусом на руках. Эта пьета находится в старинной капелле Святого Клементия, расположенной по соседству с музеем «Religio». А музей в свою очередь собирает около 30 тысяч посетителей в год. Теперь же в добропорядочную и набожную немецкую провинцию пожаловали ведьмы, колдуны, алхимики.

Гадальные карты Таро

Пузырьки с колдовским зельем. Помело, на котором ведьма уносится вместе с дымом в трубу. Черепа животных, использующиеся колдунами в качестве подсобных инструментов и антуража. Гороскопы. Гадальные карты. Доски для спиритических сеансов. Всевозможные амулеты. В этой экспозиции явно правят бал черная магия и колдовство.

«Суеверия особенно распространены в смутные, неспокойные или экономически нестабильные времена, — поясняет директор музея «Religio» Томас Остендорф (Thomas Ostendorf). — Когда человек не в силах изменить ситуацию, он зачастую обращается к помощи «потусторонних сил». Во времена Средневековья за поддержкой шли к колдунам. Сегодня многие ищут помощи у экстрасенсов и гадалок. Так или иначе, суеверия коренятся в присущем нам страхе перед будущим».

Охота на ведьм

Один из разделов экспозиции посвящен истории колдовства, черной магии и ворожбы, начиная со времен Средневековья. «В Средние века церковь нарекала суевериями все, что противоречило ее учению», — говорит Томас Остендорф и показывает оригинал трактата по демонологии «Молот ведьм» («Hexenhammer») 1511 года издания. Он написан двумя немецкими монахами — доминиканскими инквизиторами, обосновавшими необходимость жесточайшего преследования ведьм как еретичек, грешниц и преступниц.

Томас Остендорф в экспозиции музея

Рядом с ним экспонируется знаменитая книга «Предостережение обвинителю» («Cautio criminalis») 1631 года издания. Ее автор — немецкий поэт и священник-иезуит Фридрих Шпее фон Лангенфельд (Friedrich Spee von Langenfeld), протестовавший против пыток и злоупотреблений, имевших место в процессах против «ведьм».

Рядом — вынесенный в 1625 году приговор показательного суда по делу некоей молодой женщины из Вестфалии. Ее обвиняли в колдовстве и связях с дьяволом, повесили, а потом ее тело сожгли на костре. На выставке представлены и другие письменные свидетельства охоты на ведьм, в том числе полный протокол допроса.

Жабы, змеи, черепа

Помимо подлинных экспонатов, на выставке экспонируются и объекты, выполненные по заказу музея современными дизайнерами. Среди них — работа кельнской художницы Ирис Штефан (Iris Stephan). Это деревянный чемоданчик «ведьмы», битком набитый соответствующими «колдовскими» атрибутами. Тут и жабы, и змеи, и череп антилопы, и баночки с магическими мазями, и емкости с зельем, якобы используемые ведьмой во время ее ритуалов.

«Чемоданчик ведьмы». Работа Ирис Штефан

Вместе с дизайнером из Кельна Инес Браун (Ines Braun) Ирис Штефан создала целую коллекцию «ведьмовских» сумочек. В середине каждой из них вырезано окошко, в котором красуется либо лисья мордочка, либо головка младенца, либо гусеница. Эти аксессуары — своего рода посвящение женщинам, ставшим жертвами охоты на ведьм.

Интернет и суеверия

«История суеверий насчитывает не одно тысячелетие. И сейчас наблюдается их новый всплеск. В немалой степени этому способствует интернет, где часто распространяется сомнительная, а то и откровенно сумасбродная информация, на которую многие «ведутся», — рассуждает Томас Остендорф.

Так, в глобальной Сети многие известные события нередко освещаются в совершенно невероятной трактовке. Например, есть утверждения, что высадка американцев на Луну — выдумка: мол, все сделано в голливудских киностудиях. Или теракты в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября 2001 года якобы дело рук не «Аль-Каиды», а ЦРУ, ФБР и Пентагона, которые «искали предлог», чтобы начать войну против мусульман. Кстати, в кинозале музея можно посмотреть киносюжеты, которые, в частности, развенчивают теории заговора по поводу подоплеки терактов 11 сентября.

Почему число 13 именуют «чертовой дюжиной»? Отчего прикосновение к трубочисту сулит исполнение любого желания? Почему человек напрягается, когда дорогу ему перебегает черная кошка или идет навстречу женщина с пустым ведром в руках? Экспозиция в Тельгте дает ответы и на такие вопросы.

Ведьмы часто использовали в своих ритуалах черепа животных

«Мы суеверны и потому, что просто не знаем объяснения многим приметам. Но наша выставка в значительной степени просветит и «незнаек», — говорит Томас Остендорф.

На вопрос, верит ли он сам в приметы, ученый отвечает отрицательно, но уже мгновение спустя все-таки признается: «Расплачиваясь за покупки, всегда неохотно выкладываю последнюю оставшуюся в портмоне монету, ведь пустой кошелек предвещает полное разорение».

Как уберечь себя от злого духа: советы католического экзорциста

Вторая группа — люди с психическими отклонениями (например, манией преследования) или с тем, что я называю нездоровой религиозностью (экзальтированные люди, которые везде видят ведьм и колдунов, часто пренебрегают своими обязанностями в жизни и доходят в своей религиозности до неистовства). С ними очень трудно, потому что переубедить их тяжело, даже обладая авторитетом священника. Но они не больны, потому что психиатры, как правило, не находят у них болезней своего профиля.

Третья группа состоит из людей, которые имели опыт оккультизма или спиритизма, или магии, и это отражается на их душе. Но у них нет одержимости, потому что одержимость дьяволом встречается все же очень редко.

И, наконец, четвертая группа — это действительно одержимые, которые нуждаются в совершении экзорцизма. 

— Кто может быть экзорцистом?

— В католической церкви все епископы могут без дополнительных условий и разрешений совершать экзорцизм в силу своего рукоположения и апостольского преемства. И только они могут благословить кого-то из священников на это служение — на длительный срок или для какого-то конкретного случая.

Некоторые католики считают, что экзорцизм могут совершать не только священники. Например, согласно жизнеописанию, его совершала святая Екатерина Сиенская.

Церковь относится к этому очень осторожно и призывает соблюдать каноническую дисциплину.

Более того, я, например, знаю священников, которым лучше было бы не заниматься экзорцизмом, потому что они видят дьявола везде. Когда есть большая склонность к этому — это может быть признаком нездоровой религиозности, о которой я говорил раньше.

Я не знаю, почему девять лет назад епископ выбрал для этого служения меня. Наверное, потому что я философ (смеется). Он никогда мне не говорил о причине своего выбора.

— А как вы попали в Россию?

— Я родился и вырос в Испании, там стал монахом конгрегации кларетинов. Во священники меня рукоположил святой папа Иоанн Павел II в Риме в 1980 году. Там же я получил степень лиценциата философии.

Наша конгрегация возникла в Испании, точнее — в Каталонии, в середине XIX века, в 1849 году, в то время, когда либеральные правительства выгоняли из страны монашеские ордена — францисканцев, иезуитов, доминиканцев и другие. Эти ордена занимались проповедью христианства, власти это не нравилось. Епархиальные священники тогда служили на приходах и не проповедовали, а в проповеди была большая нужда. И наш основатель — святой Антоний Мария Кларет, который был епархиальным священником, — отказался от работы в приходе и начал проповедовать по приходам: сначала в деревнях и городах Каталонии, а потом — по всей Испании. Он собрал несколько священников «того же духа», как он говорил, и основал конгрегацию.

Вернувшись в Испанию из Рима, я двенадцать лет преподавал в семинарии, четыре года был директором католического колледжа в Мадриде, писал для философского журнала.

В 1996 году мы вместе с еще одним священником-кларетином Мариано Седано приехали в Россию и с тех пор служим здесь. В Санкт-Петербургском университете я защитил кандидатскую диссертацию по нравственному релятивизму, сейчас преподаю философию в единственной в России высшей католической семинарии, где также служу префектом по науке.

— Сколько экзорцистов в католической церкви?

— Есть такое указание из Рима, что в каждой епархии должен быть хотя бы один официальный экзорцист. Разумеется, их может быть больше. Я знаю, что в Мадриде недавно назначили восемь священников-экзорцистов. Но в России пока я — единственный. Сколько экзорцистов во всем мире — не знаю.

— Есть ли специальное учебное заведение для экзорцистов?

— К сожалению, нет. В Риме ежегодно проводятся краткие курсы — я на них не был ни разу, но участвовал в различных конгрессах и конференциях экзорцистов — один раз в Италии и три раза в Польше.

В католической церкви есть Ассоциация экзорцистов, которую основал известный итальянский священник Габриеле Аморт, ныне покойный. Он кстати, совершил экзорцизм более 30 тысяч раз и очень много сделал, чтобы восстановить служение экзорцистов.

У меня много книг по экзорцизму, я их все посмотрел и понял, что в основном они богословски повторяют друг друга, и достаточно прочесть одну, чтобы понять, что в остальных. Самое интересное в них — личный опыт автора-экзорциста, но с точки зрения богословия они не очень высокого уровня.

И это понятно, потому что на самом деле, к сожалению, долгие десятилетия усугублялся разрыв между богословием и практикой. После II Ватиканского собора это служение оказалось в кризисе и только сейчас восстанавливается. И я очень надеюсь, что восстановление практики экзорцизма приведет к восстановлению и развитию его богословского осмысления. Потому что современные богословы смотрят на служение экзорцистов несколько презрительно. Это нехорошо, так быть не должно.

— Правильно ли сказать, что в католической церкви «богословие добра» развито гораздо сильнее «богословия зла»?

— «Богословие зла», как вы выразились, тоже существует и развивается главным образом в рамках нравственного богословия. Однако, вы правы, размышления о дьяволе и демонах сейчас непопулярны среди богословов и находятся на периферии, однако процесс восстановления этого направления теологии уже идет. 

— Можно ли в католичестве совершать экзорцизм в группе?

— Как мы знаем, в православии и у некоторых протестантов это делается очень часто в группе. Есть и в католичестве священники, которые совершают экзорцизм сразу над несколькими людьми.

Но все-таки, как учит Церковь, лучше это делать индивидуально, лично, потому что межличностная коммуникация наиболее эффективна. Это, разумеется, не исключает присутствия и молитвы сопровождающих людей.

Если ко мне кто-то приходит с мамой или мужем или еще с кем-то — я всегда прошу, чтобы они остались и, если они католики, по возможности молились со мной вместе — читали литанию ко всем святым, «Отче наш» и другие молитвы. Идеальным было бы участие сильной группы поддержки, которая бы помогала священнику, соединяясь с ним в молитве. Но это, к сожалению, не всегда возможно.

Однако, что касается одержимого, страдающего человека — подход лучше индивидуальный. Кроме того, в групповом подходе к экзорцизму кроется серьезная опасность взаимного «заражения» психологического свойства.

— А можно ли совершать экзорцизм на расстоянии, без непосредственного контакта с одержимым? Говорят, что папа Пий XII пытался на расстоянии совершить изгнание дьявола из Гитлера…

— Я считаю, что здесь есть одна очень большая проблема. Злого духа нельзя изгнать без согласия самого человека. Главное — это не расстояние, а согласие: хочет ли очиститься от злого духа сам человек?

Иногда ко мне приходят католики и просят помочь сыну (или мужу, или зятю), первое, о чем я спрашиваю: «А он этого хочет?» — «Нет, он не хочет». Тогда я не могу помочь, ничего не могу сделать, потому что это бесполезно. Экзорцизм — это не магия. Молитва — это молитва, она не действует без согласия человека.

Если человек согласен — то расстояние не является непреодолимым препятствием. Не знаю, правильно это или неправильно, но я читал молитвы освобождения по скайпу, и это действовало. Я также молился о человеке, который не мог присутствовать, потому что болел. Бог помогает, он слышит молитвы.

Но все-таки дистанционные акты экзорцизма нежелательны. Если есть хоть малейшая возможность присутствовать — надо эту возможность использовать. 

— Как менялась практика экзорцизма в истории Церкви?

— Я не историк, поэтому не могу говорить конкретно, но предполагаю, что практика экзорцизма менялась так же, как менялась литургия вообще. Когда в 1998 году был опубликован новый чин экзорцизма, измененный в духе II Ватиканского собора, многие священники говорили, что старый чин 1614 года был лучше.

Чтобы читать молитвы старого чина, раньше надо было просить специальное разрешение, но с недавних пор оно уже не нужно, священники могут свободно пользоваться чином XVII века.

Я, когда совершаю экзорцизм, общие молитвы читаю на русском языке, а вот повелительную молитву читаю на латинском.

— А книги про магию можно читать? Например, про Гарри Поттера? Экзорцист Габриеле Аморт считал, что это может повредить человеку.

— Здесь действительно есть разные мнения. Я лично считаю, что Гарри Поттер — это сказка, а во многих сказках описаны магические вещи. Поэтому вреда от чтения Гарри Поттера — если воспринимать его как сказку — быть не должно.

Но есть другие книги о магии, которые могут быть действительно опасными. 

— Как вы относитесь к книгам и фильмам об экзорцизме?

— Покойный отец Аморт очень хорошо относился к фильму «Экзорцист (Изгоняющий дьявола)». Он говорил, что благодаря этому фильму интерес к экзорцизму вырос очень сильно. Я тоже считаю, что этот фильм трактует проблему довольно уважительно и объективно, хотя, конечно, есть очень сильные преувеличения для более эффектного воздействия на аудиторию. И это понятно: иначе фильм не был бы фильмом. Фильм «6 демонов Эмили Роуз»  — очень хороший, я его смотрел несколько лет назад.

При этом есть фильмы низкого качества, которые ищут только сенсации или эффекты. То, что реально происходит при экзорцизме, и то, что показано в этих фильмах, отличается очень сильно.

Один молодой человек спросил меня недавно: «Как происходит экзорцизм?» Я ему ответил: «Обычно — очень скучно». Там много длинных молитв и мало видимых эффектов.

В фильмах показывают часто, что экзорцизм совершается глубокой ночью — это абсурд. Никто не делает так, потому что ночью и священники, и обычные люди, и нуждающиеся в экзорцизме обычно спят. Но, повторяю, есть фильмы, которые хорошо сделаны и довольно точно отражают то, что происходит при экзорцизме. 

— Как защититься от дьявола в повседневной жизни?

— Священник, который занимается таким потенциально опасным служением, как экзорцизм, который непосредственно работает со злыми духами, должен особо заботиться о себе: усердно и регулярно молиться, исповедоваться, причем очень желательно исповедаться перед совершением экзорцизма.

Без подготовки вступать в непосредственный контакт с дьяволом, повелевая ему покинуть одержимого человека — это очень опасно. Наша защита — это Христос, мы должны быть соединены со Христом.

Что касается людей, которые приходят ко мне за помощью, я всегда спрашиваю: «Какая у вас духовная жизнь? Вы ходите в церковь? Вы молитесь? Исповедуетесь? Причащаетесь?» Если они говорят «нет», то я ничего не могу делать. Если вы не кушаете каждый день три раза, бесполезно принимать витамины. Витамины подкрепляют то, что мы делаем обычно. Нормальная христианская жизнь подразумевает участие в литургии по воскресеньям и праздникам, регулярную исповедь и причастие, молитву и личный контакт с Иисусом Христом. И тогда то, что я делаю, молясь об одержимом человеке, стремясь помочь ему, имеет смысл. Иначе это бессмысленно.

Очень важно понимать, что таинства евхаристии и исповеди гораздо сильнее любого акта экзорцизма.

Вещи в доме, которые указывают на то, что на вас навели порчу

«Правильно» наведенная порча крайне губительно влияет на здоровье человека и даже его жизнь, не говоря уже об удаче или деньгах. Если вы обнаружите эти предметы дома или на работе, обязательно от них избавьтесь, сообщает Марианна Басс, эксперт в толковании сновидений, таролог.
Игла (булавка, острый железный предмет)

Она несет особый негатив всем жителям дома. Обычно иглу втыкают в незаметном месте в стену или подбрасывают под напольное покрытие. Чтобы снять порчу, сломайте иглу и закопайте ее подальше от дома.
Земля, насыпанная под порогом
Она несет в себе энергетику смерти. Для порчи ее берут обычно со свежей могилы. Соберите всю землю веником, чтобы избежать неприятностей. Веник лучше сжечь, а землю отнести на кладбище. Проводя уборку, читайте молитву или заговор для снятия порчи.
Соль
Ее могут как и землю подсыпать под коврик у двери или на порог. Соль необходимо собрать любым способом и высыпать подальше от дома.
Огарок от свечи
Если на эту свечу читали заговор, то вам может непоздоровиться! Найденный остаток свечки нужно отнести в церковь и прочитать молитву за здравие.
Клок волос
Его обычно подбрасывают, чтобы рассорить влюбленную пару. Чтобы «снять» порчу, надо разрезать волосы и сжечь их, а пепел смыть в унитаз.
Денежные купюры
Стоит насторожиться, если на деньгах зачеркнут номер или они прошиты черными нитками. В случае обнаружения, их необходимо сжечь, а пепел развеять.
Записка с непонятными символами
Ее обычно втыкают в косяк двери. Если вам важно понять, что означает написанное, стоит обратиться к специалисту по эзотерике. Если нет, найденную бумагу необходимо сжечь.

Фото: pixabay.com

«Зачем варить ключи или жарить иголки?»

Порой люди сталкиваются с необъяснимыми в рамках материалистической картины мира явлениями. Как быть, если снятся вещие сны? Куда бежать, если на вас навели порчу и как узнать, кто это сделал? Нужно ли избавляться от токсичных людей? Кто и зачем посадил в баночку начальника? И как правильно сварить ключи и поджарить иголки? Об этом и многом другом мы побеседовали с психологом, писателем, телеведущей, известным блогером и автором книги «Талисман счастья и удачи» Анной Валентиновной Кирьяновой.

— Анна Валентиновна, поздравляем вас с выходом книги «Талисман счастья и удачи», которая недавно издана БОМБОРОЙ. Расскажите, пожалуйста, о чем эта книга, как вы ее задумали, как она складывалась, писалась, издавалась?

— Эта книга отличается от других книг, которые я написала. Темы, которые в ней раскрыты, вот чем интересны. Официальная академическая наука далека от народных верований, от примет, от разнообразных историй, которые происходят в жизни. У меня почти миллион активных подписчиков в сети, поэтому я постоянно контактирую с людьми на ютубе, в фейсбуке, вКонтакте, одноклассниках и инстаграме. Я уже 30 лет работаю с людьми и отлично знаю, что происходит множество удивительных и загадочных историй, которые просто невозможно отрицать. Легко что-то отрицать, если ты никогда не работал с живыми людьми, а когда ты постоянно погружен в общение, в отношения с людьми, люди тебе доверяют, рассказывают удивительные случаи, то отрицать это просто нечестно. Достаточно зайти на мои каналы и прочесть те поразительные истории, которыми со мной поделились люди, чтобы во всем убедиться.

Хочу напомнить, что по своему базовому образованию я философ, а философия отличается от психологии тем, что она более широко смотрит на вещи. Философ же – это человек, который старается понять смысл происходящих событий, не отрицая их и не пытаясь вогнать в какие-то рамки. Именно философия была основательницей и прародительницей всех наук. И благодаря пытливому уму философов возникли все без исключения современные науки, начиная от математики и заканчивая ботаникой. Поэтому в книге я в простой доступной форме стараюсь найти объяснения – психологическое и философское – разным удивительным вещам и народным верованиям, которые описаны в книгах антропологов, и по сей день существуют в народе. Например, что такое пирог Герман и как можно разговаривать с грибом в банке. Вы знаете, что чайный гриб, который выращивают в банке, исполняет желания? И существуют особые народные технологии, как этот гриб сделать своим слугой. А пирог Герман заменил у нас в Советском Союзе письма счастья, которые известны с XIII века. Люди едва научились грамоте, как начали писать эти магические письма, которые были прокляты одним из Римских пап. Зачем варить ключи или жарить иголки? Так можно выявить человека, который ненавидит вас и тайно вам вредит. Казалось бы, какая дикая вещь – варить ключи? А на самом деле в этих действиях скрыт глубокий психологический смысл, основанный на эффекте синхронизации. В книге описаны подобные вещи. А также народные методы, которые применялись для защиты от негативных влияний. Возможно, вы помните, что раньше в деревенских домах между окнами лежала вата, а на ней елочные игрушки. Это древнейшее верование, которое пришло к нам из Англии XV – XVI вв. Шары, напоминающие елочные игрушки, клали между окнами или вешали на ниточки. Они назывались «ведьмины шары» и служили защитой от дурного глаза. Если эти шары начинали затуманиваться, терять цвет, значит, где-то рядом находится ведьма, которая хочет навредить обитателям дома. И нужно принять определенные защитные меры. Если у вас есть красный маркер, то можете сделать древнюю китайскую защиту – провести тонкую красную линию под порогом, и эта линия станет преградой для темных сил, которые могут проникнуть в жилище. В ваш дом может попасть захмат. По верованиям башкир, захмат – это черная тень, его можно «подцепить» в каком-то плохом месте – на кладбище, пустыре, где раньше сгорел дом или происходили другие плохие события. И невольно вы можете принести захмата, черную тень, и дома у вас начнутся всякие неприятности, испортится атмосфера. И от захмата надо будет избавляться. Так что вся книга – это такие разъяснения и рецепты, причем рецепты не с точки зрения магии и колдовства, а объяснения древних способов защиты и улучшения своего состояния. И я считаю, что эта книга очень полезна тем, что она практически применима не как магия, а именно как психотехники.

В книге есть история про одного доктора, который посадил злого начальника в баночку. Эта психотехника помогла справиться с ситуацией не только психологически, но и объективно произошли определенные события, которые позволили этому врачу благополучно остаться на работе. Все эти истории взяты из практики, не выдуманы как умозрительные примеры.

В народе масса различных психотехник и способов защиты, обрядов и ритуалов, связанных с приготовлением пищи – об этом тоже есть в книге. Положительное психологическое влияние ритуалов на человека научно доказано. В советских учебниках по психотерапии есть большие разделы, посвященные народной психотерапии. Это признанное явление. Я думаю, что людям просто будет любопытно все это прочитать.

— Как вы относитесь к знакам, которые подает вам Вселенная? Как научиться их правильно интерпретировать? Насколько универсальными могут быть их значения для всех людей или каждый устанавливает свой код общения с миром и со своим сознанием?

— Прекрасный вопрос! Действительно, есть универсальные знаки, то есть архетипы, которые формировались на протяжении всей истории человечества, Знаки бывают отрицательные и положительные. Двойную радугу на небе мы воспринимаем как положительный универсальный знак. Но бывают индивидуальные знаки. Мир – это большая книга, – как говорили средневековые философы, – а философ – это мудрый человек, который умеет ее читать. В Древней Греции был философ, над которым все смеялись и говорили: «Если ты такой умный, то почему ты такой бедный?» И он в конце концов оторвался от книг, которые изучал, купил специальные прессы для выдавливания масла и плантации с оливками. И вскоре плантации принесли богатый урожай, в то время как другие плантации засохли из-за каких-то природных катаклизмов. И этот философ разбогател. Почему? Потому что он просто умел читать знаки природы. Их же тоже когда-то относили к мистике, к магии. А на самом деле это были нормальные указания на то, что следует сделать. У каждого человека есть свой язык общения со Вселенной, и каждому человеку она может подавать индивидуальные знаки. Для кого-то черная кошка, перебежавшая дорогу, точный знак, что идти никуда не следует. А кому-то это, наоборот, к удаче и счастью. С числом тринадцать связано много разнообразных верований. В одних странах это счастливое число, в других – нет. Встреча с человеком из прошлого – это тоже знак. И все зависит от того, что этот человек для нас символизирует, с чем в прошлом он был для нас связан – с положительными или с негативными событиями. Таким знаком он и будет. Наука о знаках – семиотика. Ее тоже изучает философия.

— Почему для того, чтобы появилась любовь в нашей жизни, важно ее ждать?

— Мопассан написал в одном из своих романов: «Кто начал пить, тот будет пить, кто начал любить, тот будет любить». Если вдуматься в эту фразу, то откроется глубочайший смысл. Способность любить, понимание любви – это и есть ожидание любви. Мы ведь ожидаем любовь, если ценим ее, нуждаемся в ней, способны на нее. Программа любви в нас закачана, как скайп. И если она в нас есть, то она обязательно реализуется. Когда человек способен ждать любовь, настраивается на нее, хочет, чтобы любовь у него была, это говорит о том, что он способен любить, и обязательно в его скайп ему кто-нибудь позвонит. Потому что люди, которые не ждут любви и не считают любовь ценностью, и не получают ее. Как на картинке надо найти зайчика, летучую мышь и зонтик. Их же сначала не видишь, но они же там есть. И то же самое здесь. Если вы будете искать любовь, ждать ее, вы ее увидите так же, как зайчика, зонтик и летучую мышь на картинке.

— Это важность установки – об этом тоже много пишут и психологи, и нейрофизиологи…

— Совершенно верно. Установка – это одно из основных философских и психологических понятий. Не то чтобы мы получаем то, чего хотим, как модно сейчас говорить, просто наш локус внимания направлен на то, что нам нужно. Не факт, что это будет прекрасным, но мы найдем именно это. Мы видим то, на что направлен не фокус, а именно локус – от латинского место – внимания. Но это я сложно заговорила, а книга очень простая. И читается она, как говорится, взахлеб. Но так и должно быть, так и нужно писать книги. Главное в книге то, что она должна быть захватывающей, интересной. Помните, Алиса в Стране чудес говорила: «Что это за книга, где нет ни картинок, ни разговоров?». Она имела в виду, что книга должна быть увлекательной. Другие люди пишут об этих же вещах, но таким научным языком, сложным для понимания, специфическим, что это никто читать не будет: «Ассимиляция взглядов» и т.д. И простым людям негде получить информацию. Я вижу в моей книге смысл как раз в том, что она написана простым доступным языком, без ухода от жизни в мистику, и она объясняет многие явления, с которыми мы сталкиваемся.

Когда-то в 60-е годы прошлого века профессор Васильев возглавлял кафедру психологии Ленинградского госуниверситета. Он изучал гипноз по фотографии, вещие сны, способность людей передавать друг другу образы. Он проводил эксперименты, собирал факты. И это было нормально, потому что эти феномены существуют. Был также ученый Фламмарион, астроном и член Парижской академии наук, но его выгнали после того, как Фламмарион написал о людях, которым снились вещие сны и которые наяву общались с умершими близкими. Получается так, что официальная наука про это не хочет говорить. А если и говорит, то туманными, сложными фразами. И вся эта тема отдана на откуп людям, которые зачастую даже писать грамотно не могут. А между тем тот же сглаз давно научно признан. Он относится к социокультурному или культуральному синдрому, и в некоторых странах внесен в классификацию болезней. То есть одержимость, сглаз – это не выдумки людей, как часто некоторые психологи говорят, которые не знают истории вопроса и современного отношения к подобным феноменам.

— А если человек просто не верит в это, он становится защищен по тому же правилу установки?

— Это парадокс. Если мы не верим в ковид, который сейчас ходит, мы защищены от него? В некотором смысле, да. Психологическое неверие во что-то мы видим в истории с профессором Петтенкофером, который не верил, что эмбрионы способны передавать холеру, и на глазах у других ученых выпил полную мензурку. И не заболел, хотя в ней было такое количество холеры, что можно было перезаражать целый город. Этот опыт повторил наш микробиолог Мечников, и вообще порядка 30 врачей вслед за Петтенкофером пили холерные эмбрионы, и с ними ничего не случилось. Но эти ученые тем самым отодвинули создание лекарства от холеры и помешали выяснить причину ее распространения. Так что неверие в определенном смысле может защитить, но надо сказать, что потом один ученый случайно заразился холерой в лаборатории, и все-таки тогда поняли, что это заразное заболевание, которое передается через холерные эмбрионы. То есть, если ты не веришь, не факт, что это не произойдет, но до определенной степени неверие может человека защищать. Он может внушить себе, что не заболеет, но рано или поздно это все равно может случиться. И тут мы плавно переходим к истории Гудини. Этот человек поднимал огромные тяжести, долгое время находился под водой и был при этом скован цепями, лежал там без воздуха в стеклянном гробу. То есть он показывал чудеса. А коронный номер был такой: он стоял на сцене, и его били по животу железным молотом. У него настолько был мощный брюшной пресс, что это не причиняло ему вреда. Знаете, как погиб Гудини? Нелепейшим образом. Сидел у себя в гримерке, к нему зашел какой-то студент, который хотел проверить, насколько прочен брюшной пресс у фокусника, и со всего размаху ударил Гудини в живот. Гудини получил травмы, несовместимые с жизнью, и умер. Теперь давайте подумаем, почему это произошло? Гудини был просто не готов, не ожидал нападения и умер. Неверие – это неготовность и плохая защита. Я считаю наилучшей защитой, когда ты понимаешь феномен и знаешь, как с ним бороться.

— А можно еще вернуться к установке? Есть такой эксперимент, когда одну и ту же фотографию, на которой был изображен мужчина с высоким лбом, тонкими губами и т.д., показывали в разных аудиториях. В одной сказали, что это крупный ученый, а в другой – что маньяк-убийца. И попросили описать его характер по чертам лица. Ясное дело, его описали очень по-разному…

— Да-да, но речь, во-первых, шла о неподготовленных людях, это же не профессиональные физиогномисты рассматривали его изображение. Речь шла просто о впечатлительных внушаемых людях, которые доверились экспериментатору. Я не считаю этот эксперимент значимым, потому что речь шла всего лишь о внушении, не более того.

— То есть у нас в чертах лица записаны свойства характера?

— Конечно. Физиогномика – это обязательный предмет для психолога. А в медицине есть медицинская пропедевтика, которая тоже учит по внешнему виду диагностировать болезни и склонность к ним. Связь телосложения и темперамента изучал еще Кречмер; внешний вид определяет характер человека, его натуру. «Маска смерти» – медицинское выражение. А метафорические выражения «печать смерти на лице» – не такие уж метафорические. Психиатры изучают выражение лица по специальному иллюстрированному атласу – так их учат распознавать душевное нездоровье. Фетальное лицо – лицо ребенка алкоголиков. Поэтому опять же – тот, кто считает физиогномику «мистикой» – просто не обладает знаниями. И так можно сказать почти обо всех «суевериях».

— Вы советуете держаться подальше от токсичных людей. А если человек внезапно осознает свою токсичность, он может от нее как-то избавиться?

— Конечно! Токсичные люди – это метафора. Очень часто токсичен не сам человек, а его поведение. Например, алкоголик – токсичный человек, но его токсичность – следствие алкоголизма, и с этим можно работать. Говорят, что жестоко отказывать во внимании токсичным людям и отходить от них на расстояние. Жестоко ли отходить от человека на полтора метра во время эпидемии ковида и просить его надеть маску, если он на вас может чихнуть? Никакой жестокости в этом нет. Это разумные правила. Если человек явно нездоров, если мы подозреваем, что он может нас заразить, мы вправе попросить его соблюдать дистанцию. И точно так же с токсичными людьми – не сам человек плохой, как правило, а его поступки, поведение, образ мысли, зависимости. Но добавлю здесь, что именно токсичные люди стремятся сократить дистанцию до минимума.

— Вы описываете интересный способ измерить свою личную энергию. А есть ли способ ее набрать – или с чем родился, с тем и живи?

— Конечно, есть. В том-то и дело, что сначала Ганс Селье начал с мрачной мысли о том, что адаптационная энергия – это, кстати, тоже научный термин – или адаптивная, как ее еще называют в переводах, теряется безвозвратно. Она истратилась, ты помер, грубо говоря. На самом деле, это не так. И адаптационная энергия, энергия жизни, может возвращаться человеку. Любовь возвращает ее, или деяния на благо других людей, или творчество. Безусловно, есть способы. Иногда достаточно изменить окружение и внести коррективы в свое поведение, чтобы энергия начала возвращаться.

— И последний вопрос, поскольку мы книжный сайт, не можем его обойти. Что вы сейчас читаете? Что любите читать? Какие книги по психологии, на ваш взгляд, должен прочесть каждый?

— Если говорить о психологах, то на меня большое впечатление в свое время произвел Селье. Настоящие психологи и философы – суть одно и то же. Потому что нет психологии без личной философии, без своего мировоззрения, мироощущения, миропонимания. Если просто дать человеку психологическое образование, он не станет психологом. Конечно, Риман, конечно, Фрейд, особенно его работы по сновидениям. Это глыбы. Мне нравится философ Монтень. Он еще в XVI века писал свои «Опыты жизни», короткие эссе, в которых Монтень разбирал жизненные проблемы. Он пишет о том, зачем на свадьбе завязывали узел, что приводило к импотенции жениха. Или он пишет, как одному туберкулезному старику доктор посоветовал навещать молодого и свежего Монтеня. Доктор сказал, что это хорошо отразится на здоровье больного, а Монтень грустно заметил, что о его здоровье доктор не произнес ни слова. Мне он близок, понятен, это, пожалуй, один из моих любимых философов. И поэтому я стараюсь максимально приблизиться к той форме, в которой он излагал свои мысли и наблюдения.

Я сейчас перечитываю профессора Ярова «Блокадная этика. Представления о морали». Это великая книга, и я могу ее порекомендовать абсолютно всем. Иногда вместо того, чтобы читать позитивную психологию с этими глупостями – выбросите свои старые ботинки, придите домой, а у вас там уже новые стоят – лучше бы это почитали, потому что там гораздо больше ценного.

— Спасибо!

Никому не говори. Как уберечься от сглаза и порчи Saratovnews.ru

Есть масса проверенных средств, как не стать жертвой дурного глаза и тяжелых мыслей на свой счет. В народе об этом хорошо знают. Нужно постоянно прибедняться, ругать обстоятельства, жаловаться на опротивевшую жизнь, грубых детей, выживших из ума родителей. Главное – чтобы у собеседника сложилось впечатление, что вы живете гораздо хуже, чем он, тогда его черные думы не перебьют ваши светлые.

В Петровске родственница с возмущением попросила не фотографировать ее детей. Сначала даже не поверил. Почему? На память же.

– Без моего разрешения нельзя, – сказала она. Потом мне пояснили – это от сглаза. Дескать, сфоткаешь, увезешь изображение ребенка с собой. А оно, чадо, заболеет. Ну, может заболеть. И если это случится, то виной тому – та самая фотография, сделанная без позволения родителей.

Что-то в этой связи вспомнилось из общения белых людей с аборигенами диких племен. В детских книжках писали. Приезжали первооткрыватели экзотических мест, доставали зеркальца, и аборигены в ужасе разбегались, потому что думали: посмотришь в зеркало – душу потеряешь.

Незнакомый прохожий склоняется над младенцем в коляске, ути-пути, какая милота… Гнать его прочь! Сглазит. Почему-то считается более правильным сказать, что ребенок замечательный, но прибавить – тьфу на него. Потому что нельзя хвалить и восхищаться. Поскольку это непременно приведет к большим бедам. Вот как скажет незнакомая тетя, что младенец прекрасен, так с этого момента дите станет чахнуть. Ну сказки же все читали. Про злых старух-колдуний.

Теща у меня большой эксперт в этой сфере. Ну, тещи вообще все одинаковые. У них мышление – апокалиптическое. Палец прищемил? Ноги промочил? Без кепки вышел? На любой случай найдется достоверная история о том, как один человек оказался в точно такой же ситуации и скончался в страшных судорогах. Тещи знают: все плохое непременно произойдет. Если не беречься.

– Куда вы собрались? На море? Никому не говорите об этом, – уверяет теща. – Позавидует кто-то, и обязательно случится что-то нехорошее. Ребенок заболеет, или ты сам. Сколько раз такое было…

Кстати, действительно было.

Считается, что нельзя говорить о том, сколько зарабатываешь. Даже если немного. Кто-то услышит, плохо подумает – не станет и этого. Как будто этот кто-то мечтает занять твое место охранника в сетевом магазине.

Ни в коем случае нельзя делиться своими планами. Некоторые наши знакомые следуют этим советам буквально. Видишься с ними, общаешься каждый день. И вдруг:

– Ой, а я в Испании!

– В смысле?

– А я разве не говорила? Да вот, давно собирались…

Почему не сказать? А вот как раз поэтому. Растрезвонишь всем, и точно ничего не получится! Вот прям с трапа самолета снимут и скажут – нельзя вам в Испанию, Петровы узнали и попросили вас не пускать.

Соседка по деревне постоянно находится в боевом состоянии. Даже в агрессивном. Все плохо. Воды нет, свет отключают. Корову держать не выгодно, свиней – не выгодно, курей воруют лисы и гастарбайтеры, живущие у местного фермера. Работы в деревне нет, пруд захватили москвичи и запустили туда карпов, так что теперь на рыбалку – за 35 километров.

Но смотришь потом – дом утеплили, индюки и куры по двору бегают, пять поросят в загончике, телята пасутся рядом. Дай им бог здоровья всем. Но на людях хороший тон – хаять обстоятельства, цены на зерно и лекарства. Ничего хорошего в том действительно нет, но акцентировать внимание собеседника только на ужасном – состоянии дорог, качестве медицинского обслуживания и пр. – это защитная реакция. Пусть все знают, что жизнь у Ивановых-Сидоровых – не сахар. У нас таких жалеют.

Я уж и сам стал замечать, что в разговоре убавляю свою зарплату. Хотя было время, наоборот – накидывали. Довлатов, например, шутил на эту тему.

Спросят: «Как дела?», отвечаю – да так как-то, с детьми – из одной больницы в другую, жена может скоро без работы остаться, соседи залили, выпивать стал часто. И собеседник сокрушенно кивает головой. А кивки эти – еще и как одобрение. Правильно, мол, отвечаешь, так и надо. У всех одно и то же, посему и ты не должен отрываться от коллектива. Больные почки, разбитая машина, рушащийся дом, неблагодарное потомство – за это все простят, назовут приятным человеком, позовут в гости, поставят другим в пример. Мол, столько на него всего свалилось, а он ничего – держится.

И вот тут у меня возникает когнитивный диссонанс. Ну как при таком менталитете, когда рассказать о чем-то приятном из своей жизни считается дурным тоном и просто опасным хвастовством, наши федеральные телеканалы захлебываются от восторгов. Всё у нас распрекрасно, власть – талантливая и прозорливая, экономика от западных санкций только здоровеет, демократия наша – самая демократическая, депутаты хоть и получают бешеные деньги, но столько всего хорошего делают для повышения качества нашей жизни, что мы уже просто обязаны это почувствовать.

Почему здесь-то сглаза не боятся? Почему с экрана нам постоянно говорят о мощи нашей армии и мудрости политиков? А как же ути-пути, и «мужик, отойди от коляски, глаз у тебя нехороший!»?

Почему считается, что пропаганда наших вымышленных успехов на ТВ эффективна, а в жизни даже озвученная правда приводит лишь к неприятностям? Почему в обычной среде нужно врать, что все плохо, а, когда вещаешь на всю страну, лгать, что все хорошо?

В принципе, есть одно средство от всего этого. Надо позвонить лучшему другу и сказать, как прекрасно у вас работает телевизор. Тут и закончится промывание мозгов. И вы вернетесь к разговору с соседом по лестничной клетке. О том, что у него на почте украли посылку. Ну и вы расскажете что-нибудь в ответ. Печальное. Психотерапевтическое.

 

Василий Кубриков

Василий Кубриков

(Утерянное) искусство слушать — пять шагов к пониманию того, что говорит другой человек

«А? Что вы сказали?» Это было названо «эпохой отвлечения внимания», и любой, кто сидел на собрании или был на обеде с кем-то, кто проверяет их электронную почту, пока вы пытаетесь с ним поговорить, почувствовал, что это означает. Нас постоянно засыпают новой информацией. Мозг очень усердно работает, чтобы обработать все, что к нам приходит — от наших телефонов, наших MP3-файлов, Интернета, нашей голосовой почты и любых личных разговоров, которые у нас могут быть.Мы живем в мире, где мы можем получить практически любую информацию, которую пожелаем, в любое время. Но потеряли ли мы искусство замедляться, концентрироваться на том, что говорит кто-то другой, и достигать истинного понимания?

Мы знаем, что исследования снова и снова доказывают, что мы не можем эффективно делать две вещи одновременно. Хотя «многозадачность» стала нормой нашего общества, мы не запрограммированы на то, чтобы эффективно выполнять более одного дела одновременно. Когда дело доходит до того, чтобы слушать других, важно помнить об этом.Вы когда-нибудь разговаривали с кем-нибудь по телефону и одновременно пытались прочитать электронную почту? Или по телефону, «слушая» кого-то еще, в то время как ваш ребенок или супруга стоит рядом с вами и задает вам вопрос? Или набираете электронное письмо, когда кто-то разговаривает с вами по громкой связи? Правда в том, что все мы это сделали. Но если бы нам пришлось воспроизвести разговор, знаем ли мы все, что нам сказал собеседник, пока мы были сосредоточены на чем-то другом? Конечно, нет. Мы знаем, что это невозможно физически.

Мы очень много теряем, когда пренебрегаем вниманием к другому человеку. Когда мы уделяем недостаточно внимания и вынуждены просить кого-то повторить сказанное, мы посылаем этому другому человеку сообщение, что он для нас не так важен. Мы не так много узнаем о других, и мы не можем передать, что мы заботимся о других, не вкладывая энергию и внимание на то, чтобы слушать их.

Как мы можем вернуть утраченное искусство слушать? Вот пять шагов, которые нужно предпринять, чтобы начать отвлекать ваше внимание от того, что вас отвлекает, на человека, которому нужно, чтобы вы слушали:

(1) Ознакомьтесь со своими фильтрами. Они есть у всех. Мы забираем информацию через фильтр «я». Мы обрабатываем его, перевариваем и понимаем, связывая его с тем, что, как нам кажется, мы уже знаем. К сожалению, в сфере прослушивания это означает, что мы не можем позволить кому-то закончить свою мысль. Или мы можем навесить ярлык на то, что они говорят, или судить об их опыте. Мы быстро делаем выводы, думая, что «знаем», что они говорят. Отказ от фильтров означает, что мы останавливаем эти голоса в своей голове, пока мы слушаем кого-то еще.Мы не обрываем их на полуслове. Мы не отвечаем на их историю рассказом о нашей жизни и наших заботах. Вместо этого мы слушаем и терпеливо ждем, пока человек объяснит. Мы исследуем и задаем вопросы «почему» для более глубокого понимания; не по-боевому, а с искренним интересом и любопытством. Постарайтесь узнать, кто они на самом деле и почему они говорят то, что говорят.

(2) Наблюдать за стилями поведения . У всех нас разные подходы к общению. Некоторые из нас смелые и решительные в своем подходе.Другие предпочитают думать о вещах и обдумывать их. Некоторые из нас оптимистичны и общительны, в то время как другие менее эмоциональны и даже критичны. Различные стили могут мешать нашему пониманию. Мы больше сосредотачиваемся на том, как кто-то что-то говорит, а не на том, что они говорят. Фактически, мы можем даже перестать слушать, потому что начинаем осознавать тон, язык тела и темп собеседника. Поймите, что часто, когда нам кто-то «не нравится», это на самом деле потому, что мы реагируем на его стиль.Мы можем перестать обращать внимание из-за этого межличностного отвлечения. Помните об этом, когда это произойдет. Не обращайте внимания на стиль и постарайтесь понять значение слов, которые вам передает.

(3) Уделите им все свое внимание . Чтобы уделять кому-то все свое внимание, когда он разговаривает, требуются энергия и целеустремленность. Это означает, что вы не можете водить машину и разговаривать, вы не можете читать электронные письма и разговаривать, и вы не можете «что-то сделать», пока разговариваете. Когда вы находитесь лично, обратитесь к человеку лицом к лицу.По телефону откажитесь смотреть на другие вещи; представьте, что человек перед вами наблюдает за вами. В тот момент, когда вы слушаете, считайте этого человека и то, что вы делаете, центром вашей вселенной. Остальное не важно. Представьте, что вы никогда не разговаривали с ними раньше и ничего о них не знаете, и ваша работа — ваше требование — узнать все, что вы можете. Если вы не можете собрать энергию для такого взаимодействия с кем-то другим, не беспокойтесь о взаимодействии.Мы знаем, когда у другого человека на самом деле нет на нас времени или усилий. Если вам не все равно, создайте энергию, необходимую для того, чтобы сделать этого человека центральной фигурой вашей жизни на тот период времени, когда он с вами разговаривает. Сосредоточьтесь. Сосредоточьтесь. Сосредоточьтесь.

(4) Не думайте, что вы понимаете, что они означают. Как часто мы хотим продолжить разговор, чтобы делать поспешные выводы и делать предположения о том, что говорит кто-то другой? Мы слышим знакомое нам слово или тему, которая имеет для нас смысл, и перестаем слушать — если мы знаем, что происходит.У большинства из нас была ситуация, когда мы действовали в соответствии с чем-то, предполагая, что мы знали, чего хочет другой человек. Мы были уверены в себе и ответили — только чтобы понять, что ошибались. Мы что-то совершенно неправильно поняли. Когда это происходит, обе стороны расстраиваются. Поймите, что если вы «думаете», что кто-то чего-то хочет, или что-то значит, или что-то в чем-то нуждается, вы, вероятно, ошибаетесь! Вместо того, чтобы думать о них, поговорите с ними. Ищите разъяснений и понимания. Будьте конкретны — вместо «Вы хотите, чтобы я вам позвонил?» ответьте: «Вы хотите, чтобы я позвонил вам на мобильный телефон в следующую среду днем?» Не используйте в разговорах «Клиффские заметки».Найдите время, чтобы уточнить и уточнить, чтобы вы знали, что передается или требуется.

(5) Сделать прослушивание приоритетным . Когда вы думаете о вещах, которыми вы хотите быть известны, большинство из нас хотят, чтобы их признавали за то, насколько мы умны, или насколько мы успешны, или насколько мы социально «запрограммированы». Многие ли из нас стремятся к тому, чтобы их знали как хороших слушателей? Сколько людей встают утром и ставят перед собой цель по-настоящему выслушать каждого человека, с которым они встречаются в этот день? Если вы хотите вернуть утраченное искусство слушать, вы должны сделать это своим приоритетом.Это должно быть для вас важным направлением и тем, что вам небезразлично. Если вы не уделите этому процессу должного внимания, вы вряд ли сможете улучшить свои навыки. Многие из нас жаждут того, кто будет слушать; тот человек, который, кажется, заботится только о нас и о том, что мы говорим в этот момент. Это человеческое желание быть понятым! Если вы сможете быть человеком, который хорошо слушает и заботится о том, что говорят другие, вы будете незабываемы в бизнесе и в жизни.

Вернуть утраченное искусство слушать в Эпоху отвлечений будет нелегко.Но это возможно и необходимо, если вы действительно хотите знать, что волнует других и что происходит в их жизни. В бизнесе очень важно хорошо слушать, а в личной жизни это делает нас гораздо более привлекательными друзьями или помощниками!

Почему нам нужно знать, почему

Я уже говорил это раньше, но стоит повторить: все мы — существа, ищущие смысл. Мы стремимся не только определить смысл нашей жизни, сознательно или бессознательно принимая всеобъемлющую цель, но и понять причину почти всего, что происходит в течение каждого дня.Почему наш начальник изменил график работы? Почему наш супруг так заботится о своей одежде? Почему на много миль впереди нас перекрывают движение транспорта? Почему тот мужчина в новостях похитил и изнасиловал эту девушку?

Почему — это то, что движет не только всем, что мы делаем, но и нашими эмоциональными реакциями на все, что с нами происходит. Представьте, как быстро ваше разочарование от столкновения с пробкой по дороге домой с работы превратится в ужас, если, проезжая аварию, вызвавшую ее, вы мельком увидите изуродованный труп, лежащий рядом с разбитой машиной.Или насколько легко раздражение, которое вы почувствуете, когда вам скажут, что вам нужно работать дополнительную смену каждую неделю в течение следующих двух месяцев, может превратиться в готовность внести свой вклад, когда вы узнаете, что причина в том, что у одного из ваших коллег только что диагностировали рак и необходимо потратить это время на химиотерапию.

Мы просто с большей вероятностью примем изменение, если поймем его причину. Интересно, что наше принятие, похоже, меньше зависит от того, насколько нам нравится причина, и больше от того, насколько она имеет для нас смысл.Даже если изменение не принесет нам пользы — даже если оно каким-то образом причинит нам вред — если наше чувство справедливости удовлетворено, мы с гораздо большей вероятностью примем и даже примем его.

С другой стороны, отсутствие объяснений часто приводит к плохим результатам. Сотрудники, которые не понимают причины решений руководства, рискуют рассердиться, потерять власть и даже впасть в депрессию. Это ведет к снижению удовлетворенности работой, качеством работы и обслуживания клиентов, а также к сокращению рабочей силы (поскольку сотрудники ищут работу в другом месте).Это также приводит к гневу против власти и склонности предполагать некомпетентность и даже коррупцию.

Широкая общественность, например, практически не понимает подробных мыслительных процессов, которые используются при принятии многих правительственных решений. Откуда мы знаем, что наши официальные лица учли все аспекты и пришли к наилучшему возможному решению? Все, что нам дано, — это их решение и политический отрывок, призванный обеспечить появление объяснения.

Возникает вопрос, почему так мало политиков открыли этот секрет: по-настоящему прозрачный мыслительный процесс — лучшая защита от непопулярности.Опросы показывают, что большинству американской общественности не нравится закон о здравоохранении (даже если он поддерживает многие из его положений). Представьте себе, если бы президент Обама публично подробно описал, какие именно мысли привели его к его подписанию. Я не говорю об этой возможности, чтобы похвалить или критиковать содержание закона (я уже сделал и то и другое здесь), но чтобы предложить правдивую правду, которая вызывает у меня двойственные чувства. (Как ему могло понравиться , все, , в чем-то столь масштабном, разработанном таким количеством разных людей?) Что, если бы он рассказал нам о том, как сильно он боролся с решением принять то, что ему не нравилось, и отпустить из того, что он не мог включить, чтобы подписать закон, то, что он мог и сделал? Даже если вы ненавидите законодательство, вы можете найти его мыслительный процесс разумным.А если бы вы это сделали, вы могли бы даже спросить себя, возможно, впервые, что бы вы сделали, будь вы на его месте. Вы можете на мгновение перестать думать о том, что, по вашему мнению, означает закон для страны и для вас лично, и вместо этого подумайте о решении подписать закон с точки зрения человека, который столкнулся с решением о том, стоит ли подписать это. Легко критиковать решение — чувствовать, что что-то было сделано вы, а не вас — когда вы знаете только , что было решено , а не , почему .

Негативное влияние того, что они остаются в неведении относительно того, почему все делается именно так, может быть настолько сильным для некоторых людей, что объяснение своих мыслей другим на самом деле представляет собой возможность внести свой вклад в их благополучие. Исследования показали, что если вы потратите время на объяснение, это поможет вашим детям развить нравственную совесть, вашим ученикам достичь мастерства, вашим сотрудникам оставаться счастливыми, а ваши личные отношения будут процветать.

И когда вы обнаруживаете, что резко отрицательно реагируете на что-то, что сделал кто-то другой, активируйте свои мускулы сочувствия и спросите себя (или, еще лучше, их ) почему они сделали то, что они сделали.Начните диалог вместо конфликта. Никогда не угадаешь: возможно, их выбор оказался удачным.

Если вам понравился этот пост, пожалуйста, посетите мою домашнюю страницу, Счастье в этом мире.

Как быть более чутким — Год жизни лучше Руководства

Многие родители, особенно белые, стараются избегать разговоров о расе, гендерной идентичности, уровне дохода или других различиях между людьми, полагая, что если они подвергают своих детей воздействию разнообразие, не придавая этому большого значения, их дети будут расти без предубеждений.

Но исследование показало, что это неправда. Даже дошкольники видят различия — а также придерживаются предубеждений. Когда взрослые не говорят об этом детям, это может усугубить ситуацию — дети в конечном итоге впитывают социальные стереотипы или считают, что это табуированная тема.

В цветных семьях эти разговоры часто начинаются гораздо раньше по необходимости, говорит Дон Доу, социолог из Университета Мэриленда, изучающая расу и семью. Родители пытаются защитить своих детей от расизма и следить за тем, чтобы они общались с такими же людьми, как они.

Проведите жестких обсуждений , говорят исследователи. Поднимите такие темы, как гонка. Обсуди с ними факт существования расизма; что мальчикам и девочкам не всегда позволяли делать одно и то же; что разные семьи имеют разный уровень ресурсов; что тела людей уникальны по форме и размеру; что семьи состоят из разных комбинаций людей.

Не заставляйте детей молчать, когда они замечают цвет кожи, и не пропускайте части в книгах, когда персонажи сталкиваются с дискриминацией — это моменты обучения.Вместо этого поговорите о дискриминации и о , почему это неправильно . Если они сделают публичный комментарий, эксперты предлагают сказать что-то вроде : «Да, люди бывают разных цветов кожи, точно так же, как у нас с вами разные цвета волос».

Разнообразьте свою медиа-диету , рассказывая не только об исторических личностях, но и о цветных детях, «занимающихся обычными делами и наслаждающихся жизнью», — сказала г-жа Доу. В качестве примеров она привела мультфильм Ника-младшего «Дора-исследователь» и книгу «Лола в библиотеке.”

«Они беспокоятся, что разговоры о расе и расизме сделают их детей расистскими», — сказала о родителях Джессика Каларко, социолог из Университета Индианы. «Но это не то, что показывают исследования. Дети, которые ведут открытый и честный разговор со своими родителями, лучше понимают структурное неравенство, существующее в нашем обществе ».

Всем, кто сказал мне: «Я понимаю, через что вы проходите»

Иногда, когда мы переживаем трудные времена, худшие чувства, которые мы можем испытать, — это чувство одиночества, изоляции и непонимания.Вот почему мы жаждем привязанности, внимания и поддержки со стороны окружающих. Но иногда этого просто недостаточно, когда мы чувствуем, что даже самые близкие нам люди не понимают нас.

Посмотрим правде в глаза. Некоторые люди просто не умеют утешать других. Некоторые чувствуют себя неловко, когда видят плачущего человека, а другие ищут утешительные слова, чтобы заполнить любую тишину. Самая распространенная фраза, которую я слышал, — это «Я понимаю, что вы переживаете». Это помогает двум людям почувствовать, что они не разделены, а объединены тем, что их тянет вниз.Насколько приятно слышать: «Я понимаю, что вы переживаете», вы этого не сделаете и никогда не поймете. Вы никогда полностью не поймете, какую боль переживает кто-то. переживания и определенные чувства. Эти вещи можно связать. Но вы никогда не испытаете того, что другой человек переживает точно так же.

Часто говорят, что люди справляются с вещами по-разному. Каждый переживает свою собственную реальность по-разному — одни хуже, другие легче.Когда мы проходим через что-то трудное, нам часто кажется, что только мы можем понять масштаб ущерба. Слышать «Я понимаю» может быть неприятнее, чем просто слушать. Иногда сказать «Я понимаю» — это то, что нужно слушателю, чтобы почувствовать себя связанным и совсем не неловко в разговоре.

Вместо того, чтобы пытаться объединить всех, говоря: «Я понимаю», может быть, лучше просто послушать. Может быть, лучше позволить человеку почувствовать степень своей боли по-своему и просто быть рядом, чтобы помочь их через это.Вместо того, чтобы пытаться заполнить тишину, позвольте тишине расти. Позвольте тишине стать местом, где люди могут дать волю, плакать, привязаться и расти. Не всякая тишина оглушительна. Иногда человеку может понадобиться возможность иметь рядом кого-то, кто внимательно его слушает. Слушание не всегда требует разговора.

Один очень близкий мне человек сказал мне: «Будьте эгоистичны, когда дело доходит до получения помощи». Не бойтесь протянуть руку и поговорить с теми, кому вы доверяете, о том, что происходит в вашей жизни.Не думайте, что люди не будут слушать вас, потому что они «не понимают». На самом деле они не должны понимать. Важно найти людей, которые будут вас слушать, принимать и помогать. Иногда лучший способ помочь кому-то — просто быть рядом и слушать. Слушая, вы создаете безопасное место для кого-нибудь, кто может получить помощь.

Если вы чего-то не понимаете, это не значит, что вам не следует заботиться или оказывать поддержку. Лучшая поддержка, которую вы можете оказать, — это быть рядом с другим человеком.Не пытайтесь выставить чужие проблемы мелкими и несущественными. Сказав «Я понимаю», это потенциально может ограничить чьи-то чувства. Можно общаться без полного понимания. Проявите интерес; постарайтесь понять. Узнайте о том, что они испытывают. Перестаньте говорить, что понимаете, и просто начните слушать .

Удивительная сила простого вопроса коллег, как они поживают

Недавний опрос EY показал, что более 40% респондентов из США сообщили, что чувствуют себя физически и эмоционально изолированными на рабочем месте.Эта группа состояла из поколений, полов и национальностей. Люди хотят больше общаться с теми, с кем работают. Итак, как компании могут более эффективно взаимодействовать с сотрудниками и помочь им почувствовать себя частью своего рабочего сообщества? Опрос указывает на одно простое решение: предоставить коллегам больше возможностей для общения друг с другом. 39% респондентов испытывают наибольшее чувство принадлежности, когда их коллеги общаются с ними как лично, так и профессионально. Обращаясь к своим сотрудникам и признавая их на личном уровне, компании и руководители могут значительно повысить качество обслуживания сотрудников, заставив своих сотрудников почувствовать себя ценными и связанными.

У людей есть врожденная потребность принадлежать друг другу, нашим друзьям и семьям, нашей культуре и стране. То же самое верно, когда мы на работе. Согласно нашему исследованию, проведенному в Центре инноваций талантов, когда люди чувствуют, что они принадлежат к работе, они становятся более продуктивными, мотивированными, вовлеченными и в 3,5 раза более склонны вносить свой вклад в полную силу.

Чтобы лучше понять эмоциональное воздействие принадлежности — и его противоположность — чувство исключенности — мы запустили исследование EY Belonging Barometer, в котором приняли участие 1000 работающих взрослых американцев.

Наше исследование подтвердило существующие доказательства того, что исключение становится все более серьезной проблемой. Мы обнаружили, что более 40% опрошенных нами чувствуют себя физически и эмоционально изолированными на рабочем месте. В эту группу входили поколения, пола и национальности.

Фактически, большинство людей в первую очередь обращают внимание на свои дома (62%), а не на работу (34%), когда дело доходит до того, где они испытывают наибольшее чувство принадлежности. Хотя рабочее место превышает районные сообщества (19%) и места отправления религиозных обрядов (17%), многие люди проводят большую часть своего времени на работе, и создание рабочих сообществ, в которых люди чувствуют свою принадлежность, является обязательным.

Это говорит нам о том, что многие люди хотят больше общаться с теми, с кем они работают. Итак, как компании могут более эффективно взаимодействовать с сотрудниками и помочь им почувствовать себя частью своего рабочего сообщества? Результаты нашего опроса указали на одно простое решение: предоставить коллегам больше возможностей для общения друг с другом.

Мы обнаружили, что 39% респондентов испытывают наибольшее чувство принадлежности, когда их коллеги общаются с ними, как лично, так и профессионально.Это было справедливо для мужчин и женщин и для всех возрастных групп, причем проверка была самой популярной тактикой для установления чувства принадлежности для всех поколений. Обращаясь к своим сотрудникам и признавая их на личном уровне, компании и руководители могут значительно повысить качество обслуживания сотрудников, заставив своих сотрудников почувствовать себя ценными и связанными.

Что, кажется, не так важно для принадлежности? Проведите время с высшим руководством, которое не было личным. Приглашение на большие или внешние мероприятия или презентации старшими руководителями, а также копирование в их электронных письмах было просто менее значимым для сотрудников, когда дело доходило до чувства принадлежности.

Искусство заселения

В компании EY мы потратили много времени на то, чтобы обдумывать важность проверок с нашими сотрудниками как способа налаживания регулярных отношений, а также для оказания поддержки после важных новостей или событий. Конечно, у людей разные предпочтения в отношении того, как они взаимодействуют друг с другом на работе. Хотя некоторые люди могут захотеть посидеть и поговорить, некоторые могут предпочесть цифровой чат, а другие вообще не будут открыты для общения. Умение взаимодействовать с сотрудниками так, чтобы они чувствовали себя комфортно, является ключом к созданию чувства общности.Вот несколько советов, которые следует учитывать при поиске правильного способа общения с коллегами:

Воспользуйтесь небольшими возможностями для общения: Постарайтесь установить со своими коллегами связи, которые сообщают, что вы их цените, понимаете и заботитесь о них. Будьте любопытными и используйте небольшие ежедневные возможности для искреннего общения. Например, простой «Как дела? Как я могу вас поддержать? » может пройти долгий путь практически в любой обстановке.

Проверяйте предвзятость у двери: Проверки — это время, чтобы выслушать точку зрения другого человека, а не обсуждать или убеждать.Если кто-то поделится чем-то, чего вы не понимаете или с чем не согласны, вы можете принять его точку зрения или попросить рассказать вам больше. Вы можете быть приятно удивлены их ответом. Например, , « Расскажите мне об этом подробнее» или «Я никогда не думал об этом с этой точки зрения, но я понимаю, что мы можем переживать одну и ту же ситуацию по-разному, поэтому я ценю, что вы объяснили мне это».

Предполагайте положительное намерение : Начинайте любой разговор с коллегами, считая, что те, кто говорит или слушает, — это хорошо, особенно когда дело касается сложных вопросов.Иногда вы можете порыться в этих темах, но предположение о позитивном намерении поможет вам сделать паузу, задать уточняющие вопросы и установить более значимое общение. Иногда эти паузы имеют огромное значение. Можно сказать: « Я делаю паузу, потому что просто не знаю, что сказать», или «Я делаю паузу, потому что хочу узнать от вас больше».

Быть уязвимым — это нормально: Ищите отзывы своих коллег, особенно тех, кто младше вас. Продемонстрируйте свое доверие к ним через то, как вы общаетесь и реагируете на их отзывы.Например, выражение уязвимости путем признания их взглядов и открытого разговора о проблемах, с которыми вы сталкиваетесь, гуманизирует ваши отношения со своими коллегами и подчиненными.

Будьте последовательны и подотчетны: Будьте прозрачными и смоделируйте последовательное, инклюзивное поведение, даже под давлением или во время сложных разговоров. Ожидайте, подкрепляйте и вознаграждайте за ответственность других. Например, предложите участникам команды беседу, когда происходит сложное событие, и смоделируйте инклюзивное поведение в своих собственных взаимодействиях, чтобы подать пример другим членам команды.

Эти пять советов могут помочь нам в этом, но путь к истинному включению никогда не заканчивается. Это непрерывный путь, требующий приверженности со стороны руководства, особенно когда все больше людей обращаются к своим рабочим сообществам в поисках признания, безопасности, удовлетворения и счастья.

В свою очередь, это дает огромные преимущества в масштабе — от вовлеченных сотрудников до удержания клиентов и лучших финансовых результатов. Начав с простых вещей, таких как регистрация, мы все в силах изменить к лучшему жизни других и даже прибыль.

Каков ваш стиль обучения? Стили обучения

Какой у вас стиль обучения? Стили обучения

Слуховой

Если вы обучаетесь на слух, вы учитесь на слух и на слух. Вы понимаете и запоминаете то, что слышали. Вы храните информацию так, как она звучит, и вам легче понять устные инструкции, чем письменные. Вы часто учитесь, читая вслух, потому что вам нужно это услышать или произнести, чтобы узнать это.

Как слушатель, вы, вероятно, напеваете или разговариваете с собой или с другими, если вам станет скучно. Люди могут думать, что вы невнимательны, даже если вы слышите и понимаете все, что говорится.

Вот некоторые вещи, которые слушатели, обучающиеся на слух, могут сделать, чтобы лучше учиться.

  • Сядьте так, чтобы вы могли слышать.
  • Регулярно проверяйте свой слух.
  • Используйте карточки, чтобы учить новые слова; прочтите их вслух.
  • Читайте вслух рассказы, задания или указания.
  • Запишите сами слова правописания и затем прослушайте запись.
  • Пусть вам зачитают вопросы вслух.
  • Изучайте новый материал, читая его вслух.

Помните, что вам нужно слышать вещей, а не просто видеть вещи, чтобы хорошо учиться.

Визуальный

Если вы наглядный ученик, вы учитесь, читая или просматривая картинки.Вы понимаете и запоминаете вещи в лицо. Вы можете вообразить то, что изучаете, в своей голове, и лучше всего вы усваиваете, используя методы, которые в основном являются визуальными. Вам нравится видеть, что вы изучаете.

Как визуальный ученик, вы обычно аккуратны и опрятны. Вы часто закрываете глаза, чтобы что-то визуализировать или вспомнить, и вы найдете что посмотреть, если вам станет скучно. Вы можете испытывать трудности с голосовыми указаниями и легко отвлекаетесь на звуки. Вас привлекают цвета и устная речь (например, рассказы), богатая образами.

Вот некоторые вещи, которые могут делать визуальные обучающиеся, чтобы лучше учиться:

  • Сядьте в передней части класса. (Это не значит, что вы домашнее животное учителя!)
  • Регулярно проверяйте зрение.
  • Используйте карточки, чтобы учить новые слова.
  • Попытайтесь визуализировать то, что вы слышите, или то, что вам читают.
  • Запишите ключевые слова, идеи или инструкции.
  • Нарисуйте картинки, чтобы помочь объяснить новые концепции, а затем объясните картинки.
  • Цветовой код вещи.
  • Не отвлекайтесь во время учебы.

Помните, что вам нужно видеть вещей, а не просто слышать, чтобы хорошо учиться.

Тактильные

Если вы учитесь осязать, вы учитесь, касаясь и делая. Вы понимаете и запоминаете вещи посредством физического движения.Вы «практический» ученик, который предпочитает трогать, перемещать, строить или рисовать то, что вы изучаете, и вы, как правило, лучше усваиваете, когда речь идет о каком-либо виде физической активности. Вам нужно быть активным и делать частые перерывы, вы часто говорите руками и жестами, и вам может быть трудно сидеть на месте.

Как тактильный ученик, вы любите разбирать и складывать вещи, и вы, как правило, находите причины возиться или передвигаться, когда вам становится скучно. Вы можете быть очень хорошо скоординированными и иметь хорошие спортивные способности.Вы можете легко вспомнить, что было сделано, но у вас могут возникнуть трудности с запоминанием того, что вы видели или слышали в процессе. Вы часто общаетесь прикосновениями и цените физически выраженные формы поддержки, например, похлопывание по спине.

Вот некоторые вещи, которые могут делать тактильные ученики, как вы, чтобы лучше учиться:

  • Участвуйте в делах, связанных с прикосновением, построением, перемещением или рисованием.
  • Выполняйте множество практических занятий, например, завершайте художественные проекты, гуляйте или разыгрывайте истории.
  • Это Нормально жевать жвачку, ходить или раскачиваться в кресле во время чтения или учебы.
  • Используйте карточки и разложите их по группам, чтобы показать взаимосвязь между идеями.
  • Обведите слова пальцем, чтобы выучить правописание (правописание пальцем).
  • Делайте частые перерывы во время чтения или учебы (частые, но непродолжительные).
  • Это Нормально постучать по карандашу, встряхнуть ногой или держаться за что-нибудь во время обучения.
  • Используйте компьютер, чтобы усилить обучение с помощью осязания.

Помните, что лучше всего вы усваиваете , выполняя , а не просто читая, видя или слушая.

Учиться на практике: что нужно знать

Меня часто спрашивают об обучении на практике. Что такое «обучение на практике»? Это работает? Когда это работает?


В этой колонке я предлагаю обзор процесса и объясняю, как вы можете реализовать это самостоятельно, чтобы использовать свой собственный потенциал как ученика.Например, очень рекомендую подходы типа «свалки мозгов».

Более того, я отмечаю, что обучение через действие не работает, потому что во многих случаях подход используется неэффективно, и я бы не стал поощрять обучение через действие, если вы находитесь в начале процесса обучения.

Идея обучения на практике заключается в том, что мы узнаем больше, когда на самом деле «выполняем» деятельность.

Например, представьте, что вы джазовый музыкант, который хочет понять, как аккорды соотносятся друг с другом. По традиции вы можете играть аккорды снова и снова в одиночестве в студии.Используя подход «обучение на практике», вы получите базовое понимание аккордов , а затем , прыгая на сцену, чтобы играть аккорды как импровизированную пьесу с другими музыкантами — активное участие, а не пассивная практика. Активное участие способствует глубокому обучению и поощряет ошибки — то есть эти «неправильные» аккорды — а также то, как учиться на них.

Американский философ Джон Дьюи первым популяризировал обучение на практике. Для Дьюи это означало, что большое внимание уделяется вовлечению студентов.Такой подход перевернул традиционное представление о том, что обучение происходит с помощью лекций и заучивания наизусть. Дьюи прославился тем, что доказал, что лучше всего мы учимся, когда глубоко погружаемся в материал. Он считал, что лучший способ добиться этого — создать практическую учебную программу, имеющую отношение к жизни и опыту учащихся. Идея Дьюи, которой уже почти столетие, сегодня вновь обретает актуальность, поскольку современные исследователи эмпирически демонстрируют важность обучения и действия (с некоторыми серьезными оговорками.)

Проблема с кратковременной памятью в том, что она такая … ну, короткая.

Когда обучение на практике работает?


Чтобы научиться работать на практике, вам необходимо заложить некоторую первоначальную основу. Недавние исследования показывают, что обучение на практике работает, когда происходит в нужный момент в процессе обучения. Что это значит? Во-первых, важно подчеркнуть, что обучение — это процесс. Обучение строится само по себе, и если обучение на практике приходит слишком рано, люди перегружаются.Они не учатся.

Это имеет интуитивный смысл в реальных жизненных ситуациях. Вернемся к джазовому музыканту. Представьте себе, что вы прыгаете на сцену с малейшим знанием новых аккордов. Ваши пальцы не найдут нужных мест на гитаре. Аккорды не звучали бы, и вместо того, чтобы наслаждаться импровизацией с другими музыкантами, вы выходили бы со сцены подавленным и пошатнувшимся от разочарования. Прежде чем вы сможете выйти на сцену, вам понадобится базовая способность комфортно играть аккорды. Тот же принцип действует и в классе.

Отчасти причина в кратковременной памяти. Это ключ к продуктивному обучению. Такие исследователи, как Джон Свеллер, показали, что краткосрочная память часто является местом обучения. Если мы хотим успешно импровизировать с набором новых аккордов, то кратковременная память должна обрабатывать эти аккорды. Только после обработки кратковременной памяти аккорды могут попасть в долговременную память.

Но проблема с кратковременной памятью в том, что она такая … ну, короткая. Подумайте о руках джазового музыканта.Каждый аккорд включает в себя движение вверх и вниз по шее гитары, помещая каждый палец на нужную струну в нужное время, позволяя звучать только правильным струнам — сложный подвиг памяти и ловкости.

Выучите слишком много аккордов слишком быстро, и ваши руки не будут следовать за вами, потому что ваша кратковременная память перегружена. Ваши пальцы неуместны, каждый аккорд теряет свою форму, и то, что должно быть красивым, получается беспорядочным диссонансом. Вашим рукам, как и вашему разуму, нужно время, чтобы изучить базовые техники.Только после создания этого базового фундамента руки музыканта найдут дорогу.

Понимание «недостатков» кратковременной памяти помогает объяснить, почему обучение на практике не может начаться слишком рано. Чтобы учиться, нам нужно разбить знания и навыки на удобоваримые части и сконцентрироваться на отдельных элементах мастерства. Другими словами, вы должны выучить несколько аккордов за раз, прежде чем вы сможете освоить несколько аккордов в нескольких тональностях.

Если обучение на практике приходит слишком рано, мы не можем учиться.Практическое обучение не работает во многих школах и колледжах именно потому, что наша кратковременная память еще не разбила материал на небольшие куски. Тот же принцип работает и с практикой: слишком часто люди пытаются развить свои навыки, не зная, что именно они развивают, без каких-либо целей или задач (небольших фрагментов), которые приводят к созданию более широкой картины.

Почему обучение на практике работает?

Обучение на практике после того, как вы уже немного познакомились с содержанием.Это работает, потому что техника призывает вас активно взаимодействовать с материалом и самостоятельно генерировать знания, шаг за шагом, аккорд за аккордом.

Одним из эффективных методов облегчения обучения на практике является так называемый «эффект генерации». Также известный как эффект тестирования, поисковая практика или даже обучение на практике, «эффект генерации» подчеркивает, что учащиеся лучше понимают и запоминают материал, когда их просят создать его самостоятельно, а не просматривать учетную запись, созданную кем-то другим (например,г., перечитывание отрывка из учебника, чтение с листа музыкального произведения).

Многие учителя сосредотачиваются на передаче знаний ученикам; они воображают себя «вкладывающими информацию в умы студентов». Но наука об обучении показывает , что учащимся необходимо конструировать знания для себя, и во многих случаях эффективное обучение лучше было бы описать как процесс «извлечения информации из умы учащихся». В следующий раз, когда вы будете читать новый текст, задайте себе следующие вопросы: о чем этот текст? Что пытается донести автор? Есть что-то здесь, что сбивает с толку? Эти вопросы сосредотачивают ваше внимание на сути материала и направляют вас к обучению на практике.

Слишком часто я обнаруживал, что читаю научную литературу, но ничего не понимаю, когда кто-то задает простой вопрос: «Что это такое?» Я проводил слишком много времени, пассивно читая материалы. Я узнал, что только после того, как спросил: «Каков центральный вопрос этой статьи?» «Какова цель этой статьи», я полностью выучил материал.

Мы узнаем намного больше, если постоянно задаем эти вопросы, будь то в конце каждого абзаца или даже в конце предложения.Так что, хотя некоторые учебники могут предлагать вопросы «на понимание прочитанного» в конце каждой главы, вы извлечете гораздо больше, если будете чаще задавать себе подобные вопросы.

Активное участие и методы, которые заставляют вас усерднее работать, чтобы запоминать материал, являются наиболее эффективными способами обучения.

Как использовать обучение на практике?

Один из способов внедрить технику «обучения на практике» в класс — проводить частые викторины с низкими ставками.По замыслу, эти тесты на самом деле не оценивают успеваемость. Вместо этого они побуждают студентов взаимодействовать с содержанием и генерировать изученную информацию из своего собственного разума.

Действительно, исследование показывает, что сам процесс извлечения такой информации улучшает понимание, увеличивает запоминание и способствует «передаче» знаний в новые условия. Другими словами, это превращает обучение в активный процесс, требующий усилий.

Психолог Рич Майер , маловероятный крестоносец за технику обучения через действие, в последнее время много писал об обучении как типе умственного действия.Майер в целом довольно добродушный и тихий житель Среднего Запада. В разговоре Майер предпочитает «немного не подавать пример» более грубому (если не столь же точному) «кто-то облажался». Для такого человека, как Майер, у людей нет плохих намерений, мы просто переживаем последствия плохих решений. Любимый совет Майера? «Не излучайте отрицательную энергию».

Но в вопросе обучения как формы целенаправленного познавательного усилия Майер стал своего рода головорезом, и его лаборатория в Санта-Барбаре неоднократно показывала, что мы приобретаем опыт, активно производя то, что мы знаем.Как он мне прямо сказал: «Обучение — это порождающая деятельность».

Майер дает довольно хорошее описание того, что нам нужно сделать, чтобы техника работала. Сначала мы выбираем информацию и решаем, что именно мы собираемся изучать — например, немного советской истории или буддийской философии. Затем мы интегрируем эту информацию в то, что мы знаем, создавая некую мысленную связь между текущими знаниями и информацией, которую мы надеемся узнать.

Итак, если кто-то узнает о советском диктаторе Сталине, им необходимо связать то, что они знают (что Сталин был диктатором), с тем, что они хотят узнать (что Сталин вырос в Грузии, убил миллионы, централизовал власть в России и помог выиграть Вторую мировую войну).

Мы видим силу мысленного действия — создания ценности в области знаний — даже в самых простых задачах с памятью. Хотите запомнить французское слово «дом», например, «дом»? Просто удалите букву «о», когда вы читаете это слово, и вы с большей вероятностью вспомните это слово.

Хотя удаление буквы для напоминания слова может показаться нелогичным, это имеет смысл, если учесть, как это удаление влияет на то, как мы обрабатываем слово. Добавление «о» фактически завершает слово.Вы завершаете мысль — и, в основном, вы проделали некоторую работу, чтобы научиться, — и именно эта работа делает ее более значимой и с большей вероятностью останется в вашей долговременной памяти.

Та же самая основная идея — усерднее работать для более эффективного обучения, распространяется и на более сложные когнитивные задачи, такие как чтение. Если мы заставляем себя придумать какой-то мысленный образ того, что мы читаем — скажем, представляя текст в нашем сознании, — мы сохраняем гораздо больше знаний.Создавая своего рода «мысленный фильм», мы выстраиваем больше когнитивных связей, что делает обучение более длительным.

Недавнее исследование обучения как умственного действия изменило общепринятые представления о том, как люди приобретают опыт. В недавнем большом обзоре исследования Джон Данлоски из штата Кент и его коллеги оценили различные методы обучения и обнаружили, что два наиболее распространенных метода обучения, выделение и перечитывание, также являются одними из самых неэффективных способов обучения.Но остается вопрос, почему ?? Ответ заключается в том, что перечитывание и выделение не подталкивают людей к накоплению знаний.

Итак, какие подходы оказались наиболее эффективными в ходе исторического анализа Дунловского? Те, которые способствовали обучению на практике. По телефону Дунловскли сказал мне, что самые эффективные методы — это те виды деятельности, которые требуют больших усилий, такие как самоанализ и самообъяснение. «Это фундаментальная особенность того, как работает наш мозг, — и, как он объяснил, когда мы учимся, — мы не просто копируем информацию.Мы придаем смысл фактам ».

Самыми эффективными методами были упражнения, требующие больших усилий, такие как самопроверка и самообъяснение.

Об обучении на собственном опыте говорят такие организации, как World Leadership Institute .

Итак, как вы можете следовать за этими лидерами и внедрять обучение на практике в классе? Вместо того, чтобы проводить тест с несколькими вариантами ответов, попросите учащихся объяснить рассматриваемую концепцию или процесс. Используйте концепцию, известную как разработка , и попросите своих учеников установить связи между различными концепциями и объяснить, как они связаны.

Действительно, недавнее исследование , проведенное Michelene T.H. Чи обнаружил, что успешные студенты склонны генерировать множество самоочевидных объяснений, которые уточняют и расширяют условия, при которых может применяться концепция. И наоборот, менее успешные ученики больше полагаются на отдельные примеры. Другое исследование , проведенное Чи, обнаружило, что даже такая простая вещь, как произнесение вслух объяснений и уточнений, может существенно улучшить обучение студентов.

Еще одна простая в применении техника — это так называемое «повторение спины».«В следующий раз, когда кто-нибудь даст вам набор подробных инструкций, найдите время и повторите инструкции еще раз. Преднамеренное повторение заставляет вас генерировать это знание, а это означает, что вы с гораздо большей вероятностью запомните инструкции.

Мозговые свалки или, более формально, «свободный отзыв» — это всего лишь запись того, что вы помните по заданной теме. Несмотря на свою простоту, дамп мозга показал, что является очень эффективным методом обучения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.